Землетрясение в Семиреченской области 1911 №5

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Землетрясение в Семиреченской области.

(С 18 рис. на стр. 93, 96 и 97).

В ночь на 22 декабря минувшаго года, перед самыми рождественскими праздниками, главный город Семиреченской области, г. Город::Верный, посетило тяжелое несчастие. Повторилась катастрофа 1887 года, когда г. Верный был разрушен землетрясением. Так же, как и тогда, в роковое утро 22 декабря, часа в четыре утра, после двух-трех предупредительных слабых толчков под городом прокатился страшный подземный удар, встряхнувший с необычайной силой все живое и мертвое в городе.

Накануне ничто не предвещало несчастия. Ночью все жители мирно спали. Вдруг послышалcя страшный гул, и весь город, по характерному выражению одного из очевидцев, как будто поехал куда-то по тряской дороге. Здания разрушались, на головы падала штукатурка, сыпались камни, стекла в окнах разбивались сами собою. Деревянные дома трещали по всем швам и грозили каждую минуту развалиться. Железные крыши грохотали, двери открывались и закрывались — и все это сопровождалось страшным подземным гулом. Перепуганные обитатели в темноте выскакивали, в чем были, на улицу, но и там паника не оставляла их. Подземные толчки кидали людей в разные стороны, деревья шатались,—не за что было ухватиться. А от окрестных гор доносился глухой грохот, как будто они разрушались и падали в бездну. И по невыясненной еще причине над горами в моменты землетрясения стояло багровое зарево, хотя в окрестностях Вернаго и во всем вообще Семиречье нет и признака вулканов.

Обстановка этой катастрофы была такая удручающая, что многие тут же теряли разсудок. А почва все тряслась, дома трещали, глинобитные и немногочисленные каменные постройки разсыпались на куски. Выскочившие из домов обитатели оказались в самом ужасном положении—без теплой одежды, на морозе, доходившим до 10°.

Мало-помалу однако толчки прекратились. Разсветало. И лишь тогда можно было подвести первые итоги катастрофы. Так как после катастрофы 1887 года в Верном стали строить преимущественно деревянные дома, и даже городской собор был построен из дерева, то разрушения оказались не так велики, как можно было бы предполагать, судя по силе землетрясения. Более пострадали кирпичные дома, из которых многие стали совершенно не пригодны для жилья и опасны. В деревянных домах разсыпались печи, попадала штукатурка, появились трещины снаружи, так что и в них жить стало почти невозможно вследствие наступивших морозов и невозможности топить печи. Но главным образом и сильнее всего пострадали глинобитные жилища туземнаго населения, киргизов и сартов. Они были сплошь разрушены, а под развалинами погибло немало народа. С церквей попадали кресты, в магазинах побито и попорчено множество товара, и вообще убытки от катастрофы громадные.


В некоторых частях города появились трещины в земле, в иных местах они проходили под зданиями и сдвигали их с места или наклоняли в сторону. Встречались щели до аршина ширины и притом неизмеримые по глубине.

Утром 22 декабря начались и первые хлопоты по оказанию помощи пострадавшим. Военный губернатор области, генерал-майор М. А. Фольбаум, объехал город и вместе с городской администрацией организовал первую помощь неимущим.

По последним сведениям, в Верном и в некоторых других местностях Семиречья (Джаркенте, Токмаке, Пржевальске и кругом озера Иссык-Куль) убито 390 человек; в том числе 14 русских. Множество туземцев было задавлено в горах падавшими обвалами горных массивов. Материально пострадавших несравненно больше: до 10.000 русских и иных оседлых семейств и до 15.000 кибиток кочевняков. Погибло громадное множество скота и сельскохозяйственных запасов. В Верном разрушено и приведено в негодность свыше 700 домов. Колоссальные убытки понесли местные торговые фирмы.

После перваго ночного удара земля однако все еще не успокоилась. И на следующий день и в течение дальнейшаго времени в Верном и окрестностях все еще продолжались толчки, пугавшие население, а 27 декабря опять загрохотало новое землетрясение, достигавшее почти такой же силы, как и первое. Психическое состояние обитателей Вернаго ужасное. До сих пор они живут под вечным страхом новой катастрофы, боятся жить в домах, и огромное большинство населения ночует на дворах, в кибитках и тарантасах, не раздеваясь и дрожа от холода. В первые дни, как и следовало ожидать, многие стали совсем покидать город, направляясь в центральную Россию. Бегство приняло эпидемический характер, несмотря на громадные неудобства и даже опасности пути по горам, где каждую минуту могли посыпаться страшные обвалы и разверзаться бездонные пропасти.

Землетрясение 22 декабря охватило собою значительную часть Семиречья. Район землетрясения имеет своей границей к северу город Каракалинск, к востоку—Кульджу, к западу простирается до Новой Бухары; к югу граница не установлена, Центром землетрясения явился собственно не г. Верный, как сначала предполагалось, а местность в горах около озера Иссык-Куль. Не мало пострадал также город Пржевальск, который в первое время после землетрясения оказался даже отрезанным от остального мира громадными завалами на дорогах и открывшимися пропастями.

Землетрясение было волнообразным с вращательным движением. Это подтверждается тем, что все предметы передвигались и падали с северо-востока на юго-запад, поворачиваяс в то же время вокруг своей оси по движению часовой стрелки. Передвижение предметов происходило с огромной силой. Так, в одном случае ножки стола, встретив препятствие, сломались. В другом случае тяжелая чернильница, поворачиваясь, разорвала сукно письменнаго стола своими ножками. Вода из ведер расплескивалас кругом них.

Землетрясение (22 декабря) состояло из трех периодов. Первый из них, начавшись в 4 ч. 32 м. утра, продолжался до трех минут и был сильнейшим из всех. Второй период продолжался не более двух минут и столько же— третий. Около 5 ч. утра землетрясение окончилось, и продолжались только отдельные толчки, которые не успокоились и поныне.

Какия причины вызвали нынешнее верненское землетрясение? По поводу перваго землетрясения (в 1887 году) знаменитый геолог Мушкетов высказал предположение, что здесь следует видеть преимущественно причины тектоническия, т.-е. связанные с процессом горообразования. Горы, окружающия Верный, находятся еще в периоде своей молодости. Их организм еще подвержен изменениям. Они не осели, не установились. Земная кора в этом месте способна сама собой (независимо от каких-либо вулканических, т.-е. огненных пертурбаций) давать трещины, сдвиги и оползни. И вот такие именно подземные сдвиги и оползни и безпокоят Семиреченскую область и город Верный. Повидимому, и нынешнее землетрясение является результатом горообразования. И таким образом пример, приведенный очевидцем землетрясения, что будто бы весь город в момент землетрясения куда-то поехал на тряской телеге, можно считать очень характерным и типичным: быть-может, в эти моменты город Верный в самом деле проехался на каком-нибудь подземном оползне...

Сила верненскаго землетрясения оценивается в 9 баллов. По десятибальной системе оценки землетрясений, установленной Росси—Форелем, однобальным землетрясением считается такое, когда сейсмограф устанавливает наличность дрожания земли. При шестибальном землетрясении останавливаются часы, падают трубы, жители испытывают испуг. Семибальное землетрясение сопровождается звоном церковных колоколов, разрушением печей в домах, трещинами в стенах. Жители же вместо страха испытывают уже ужас. При восьми баллах здания разрушаются, жители испытывают панику. И так далее до 10 баллов, когда наблюдается уже общее разрушение, и земля дает трещины и провалы... Нечто подобное и наблюдалось в Верном. И только благодаря тому, что в городе было очень много устойчивых деревянных зданий, разрушение не стало всеобщим, как это было, например, в прошлом году в Мессине.

Как уберечься от разрушительных результатов землетрясения? Предсказать землетрясения при нынешнем состоянии науки возможно только до некоторой степени и то лиш при посредстве сейсмографических станций. Более ярких и, так сказать, вульгарных признаков наступления катастрофы почти не бывает никогда. Землетрясение наступает совершенно внезапно для населения. Правда, теперь были кое-какия маленькия приметы (например, перед нынешним землетрясением в Верном, так же как и в 1887 году, внезапно понизился уровень воды в колодцах), но эти приметы были замечены лишь немногими и не были оценены надлежащим образом.

Лучшим предохранительным средством против разрушительных резулътатов землетрясения является возведение деревянных, преимущественно легких, построек, как это делается в Японии.

Характерным и поучительным примером для Вернаго служит местный кафедральный собор, построенный из дерева: он хорошо перенес землетрясение, несмотря на свою значительную вышину. Примером в обратном смысле являются землянки туземцев, с их тяжелыми глиняными крышами и слабыми стенами. Эти землянки разваливались при первых же толчках и погребали под собою своих обитателей. Немалую роль в данном случае сыграла и обычная халатность и беззаботность населения. Несмотря на то, что Верный уже давным-давно состоит на положении постоянно угрожаемаго города, стоящаго на ненадежной почве, обитатели мало считались с возможностью землетрясения. Боялись морозов, засухи, холеры, а о землетрясении и не думали.

В настоящее время открыт по всей России сбор пожертвований в пользу пострадавших жителей Семиречья.

Г. Верный до катастрофы представлял собою чистенький и красивый городок с дивными по красоте горными окрестностями. В городе много растительности, улицы прямые и застроенные недурными по архитектуре зданиями. В 14 верстах от города находится памятник знаменитому путешественнику и изследователю Средней Азии, Н. М. Пржевальскому. Население Вернаго составляют преимущественно сарты и таранчи—полукочевые азиатския племена, потомки тех диких воинственных разбойников-азиатов, с которыми сражался покоритель Семиречья, ген. Колпаковский. Русское население в Верном незначительное.

Верный возник в 1853 году по занятии нами Заилийскаго края. Вначале это было небольшое укрепление, построенное для защиты от набегов горных кара-киргизов на месте существовавшей до этого времени станицы Алматы (Яблоновой). С учреждением туркестанскаго военнаго округа и с образованием Семиреченской области, Верный стал городом и административным центром данной области,—такой обширной и богатой и так мало известной у нас...

В октябре прошлаго года исполнилос 50-летие тех военных событий, которые окончательно закрепили за Россией обладание Семиречьем. До 1860 года в Заилийском крае происходили постоянные столкновения с кокандцами, которые нападали на мирных киргизов и грабили русское население.

В январе 1860 года кокандцы опять напали на мирные киргизския племена, и последния послали в Верный гонцов просить у русских помощи. Подполковник Колпаковский выступил с целым отрядом в поход против диких азиатов. Долгие месяцы прошли в этом походе, прежде чем русскому отряду удалось добиться серьезных результатов. Только 4 сентября 1860 года сдалась на капитуляцию одна из кокандских крепостей, Пишпек. Далее было разрушено второе укрепление, Токмак. В конце октября произошла знаменитая битва при Узун-Агаче, решившая всю дальнейшую судьбу Заилийскаго края. Кокандцы потеряли в этой битве до 1.000 человек. У нас был ранен герой этого похода, ген. Колпаковский.

Дело под Узун-Агачем спасло будущность русских поселений в черте Семиречья и обезпечило дальнейшие успехи русскаго владычества в этом крае. Мятежные кокандцы (Сары-Багиши) приняли после того русское подданство, и все Семиречье стало окончательно русскою областью.

Niva-1911-5-cover.png

Содержание №5 1911г.: ТЕКСТЪ. Выбор. Повесть И. Потапенко. (Продолжение). — На „послушании“. Разсказ Г. Т. Северцева-Полилова. —Гуси. Стихотворение Сергея Касаткина— Игрушки. Разсказ М. М. Миклашевскаго.—Землетрясение в Семиреченской области.—К рисункам.—Г. Дума о принудительном оздоровлении Петербурга (Вопросы внутренней жизни.)—Возстание Аравии (Политическое обозрение).—Заявление.—Объявления.

РИСУНКИ. На охоту.—Конкурсная выставка в Академии Художеств (4 рисунка).—V Осенняя выставка картин в Петербурге (9 рисунков).—Семиреченская область. К землетрясению 22 декабря 1910 г. (18 рисунков). — К IV съезду русских зодчих, открывшемуся в Петербурге 4 января с. г. в Императорской Академии Художеств. — Вновь избранные члены Государственной Думы (5 портретов).

К этому № прилагается „Полнаго собрания сочинений А. Ф. Писемскаго“ кн. 20.

г. XLII. Выдан: 29 января 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.