Новый Устав о воинской повинности в Гос. Думе №52 1911

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Новый Устав о воинской повинности в Гос. Думе.

(Вопросы внутренней жизни).

Гос. Дума приступила к обсуждению в высшей степени важнаго для народнаго и государственнаго быта законопроекта о реформе Устава о воинской повинности. К изменению действующаго Устава накопилось достаточно поводов и практическаго и теоретическаго характера. По справедливому замечанию депутата Гучкова, реформа 1874 года принадлежит к числу наиболее славных актов царствования императора Александра II. Она стоит рядом с актом 1861 года. Эта мера была не только военная, не только экономическая, которая снимала прежнюю тяготу рекрутчины и приобщала к тяготе более сильные и состоятельные культурные классы, но это была мера глубоко политическаго и социальнаго значения и она объединила всех—без различия классов, состояния и вероисповедания. Но если самая идея закона была правильна, то в исполнении его было немало недочетов. Да и могло ли быть иначе? Ведь мы тогда вышли из тяжелой поры рабства, и .эта мера ставила мужика и его недавняго хозяина рядом в ряды армии,—конечно, она проводилась несколько робко. Всеобщая воинская повинность явилась как бы с некоторыми прорезями, она была продырявлена целым рядом льгот и привилегий, которые явились наследием предшествовавшей эпохи. Сохраняя культ идеи закона, не следует суеверно преклоняться перед всеми подробностями этого законодательнаго акта. Надо прямо смотреть в глаза крупным недостаткам, надо признат, что армия страдала от хроническаго некомплекта, который за последние годы принял совершенно угрожающие размеры. Кроме того, армия получала физически слабый элемент, ибо тягота воинской повинности распределялась неравномерно. Почти 40.000 человек отрывались от семьи и от своих занятий, посылались в армию, затем они признавались негодными и путешествовали назад с большими расходами для казначейства и невознаградимыми потерями для своих семейств. „Я сам,—говорил оратор:—принадлежу к тому поколению, которое отбывало воинскую повинность по окончании университета в качестве вольноопределяющагося на три месяца по набору в шесть, и затем продлили этот срок до года. Если сравнить это с тяжестью действительной службы, то надо сказать, что это была какая-то забава. Таким образом наши привилегированные, состоятельные, культурные классы фактически не выполняли своего долга в деле обороны. Государство не использовало их для той роли для которой должны были быть использованы: они должны быть прежде всего руководителями народа в области обороны и защиты своей родины, и только этим они в состоянии оправдать то привилегированное положение, которое они занимают во всех остальных сферах нашей жизни. И вот нынешняя реформа имеет в виду устранить недостатки во всей системе нашей обороны, вводя общеимперскую разверстку, второй дополнительный набор, пересматривая льготы, устраняя этим некомплект. Вторая часть законопроекта, о которой здесь меньше касались, приобщает привилегированные классы к воинской повинности, и им предлагается уплатить наконец свой долг государству и народу, который их кормил. Если вы припомните недавнюю японскую войну, примите во внимание, что она велась далеко не по всей линии и далеко не всеми нашими частями. Если вы дальше припомните, что она страдала от хроническаго некомплекта офицерскаго состава, и то. что мы после кровопролитных боев остальную часть армии совершенно обобрали в смысле офицеров, пересылая их на Дальний Восток,— то вы ясно себе представите, что, если бы мы стали перед другой войной не на Дальнем Востоке, а на западном фронте, когда нам пришлось бы мобилизовать все наши корпуса, все наши полки, — мы были бы банкроты, и этот законопроект является единственным средством выйти из этого положения“.

До сих пор текст проектированнаго устава, обсуждавшийся в Гос. Думе, не обнародован во всеобщее сведение, но в думских прениях сущность его изложена докладчиком комиссии, подробно обсуждавшей законопроект, депутатом Протопоповым в следующем виде.

Тягость отбывания воинской повинности чрезвычайно велика. Во Франции из 100 человек призывного возраста до 78 человек попадает в ряды армии. В Германии и Австрии — около 60 из 100, и только в России количество молодых людей, попадающих в армию, не достигает 35 процентов. Ныне действующий устав был приспособлен к условиям, существовавшим 40 лет назад. Все льготы, нормы и техника призыва были приспособлены к набору всего лишь 21 проц. И теперь, когда надо набрать почти двойное количество, нормы закона не дают материала в распоряжение приемных комиссий для выбора надлежащих людей, годных для исполнения рядов армии. В армии существует постоянный некомплект.

Предлагаемый законопроект идет навстречу крайней нужде в пересмотре норм, регулирующих комплектование армии. Это надо сделать спешно, ибо в противном случае наша оборона не оказалась бы на той высоте, на которой ей надлежит быть. При этом необходимо заметить, что новый Устав требует гораздо меньше жертв от населения, чем это можно было бы предположить. И жертвы эти падают главным образом на более состоятельные, интеллигентные классы. Крестьянству же Устав приносить даже некоторое облегчение. Новый способ разверстки будет иметь своим результатом понижение контингента новобранцев, вероятно. тысяч на 30. В интересах крестьянства будет более равномерное распределение тягот воинской повинности между разными призывными участками. В Устав вводится также "особое положение об охотниках — лицах, которые по тем или иным причинам желают поступить в строй или же хотят отбыть повинность ранее срока. Это понизит для желающих призывной возраст. Вот стороны закона, положительные для крестьянина. Что касается тягот, которые падут на более состоятельный класс, то это вполне справедливо: в минуту, когда родине нужно будет сделать усилие, справедливо, чтобы с тех классов, которым больше дано, несколько более и спросилось.

Некомплект солдат вызывается прежде всего недобором, затем убылью—-увольнением со службы вследствие потери здоровья, зависящей от низкаго физическаго уровня принимаемых в войско новобранцев, и наконец чрезвычайно обширными льготами по семейному положению, званию и роду занятий.

Соответственно этому, законопроект проектирует следующия льготы по семейному положению: первая льгота касается единственных кормильцев в семье, единственных сыновей, даже при трудоспособном отце, и вдовцов-одиночек; вторая—семей, где при трудоспособном отце есть один трудоспособный сын и несколько к труду неспособных братьев, если глава семьи достиг пятидесяти лет; третья—семей, где трудоспособный отец не достиг пятидесяти лет. В обоих последних случаях, если имеется на службе брат, вместо льготы будет предоставляться отсрочка до возвращения такового. Льготы по образованию: окончившие низшия школы служат три года, а имеющие право быть офицерами и выдержавшие экзамен на офицера—два года. Лица, пользующияся льготой перваго разряда по образованию, во флот не назначаются. Фармацевты и дантисты особыми льготами не пользуются. Совершенно освобождаются. от воинской повинности: кроме священнослужителей православнаго исповедания, настоятели и наставники сектантов, если они утверждены в должностях правительством, духовные лица иноверцев, если они занимают постоянные места, список которых будет Высочайше утвержден, пенсионеры Академии Художеств и художественных училищ, командируемые за границу для подготовки к профессорскому знанию, и оставленные при высших учебных заведениях для той же цели лица, если будут привлечены к учебно-педагогической деятельности до 30 лет. Медики и педагоги, освобождаемые ныне в мирное время от военной службы, будут привлекаться к таковой на двухгодовой срок. Освобождаться от военной службы в мирное время будут лишь лоцмана и переселенцы на Мурманский берег. Отсрочки для окончания образования будут предоставляться в средних учебных заведениях до 25 лет, в высших —до 27 и 28 лет, при чем совершенно уничтожается право на продление отсрочки. Для увеличения контингента офицеров законопроект проектирует привлечение к держанию экзамена на офицера жеребьевых, имеющих право быть офицером, и окончивших 6 классов, сокращением для них срока службы с 3 до 2 лет и увеличение на пять лет срока пребывания офицеров в запасе. В военное время, в случае чрезвычайных обстоятельств,отсрочки для продолжения образования прекращаются. Вместо двух разрядов вольноопределяющихся проектируется один. Вольноопределяющиеся содержатся на казенный счет и служат один год и 9 месяцев, при чем служба им считается с 1 января следуюшаго за призывом года. Предположено разрешить всем желающим от 18 до 30 лет поступать в войска охотниками с правом выбора части, в которой желают служить. В воинских присутствиях усиливается военный элемент. Все новобранцы, принятые не единогласно, отправляются для переосвидетельствования в губернское присутствие. Возраст призываемых будет определяться к 1 января следующаго за призывом года. Законопроект усиливает наказание за уклонение от воинской повинности, доводя таковое для умышленно уклоняющихся до ограничения в правах.

Многие думают, что наиболее авторитетной оценки законопроекта о новом Воинском Уставе, следовало бы ожидать от какой-нибудь коллегии, состоящей из военных специалистов. Разумеется, военный специалист в военных вопросах—самый достойный доверия судья, но Устав о воинской повинности захватывает и гражданскую жизнь населения и тем самым входит в широкую область гражданскаго законодательства. Обсуждение представленнаго Военным Министерством законопроекта сосредоточилось на нескольких его пунктах. Наиболее спорной показалась народным представителям замена существующей погубернской разверстки контингента новобранцев системой общеимперской разверстки. Разница между той и другой заключается в том, что в настоящее время за недобор в каждой данной губернии отвечает местное население, по новому же Уставу недобор этот будет распределен на всю империю. Если при всяких народных бедствиях все народы стремятся к тому, чтобы по возможности равномерно распределить тяжесть их на все плечи и таким образом сделать ее почти совсем нечувствительной для каждаго отдельнаго лица, на чем и основана, напр., идея взаимнаго страхования от пожаров, от падежа скота и т. д., то общеимперская разверстка контингента новобранцев может быть приравнена к уравнению всяких чисто-местных недоборов. Наир., в западных губерниях получался значительный недобор вследствие уклонения евреев от воинской повинности. До сих пор он погашался усиленным перебором новобранцев из крестьян тех же губерний, которым таким образом приходилось отдавать на воинскую службу больший процент своей молодежи, чем крестьянскому населению центральной России. Теперь эта тягота будет распределена на все губернии и сделается менее чувствительной, менее заметной для населения в черте еврейской оседлости.

Депутат Синадино предусматривал, что от вводимой реформы пострадают те губернии, которые добросовестно исполняют воинскую повинность, и выгадают те, в которых имеются лица, уклоняющияся от воинской повинности. К сожалению, не все местности России с одинаковым рвением относятся к святой обязанности защищать родину. Есть местности, которые систематически дают недобор, и вот новый проект стремится пополнят этот недобор не молодыми людьми из той местности, в которой оказался недобор, а из других областей, которые всегда добросовестно исполняли свои обязанности. Эту меру нельзя назвать иначе, как возстановлением круговой поруки.

Существенные возражения против некоторых частностей законопроекта сделал депутат Опочинин.

Первый недостаток новаго Устава заключается в том, что набор производится в два срока (в октябре и в феврале). Таким образом в течение трех с половиной месяцев те лица, которые зачислены в состав запаса жеребьевых, не будут знать наверно, поступят ли они в армию, или останутся дома. Недостаток этот представляется и с военной точки зрения нежелательным. В армию явятся два прилива: одни поступят в марте, а другие в ноябре. Получатся две категории новобранцев, из которых одна уже обучена, а другие должны быть обучены с самых азов. Следующий недостаток новаго Устава, это—факультивность жеребьевки. Между тем всем нам хорошо известно, какое значение придает новобранец жеребьеметанию. Важность этого акта заключается в том, что в данном случае устраняются подозрения в пристрастии или несправедливости. Тот, кто сам свой билет берет, говорит: ,,Это моя судьба, никто меня не заставляет итти“. В этом огромное достоинство жеребьевки. В ней был психологический элемент, который мирил с тяжелой повинностью. И уничтожение жеребьевки, хотя бы факультивное, уничтожит доверие населения к набору. А избави Богь уничтожить доверие, на котором зиждется исполнение воинской повинности. Это будет непоправимое зло. Не нужно забывать и того, что, создавая факультативную возможность жеребьевки, новый Устав устанавливает для осуществления ее такия условия, при которых она потеряет всякое значение. Теперь жеребьевка существует по участкам, а новый Устав вводит уездную жеребьевку, и новобранцы не будут в состоянии сплошь и рядом являться из дальних мест для вынимания жребия. Огромный недостаток новаго Устава заключается и в том, что он допускает набор лишних людей против установленнаго законодательным актом расписания конгингента. Льготникам, взятым по ошибке в ноябре или даже октябре, грозит быть продержанными без пользы для себя, для армии и для государства и во вред государственному казначейству более 6 месяцев в строю. В общем, преимущество заключается на стороне стараго Устава.

Лидер думских прогрессистов Н. Львов, поддерживая старую систему жеребьевки, доказывал необходимость в этой области осторожнаго „консерватизма“ для того, чтобы отменять то, к чему население привыкло веками, что вошло в плоть и кровь.

Депутат Лошкарев сочувственно отмечает стремление новаго Устава омолодить армию и дать возможность желающим отбывать воинскую повинность с 18 лет.

Депутат крестьянин Андрейчук обратил внимание на другую, в высшей степени важную сторону—на упразднение общедоступных для лиц всех сословий юнкерских училищ, открывавших возможность и крестьянам добиваться офицерскаго звания. Теперь остались только привилегированные военные училища, доступ в которые для крестьянских детей закрыт. Всесословность воинской повинности требует равенства и в правах. Русская армия, за исключением гвардейских полков, всегда была по духу и составу своему очень демократичной, чуждой преторианскаго характёра, и это нисколько не мешало безсмертной славе ее знамен. Тот же живой демократический дух должна она сохранить и впредь, для чего военным училищам отнюдь не следует придавать тон и характер привилегированных. На этом основании крестьянский депутат предлагал „всеподданнейше просить Его Императорское Величество и кого следует, чтобы крестьянам был доступ наравне с другими сословиями в военные учебные заведения. Пусть крестьянский ум не пропадает в навозе, а пусть он будет на пользу Царю и родине“.

Не менее справедливыми следует признать и пожелания представителя магометанскаго населения Хас-Мамедова. Он не нашел в новом Уставе исполнения выраженнаго еще три года тому назад пожелания Гос. Думы о привлечении к натуральной воинской повинности народностей, до сих пор ее не отбывающих.

На большую высоту поставил прения депутат Гучков, суть речи котораго приведена выше. Он защищал новый Устав с точки зрения социальной справедливости.

Минский депутат Павлович, разсуждая более конкретно, не разделяет оптимистической оценки новаго Устава с точки зрения специально крестьянских интересов. По его мнению, неправ докладчик, который старается доказать, будто бы новый закон вносит облегчение для крестьянского населения. „Раз первая льгота суживается, третья совсем уничтожается, то речь идет не об облегчении, а об увеличении бремени. Русский народ скоро уже 40 лет неизменно в одинаковом порядке несет военные тяготы. Теперь вы делаете еще некоторые прибавления и ломаете старые формы. Это несомненно вызовет волнение и смуту в народе. Военные цели будут достигнуты, недобора в армии не будет, но будет ли эта тягота распределена равномерно по отдельным территориям государства—вот вопрос, на который приходится ответить отрицательно.“

В постатейном чтении законопроект принят Гос. Думой с целым рядом частичных поправок, внесенных Гучковым. Спорные стороны его будут подвергаться дальнейшему обсуждению в Гос. Совете.Вопросы внутренней жизни

Niva-1911-52-cover.png

Содержание №52 1911г.: Благополучие. Разсказ А. Будищева. (Окончание). Потерянное слово. Легенда Г. Ван-Дейка. В. А. Серов. А. К. Беггров. Н. Н. Златовратский. Н. Н. Бекетов. К рисункам. Новый Устав о воинской повинности в Гос. Думе. Русско-персидское столкновение. Оглавление „НИВЫ“ за 1911 год.