Борьба с зеленым змием 1911 №6

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Борьба с зеленым змием.

(Вопросы внутренней жизни).

Настойчивость самарскаго депутата г. Челышева, не упускавшаго ни одного случая поговорить о вреде пьянства, сделала свое дело: Гос. Дума приступила наконец к обсуждению вопроса о борьбе с гибельным народным недугом. Капля, неустанно долбившая в одно место, продолбила камень интеллигентно-административнаго равнодушия к великой народной беде. Образованным и просвещенным людям верхняго этажа нашей общественности, никогда не видавшим в натуре, как пьяный мужик бьет в хмельном озверении бабу, судящем о пьянстве по мертвым цифрам акцизной статистики, настойчивые выступления Челышева казались безконечно однообразными, односторонними и скучными. К счастью для него, в Гос. Думе сидит свыше ста крестьян и священников, ближе, чем мы, знакомых с деревенской жизнью и с убийственным влиянием алкогольной отравы в крестьянской среде. Их неизменно горячее сочувствие и не дало замолкнуть призывам Челышева, как гласу вопиющаго в пустыне. Оно вынудило и Думу и административную власть поставить вопрос на обсуждение и коллегиально поискать какого-нибудь решения. В этом случае определенно сказалось благотворное влияние почвенно-бытовых элементов народнаго представительства. К сожалению, лидер последних при возбуждении вопроса о борьбе с пьянством вышел из бытовых рамок и, пытаясь дать ему общенаучную обосновку, выступил в несколько чуждой и мало ему знакомой сфере. Сущность его речи сводилась к следующему:

Ни одна война, ни одна эпидемия не уносили в России столько жертв, сколько ежегодно уносит потребление спиртных напитков, все увеличивающееся и увеличивающееся благодаря винной монополии. Мы боимся чумы, а от алкоголя умирает гораздо больше людей, чем от чумы, —в одной России до миллиона людей ежегодно. Система взимания налогов при посредстве продажи спиртных напитков доводит русский народ до вырождения. Алкоголизм должен быть приравнен к систематическому отравлению; об этом свидетельствуют медицинские авторитеты. В России пьют больше, чем во всем мире. Пьянство у нас растет. За границей потребляют много спиртных напитков с малым содержанием алкоголя, например, пиво и легкое вино. У нас же все потребление приходится на 40-процентную водку. В России на водку тратится ежегодно до миллиарда рублей. Специальные изследования штата Канзаса, в коем потребление вина совершенно запрещено, показали, что в этом штате население пользуется небывалым благосостоянием, а преступников почти совсем не имеется. Проведение анти-алкогольных законов тормозится кабатчиками и винокурами. Так это было в Англии; так же это происходит и теперь в Думе. Когда Гос. Дума отвергла законопроект о даровании субсидии винокуренным заводчикам, один из членов Думы грозил роспуском. Винокуренные заводчики, получая от правительства 36 миллионов за покупаемый у них по высоким ценам спирт, значительную часть этих средств отчисляют на борьбу с трезвостью, доходя даже до подкупа печати. Ходатайства крестьян и городов о закрытии кабаков тормозятся правительством. Попечительства о народной трезвости, коими правительство желает доказать свои анти-алкогольные стремления, влачат жалкое существование. Все это происходит оттого, что продажей питей заведует Министерство Финансов, смотрящее на это дело с фискальной точки зрения и потому старающееся искусственно развить потребление вина. Кроме запретительных мер, с пьянством необходимо бороться и воспитательными мерами при помощи школы и церкви. К сожалению, правительство для извлечения доходов из казенной монополии поощряет распространение алкоголизма, а общества трезвости поддерживает лишь как ширму для замаскирования своих настоящих целей, Оратор сходит с кафедры под аплодисменты при следующих словах: „Этот закон возник среди членов Гос. Думы по инициативе крестьян и духовенства. В числе 194 подписавшихся вы найдете всех думских крестьян. Этот закон будет первой пробой нашей мощности, нашей политической и умственной зрелости. Если мы не хотим дать живого закона для страны, то мы не будем народными представителями и не оправдаем доверия, возложеннаго на нас Государем Императором“.

Сущность челышевскаго законопроекта в том виде, в каком он вышел из думской комиссии, сводится к следующему:

Под страхом уголовнаго наказания запрещается: продавать крепкие напитки под заклад вещей, в счет будущаго урожая или вообще в долгь; променивать крепкие напитки на хлеб или иные сельския произведения; платить крепкими напитками по обязательствам за сделанную работу. Наказания установлены следующия: в первый раз — арест до месяца или штраф до 100 р., во второй раз—арест до трех месяцев или штраф до 300 р., а также отнятие патента на раздробительную торговлю крепкими напитками. Наказание за корчемство: тюрьма от трех месяцев до года или денежная пеня от 50 до 1. 000 руб. Наказание за хранение или продажу одуряющих веществ или суррогатов крепких напитков (опиум, гашиш, буза и т. д. ) определяется от 4 до 8 месяцев тюрьмы. Виновный в продаже вина для целей корчемства наказывается арестом от одного до трех месяцев и лишением права быть продавцом крепких напитков. Виновный в продаже одному и тому же лицу в один и тот же день больше бутылки водки наказывается штрафом от 25 до 100 р. Затем целый ряд статей посвящен вопросу о приговорах, коими запрещается продажа спиртных напитков как в деревнях, так и в городах. Постановления эти принимаются на сходах при участии, с правом решающаго голоса, жен и матерей домохозяев. Достаточным является простое большинство голосов. Установлены особые сокращенные сроки и упрощенное делопроизводство для опротестования таких приговоров. Вошедший в силу приговор сохраняет силу до 31 декабря того года, когда истечет трехлетие. До истечения этого срока запретительные приговоры не могут быть изменяемы. В силу запретительнаго приговора, казенные лавки закрываются через два месяца, а частные заведения—в момент истечения патента. Во всей вообще Российской империи запрещается торговать в субботние и предпраздничные дни после 6 часов вечера (если местный орган самоуправления не установит более ранняго срока). Торговля совсем закрывается в первые три дня Пасхи, во все воскресные и двунадесятые дни, в пятницу и субботу Страстной недели, во все высокоторжественные дни, в дни крестных ходов, набора новобранцев и сбора запасных, в дни сельских ярмарок и волостных, сельских и станичных сходов, а также в дни разбирательств дел в волостных, сельских и станичных судах. В исключительных случаях местной администрации дозволяется запрещать торговлю и в другие дни. В конце закона изложены еще три существенные постановления: все спиртные напитки должны продаваться в посуде емкостью не меньше одной двадцатой ведра (не исключая и заграничных напитков); воспрещается торговля спиртными напитками в заведениях трактирнаго промысла, кроме первоклассных гостиниц и ресторанов; запрещается продавать спиртные напитки на станциях жел. дорог, пароходных пристанях, а также на пароходах.

Принципиальное и детальное обсуждение законопроекта еще впереди. Пока, кроме Челышева, о нем успел высказаться только второй докладчик комиссии — бар. Мейендорф. По его словам, главная трудность комиссионной работы заключалась в необходимости производить сплошь творческую работу. В современной анти-алкогольной литературе имеется очень много сетований о вреде алкоголя, но решительно никто из писавших по этому вопросу не дает никаких практических указаний на то, каким путем следует бороться с алкоголизмом. Не мало внимания посвятил докладчик также и вопросу о том, как дополнить силу запретительных приговоров достаточно строгими и действительными мерами по борьбе с корчемством.

Барон Мейендорф безусловно прав в том смысле, что вопрос о вреде и гибельности алкоголизма несравненно лучше разработан, чем вопрос о способах борьбы с ним, но в утверждении барона, будто бы в решении поставленной задачи думской комиссии приходилось создавать из ничего, —нельзя не видеть маленькаго преувеличения. Борьба с пьянством почти так же стара, как и само пьянство, и имеет за собою огромный исторический опыт. В наше время с пьянством борются на всякие лады и борются далеко небезуспешно, судя по тому, что за короткое время даже такия пьяные страны, как Швеция, Норвегия и Германия, совершенно или почти совершенно отрезвели. Очевидно, народное пьянство- беда преоборимая, лишь бы народ и общество обладали сознанием гибельности недуга и теми духовными средствами, которые необходимы для победы над ним. Опыт современных государств знает три основных системы борьбы с алкоголизмом: во-первых, полное воспрещение продажи, производства и ввоза алкоголя, применяемое в некоторых штатах С. Америки и отчасти в Финляндии; во-вторых, вытеснение более сконцентрированных напитков (водка, виски, абсент и т. д. ) более слабыми, в роде пива, вина и пр., способствовавшее отрезвлению Франции и Германии, и, в третьих, испытанную с огромным успехом в Швеции так называемую готтенбургскую систему, заключающуюся в том, что продажа спиртных напитков передается в ведение местных обществ трезвости, заинтересованных не в ее развитии, а в ее сокращении. Поставленные за кабацким прилавком борцы трезвости не имеют право дать рюмки водки ни одному потребителю раньше, чем он съест какое-нибудь кушанье, благодаря чему уничтожается особенно вредно действующее влияние алкоголя натощак. Затем они лишены права продавать одному, и тому же лицу такое количество спиртных напитков, которое может вызвать отравление, именуемое опьянением, благодаря чему потребление спиртных напитков никогда не может выродиться в пьянство. Сверх того, лицам, замеченных в склонности к злоупотреблению алкоголем, совершенно воспрещается продажа последняго в каких бы то ни было дозах.

Дальнейшая работа правительства и Думы должна заключаться в том, чтобы выбрать из этих систем борьбы с пьянством наиболее пригодную, наиболее подходящую к условиям русскаго быта, или сообразно с различными местными условиями комбинировать все три способа борьбы. В глухих деревнях, например, прекрасно применимо абсолютное воспрещение продажи водки. Тайное корчемство при малейшем внимании к делу местных общественных и правительственных властей всегда легко может быть выведено наружу и уничтожено строгими карательными мерами. Деревни не только в Финляндии, но и в пределах России, борются с ним чрезвычайно оригинальным способом: заметив, что мужья после посещения какой-нибудь избы возвращаются пьяными и тащат туда деньги и вещи, деревенския бабы в один прекрасный день собираются толпою к этой избе и на первый раз выбивают все окна, а если и после первой экзекуции спаивание мужиков продолжается, то в следующий раз разстаскивают всю избу и делают ее негодной для жилья. Благодаря организованному бабьему самосуду, в чухонских деревнях Петербургской губернии нет тайнаго корчемства. Нечто в роде подобной же общественной самозащиты против спаивателей народа, но, разумеется, в более легальных формах, следовало бы насадить и в русских селениях. Правительство оставляет без уважения многия ходатайства сельских обществ о закрытии местных винных лавок в виду того, что с закрытием последних тотчас же возникает много тайных кабаков. Но развитие корчемства можно было бы предупредить путем при влечения к борьбе с ним местных общественных сил. Закон должен предоставить сельскому обществу право закрыть местную казенную лавку, но тот же закон должен сделать закрывшее казенную винную лавку общество ответственным за всякий случай тайной продажи вина и обязанным уплатить казне карательные штрафы в возмещение понесенных ею убытков.

В городах применимее готтенбургская система, требующая содействия убежденных деятелей трезвости. К сожалению, у нас слишком слаба общественная самодеятельность, и мы лишены того огромнаго пособия, которое имела в широком развитии обществ трезвости Швеция. Для победы над развитием пьянства в городах нужно, чтобы местные интеллигентные силы чувствовали возможность работы и считали себя обязанными отдавать хотя бы часть своих сил на защиту народа от губительнаго недуга. Так как борьба с пьянством поставлена одной из задач классоваго воспитания пролетариата, то, следовательно, работать по отрезвлению фабричнаго и ремесленнаго люда можно без всякой измены пролетариату: с реальной точки зрения алкоголизм куда более страшный враг рабочих, чем даже капитализм. Если бы правительство и общество захотели серьезно бороться с пьянством, Россия скоро бы протрезвела, и народу стало бы много легче жить на свете. В этом смысле первый почин законодательной борьбы с народным пьянством, предпринятый Думой по настоянию крестьян, может считаться началом великаго и плодотворнаго в будущем дела.

Niva-1911-6-cover.png

Содержание №6 1911г.: ТЕКСТЪ. Выбор. Повесть И. Потапенко. (Продолжение).—На „послушании“. Разсказ Г. Т. Северцева-Полилова (Продолжение).—„Иссык-Куль“. Путевой набросок С. Гуцулло.—Природа и искусство летания (Очерк).—М. М. СтасюлевичСемиреченское землетрясениеБорьба с зеленым змием (Вопросы внутренней жизни.)—К рисункам.—Объявления.

РИСУНКИ. В перелеске.—Одинокия.—Теща.—Международная художественная выставка в Брюсселе (5 рисунков).—Семиреченская область (11 рисунков).— Природа и искусство летания (12 рисунков).—М. М. Стасюлевич.

К этому № прилагается: 1) „Ежемес. литерат. и популярно-научные приложения“ за февраль 1911 г., 2) „ПАРИЖСКИЯ МОДЫ“ за «Февраль 1911 г. с 54 рис. и отдельн. лист. с 29 черт. выкр. в натур. велич. и 13 рис. для выжигания по дереву.

г. XLII. Выдан: 5 февраля 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.