Бюджетные прения в Гос. Думе 1911 №11

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Бюджетные прения в Гос. Думе.

(Вопросы внутренней жизни).

В ряду думских прений самое серьезное общественно-государственное значение приходится безусловно признать за сравнительно скромной бюджетной работой. Она не волнует поверхностных слоев русскаго общества, не захватывает живущей мелкими сенсациями печати, не создает простора для патетическаго размаха излюбленных ораторов праваго и леваго крыла, но более вдумчивым и подготовленным наблюдателям совершенно ясно, что именно здесь-то и возводится самый фундамент обновленной государственности. Самая прочная из конституций мира—английская—выросла, как известно, именно из бюджетнаго права,—в этом ее бытовая основа, невидимый корень, ушедший в глубину почвы и дающий незыблемый упор против всевозможных бурь и ураганов.

В России земская практика послужила хорошей подготовительной школой государственнаго хозяйства. На ряду с чисто агитационной партийной полемикой в думском обсуждении бюджета слышится и настоящая деловая критика, умеющая не гоняться за фразой, добросовестно ориентирующаяся в тех условиях, в которые поставлен министр финансов, опирающаяся в оценке государственной росписи на твердо установленные данные и зовущая не к слепому разрушению существующей системы, а к сознательному и планомерному улучшению национальнаго хозяйства.

Главная руководящая роль по бюджетным работам Гос. Думы и первое место среди ее созидательных работников безспорно принадлежит председателю бюджетной комиссии, проф. М. Алексеенку. Его первые критические обзоры государственнаго бюджета за прошлый 1910 и 1909 годы вызывали своею деловитостью горячее сочувствие всей Думы без различия партий и закончились принятием целых 160-ти „пожеланий", осуществление которых реформировало бы все государственное хозяйство страны.

Доклад М. М. Алексеенка представлял деловой и безпристрастный обзор государственной росписи. Комиссия исчислила обыкновенные государственные расходы на 1911 год в 2.521.100.000 руб., с понижением против проекта министра финансов на 24.700.000 руб. Расходы чрезвычайные — в 147.500.000 руб., почти в том же размере, как они исчислены министром. Обыкновенные доходы - в 2.699.700.000 руб., с превышением против проекта министра на 30.100.000 руб., а чрезвычайные—в 12.400.000 рублей.

Излишек доходов над расходами составляет в общей сложности 43.400.000 руб., которые бюджетная комиссия предлагает обратить на погашение государственных долгов пятипроцентной золотой ренты и облигаций Московско-Ярославской железной дороги. Таким образом и в этом году удалось получить бездефицитный бюджет, но с гораздо большей суммой превышения, чем в прошлом году.

Комиссию нередко упрекают в том, что ее сокращения стесняют удовлетворение насущных государственных потребностей. Это неверно. Комиссия настолько далека от таких стремлений, что часто сама подвигала правительство на некоторые расходы, усматривая в них важное культурное или народно-хозяйственное значение.

Обращаясь к общей характеристике государственных расходов, М. М. Алексеенко указывает, что государственная роспись попрежнему отражает стремления повысить хозяйственно-культурные расходы. Осторожное вычисление размера поступлений на 1911 год М. М. Алексеенко объясняет тем, что бюджетная комиссия считала опасным чрезмерно увеличивать доход, опасаясь, что оптимистическое исчисление может не оправдаться, и тогда получится неблагоприятное впечатление о положении государственнаго казначейства. Кроме того, необходимо было принять во внимание, что успешное поступление доходов в течение двух последних лет объясняется главным образом благоприятной реализацией хорошаго урожая.

Останавливаясь далее на нашей свободной наличности, достигшей, по вычислению комиссии, 305 милл. руб., М, М. Алексеенко приходит к выводу, что она получилась в значительной степени благодаря заключенным займам, а также благодаря усилению налогового бремени. Размер долгов, заключенных третьей Думой, почти соответствует нашей свободной наличности. Но во всяком случае нужно признать, что деньги оставались в казначействе благодаря хорошим результатам поступлений за последний год и вследствие улучшения нашего хозяйственнаго положения. Доминирующим фактором этого улучшения является урожай, но он не является причиной не только постоянной, но и длительной. Нам приходится подумать и о других мерах для поднятия нашего хозяйственнаго и экономическаго положения, и если мы замечаем среди крестьянства стремление к приобретению земледельческих орудий, к улучшению приемов культуры, если мы видим, что земския учреждения раскидывают целую сеть культурно-экономическаго характера,—нужно надеяться, что по этому пути пойдет Гос. Дума и поддержит предложения, направленные на поднятие экономическаго положения населения и на культурное его развитие.

Ораторы оппозиции широко использовали данные, приведенные в речи докладчика, и дали дальнейшее развитие его основным выводам. Деп. Шингарев не видит поводов особенно радоваться трехсотмиллионной золотой наличности. Одна ее часть образовалась из займа, заключеннаго на крайне тяжелых условиях, другая получилась от увеличения налогов. Поэтому свободная наличность не есть показатель растущаго довольства страны.

Коснувшись вопроса об удовлетворении бюджетом потребностей нашего времени, деп. Шингарев полагал, что с большой оговоркой нужно принять заявление министра финансов о том, что культурно-производительные расходы составляют 70% прироста нашего расходнаго бюджета. Правда, некоторые расходы растут хорошо, но вопреки министру финансов. Таковы расходы на начальное образование. Мало мы тратим и на такия потребности, как осушка болот, орошение, обводнение, лесоустройство, развитие культурных потребностей. Это не соответствует ни благоразумности ни государственной политике. Деп. Шингарев считает долгом засвидетельствовать совершенно безпристрастно, что за 4 года смета, представляемая в Думу, значительно улучшилась, но что еще далеко не все благополучно.

В каком положении находится наше казенное хозяйство, в частности железнодорожное, известно всем. Особенно удручающее впечатление производит хозяйство ведомства путей сообщения по водной части. Наше интендантское хозяйство стало притчей во языцех. И в морском ведомстве непорядки. Расходы на русский флот равны расходам на германский флот, который неизмеримо больше и сильнее его.

Как это ни странно, но несравненно более суровую критику бюджета, чем г. Шингарев, дал оратор партии центра деп. Еропкин. Он начал с вопроса: соответствует ли „блестящее“ состояние государственнаго казначейства общей экономии страны?

Во время земских собраний он разсказывал гг. гласным о блестящем состоянии русских финансов, о свободной наличности и т. и. А местные люди недоумевали. Они приехали из деревень, где видели бедность и лишения, и финансовое процветание казалось им непонятным и странным.

Объективные статистическия данные, к сожалению, отнюдь не свидетельствуют о повышении благосостояния народа. В сравнении с предыдущим пятилетием, за последния 5 лет, несмотря на блестящие урожаи, душевое потребление зернового хлеба и картофеля в среднем понизилось. Особенно тревожный характер носит постепенное падение потребления ржи и остановившееся потребление овса. Повышение потребления некоторых других продуктов существует, но оно крайне ничтожно в сравнении с потреблением в других европейских странах. И только в потреблении алкоголя Россия может поспорить с Западом, но этому едва ли приходится радоваться. Весьма печально и состояние русскаго скотоводства. За последния 5 лет количество лошадей уменьшилось на 1.500.000, количество овец— на 6.500.000, а свиней—на 1.500.000, не изменилось лишь количество рогатаго скота. Все это доказывает, что положение народнаго хозяйства, и в частности сельскаго, далеко не блестяще.

Оратор социал-демократической группы Покровский 2-й, подчеркивая господствующую роль в благополучном бюджете такого случайнаго фактора, как урожай, приходит к грустному выводу о бренности и неустойчивости нашего бюджетнаго благополучия. Все основано на мужике, на его трехклинном поле. Послало небо дождик, урожай у мужика—в казначействе благополучие. Но случись только малейший недород, случись неблагополучие у мужика—и все пойдет прахом. Тогда,—говорит комиссия, -возможны крупные недоборы, тогда придется приостановить удовлетворение насущных государственных потребностей.

Гибельность такой финансовой системы давно налицо. Крах народнаго хозяйства или его маразм, длительный и постоянный, беднота и нищенство у всех налицо. Вот и 3-я Дума недовольна и говорит, что нужны реформы. А как обстоит дело с этими реформами?

Ответ на вопрос о реформах дал депутат Львов.

До третьей Думы действительно была обещана масса реформ: было обещано улучшение местных финансов, улучшение положения рабочих и крестьянскаго населения. Но со времени третьей Думы начинается усиленное служение государственности в смысле чрезвычайнаго увеличения расходов на внешнюю оборону. Организация армии и флота осталась та же самая, и денежные средства и теперь расходуются военным и морским ведомствами крайне расточительно и не на те надобности, на которые они ассигнуются. При такой политике вся работа бюджетной комиссии имеет мало значения. Еще печальнее, что расходы на вооружения растут без действительнаго создания той реальной силы, которая нужна для защиты государства.

Уже одно сравнение с Германией, которая с несравненно меньшими затратами имеет могущественный военный флот, не может оправдать розовых иллюзий канцелярскаго оптимизма, не может не говорить о крайней необходимости коренных реформ. Бывают реформы, продиктованные не отвлеченным доктринерством, не зудом прогрессивности, а силою обстоятельств, очевидными соображениями государственной необходимости. Бюджетная критика М. М. Алексеенка исходила именно из этой безусловно здравой и реальной точки зрения. Во время общих прений по бюджету становилось ясным, что бюджет, это—строгий и нелицеприятный судья правительственной политики, а бюджет плохой, сводимый с хроническими дефицитами, с постоянною необходимостью заключения займов под какие бы то ни было проценты и с какими бы то ни было вычетами, с прогрессирующею задолженностью государства и с прогрессирующим же падением национальнаго кредита, это—выраженный объективными цифрами финансовых итогов обвинительный приговор над пришедшей в ветхость правительственной системой. Можно держаться самых противоположных взглядов относительно преобразовательных способностей третьей Думы, но в области бюджетнаго вопроса ее кропотливую работу нельзя не признать в высшей степени поучительной и полезной. Многия из ее пожеланий (из числа почти двухсот) признаны заслуживающими внимания самим министром финансов, тем не менее это нисколько не мешало им оставаться далекими от исполнения. В бюджетных прениях попрежнему то и дело пестрят странные для уха термины о „забронированных статьях“, „сметных заграждениях“ и пр., более напоминающие морскую войну, чем дружную совместную работу правительства и народнаго представительства над оздоровлением государственных финансов. Бюджетные права Гос. Думы и контрольные функции народнаго представительства Россия обязана отстаивать всеми силами, как основу национально-государственнаго возрождения, как право на жизнь, на дальнейшее политическое бытие. Реальное политическое творчество одинаково несовместимо ни с мертвым застоем ни со слепой фанатической ломкой, оно требует разумнаго и бодраго строительства будущаго в рамках исторической действительности. На признании такой органической программы государственнаго возрождения сойдутся между собою и правительство, признающее права общества, и общество, уважающее высокия обязанности правительства.


Niva-1911-11-cover.png

Содержание №11 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинкс. Одна из легенд русской истории. П. П. Гнедича.—Из новых стихотворений Д. Ратгауза.—Часы с будильником. Разсказ из духовнаго быта. И. Н. Потапенко. — Радий и научные последствия его открытия. Очерк Ж. Данича. — Бюджетные прения в Гос. Думе (Вопросы внутренней жизни).—Пожар в кинематографе на ст. Бологое.—К рисункам.—„Ужасы“.—Заявление.—Объявления.

РИСУНКИ. Этюд.—Выставка картин московских любителей-коллекционеров (14 рисунков),—Король Фридрих пред умершей св. Елисаветой.—Лаборатория Марии Кюри в Париже (1 портрет и 4 рисунка). — „19 февраля 1861 г.“. Крестьяне-члены Г. Думы во главе с председателем А, И. Гучковым и товарищами председателя кн. В. М. Волконским и М. Я. Капустиным, и председатель Совета министров П. А. Столыпин на открытии памятнику Царю-Освободителю.—Пожар кинематографа на ст. Бологое (2 рисунка).—Ф. П. Чумаков.

К этому № прилагается „Полнаго собрания сочинений Л. А. Мея“ кн. 2.

г. XLII. Выдан: 12 марта 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.