Матео Сагаста

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск
Испанский министр-президент Матео Сагаста

(Портр, на стр. 54).

В Мадриде 23-го декабря скончался знаменитый испанский государственный деятель дон-Прахедес Матео Сагаста. Занимая в последний раз пост министра-президента в 1902 году, покойный настолько был слаб здоровьем, что парламенту не раз приходилось откладывать текущия дела, чтобы не слишком утруждать больного главу кабинета продолжительными заседаниями. По этому поводу в печати припоминали тактику Сагасты держаться в иных случаях системы промедления и выжидания удобнаго момента для состязаний с оппозицией; многие органы печати высказывались, что болезнь министра-президента служить для него отсрочкой борьбы с противниками. Но когда в конце ноября Сагаста вышел в отставку, все сторонники и против-ники его не сомневались более, что бывший министр-президент не вернется к политической деятельности. Почти полувековым служением родине Сагаста занял в новейщей истории Испании одно из почетных мест среди выдающихся государственных людей.

Сагаста родился в 1827 году в Тирресолла де-Камерос, в провинции Логроно; получил высшее техническое образование и был инженером, но рано оставил свою профессию, увлекшись демократическими идеями в половине прошлаго века. В ранней молодости Сагаста выступил на политическое поприще и в 1856 году был избран в депутаты. Этот успех Сагасты определил дальнейшую его карьеру, в течение которой, несмотря на чрезвычайные приключения, он неизменно оставался в рядах либеральной партии, рано приобрел в ней значительное влияние, неоднократно отражавшееся на политике Испании. В годы возстаний и заговоров—в 1856 и 1866 гг. Сагаста вынужден был покинуть родину и нашел убежище в Париже. Провозглашение испанской республики в 1873 году вызвало в Сагасте некоторую политическую сдержанность и желание сблизиться с парламентской правой партией; на следующий год Сагаста вошел в составь министерства и, переходя от одного портфеля к другому, стал во главе кабинета. Вскоре, однако, покинул свой пост и вернулся к власти лишь после того, как дал клятву королю Альфонсу XII оставаться верным королевскому дому. Проводя программу либеральной партии, Сагаста занимал пост министра-президента каждый раз, когда его партия брала верх над противниками. Особенно велико было значение Сагасты во время малолетства нынешняго короля: королева - регентша нашла в Сагасте преданнейшаго слугу, сумевшаго поддержать престол Испании в годы самых тяжких испытаний. Заслуги Сагасты высоко ценил и молодой король Альфонс XIII, принявший в прошлом году монархическую власть из рук матери-регентши. Когда Альфонс XIII узнал, что положение Сагасты безнадежно, молодой король, в порыве сочувствия к больному, пожелал навестить его, но при дворе обратили внимание короля на то, что подобный поступок короля нарушил бы строгий испанский этикет. Глубоко огорченный этим король послал к умирающему своего врача, чтобы выразить свои чувства верному слуге престола.

По постановлению совета министров, похороны Сагасты приняты были на государственный счет. Церемония похорон состоялась в Мадриде 31-го декабря и обставлена была пышностью, дававшею всем понять, что Испания хоронить выдающагося человека.

Чуть ли не на свежей могиле Сагасты в кружках либеральной партии начались раздоры из-за выбора новаго вождя партии. Претендентами выступили многие депутаты, но особенно стремится занять место руководителя делами ближайший сотрудник Сагасты, заменявший его в кабинете министров. Каждый претендент старается заручиться расположением возможно большаго числа сторонников. Мнение большинства либералов сводится к желанию возстановить полное единство либеральной партии, часть которой в последнее время перешла в другой лагерь. Если же либералы не выставят из своей среды достойнаго преемника Сагасты, то партии угрожает распадение: некоторые депутаты неизбежно примкнут к консервативным элементам, иные же либералы могут сблизиться с республиканцами и социалистами. Усиленные этим приливом свежих сил, две большия партии должны будут начать упорную борьбу, так как между ними не окажется промежуточнаго сдерживающаго элемента. Таким образом Испании придется, по всей вероятности, испытать в самом недалеком будущем, какого выдающагося политическаго деятеля она потеряла со смертью Сагасты.