Стена Плача 1911 №9

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Niva-1911-9-elements-stena-placha.png

Стена Плача.

(Из книги „Солнце жизни“)-А. М. Федорова.

Я немного заплутался на Сиони и попал в еврейские кварталы.

Лавки были закрыты, но в этих узких, смрадных улицах, где, кажется, могли жить только крысы, встречались евреи и еврейки в праздничных темноцветных костюмах. Мне бросились в глаза несколько замечательно красивых женских и детских лиц. Все мужчины были в бархатных халатах с большими пейсами.

Я заговорил с первым попавшимся мальчуганом, но он не понимал ни по-французски, ни по-немецки, ни по-английски.

— Espaniolo!

Только по древне-еврейски и испански говорил он. Зато его испанский язык был чистейшим кастильским наречием. Их много здесь, выходцев из Испании, и они из поколения в поколение сохраняют этот язык, который считают почти родным. В их типе однако не замечается испанской крови: черты их тонки и носят в себе отражение расы, облагороженной древней культурой, хотя они и занимаются здесь торговлей и ремеслами.

Я заметил, что евреи-старики почти все шли с Сиона в одну сторону. Выла пятница. Я сообразил, что они идут к Стене Плача, и пошел за ними следом.

По пути еще и еще присоединялись евреи, и яркия пятна их цветных плюшевых халатов двигались по грязным, почернелым закоулкам, выделяясь даже в пестрой восточной толпе.

В Іерусалиме много евреев. Недаром у них, как приветствие, употребляется всюду фраза: „Леймоно габо бир Ришулоим“ (Дай Бог встретиться в Іерусалиме). Здесь они ожидают пришествия Мессии. Тут же, в Долине Іосафата, ожидается Страшный суд, и наконец у каждаго еврея мечта умереть на земле своих предков. Есть легенда, что каждый умерший вдали отсюда должен прикатиться к назначенному часу под землею в Іосафатову Долину. Благословен, кто сам явится при жизни в Священную землю.

Поселиться в Іерусалиме они стараются поближе к Сиону и к горе Мориа, —хотя нога ни одного еврея не смеет вступить на эту гору из боязни оскорбить своим прикосновением место, где была Святая Святых и стоял Ковчег Завета.

Но среди оставшихся святынь они благоговейно чтут стену Соломонова храма, которая зовется „Стеной Плача“.

Через Іерусалимский старый базар, где движение жизни так характерно для восточнаго города, через закоулки и площадки я подошел наконец к стене, которая по справедливости носит это печальное имя. Узкая щель между двумя стенами. Одна из них и есть, несомненно, южная стена Соломонова храма. Камни, составляющие ее, так громадны, что кажутся работой циклопов. Они пожелтели и стали ноздреваты от времени. Около этой стены кажутся карликами люди в цветных хламидах и пейсах. Как бледны их лица. Это бледность подземелья, цвета спаржи. И пейсы их безжизненны и часто светлы, а не черны, а в чертах и в глазах выражение, тысячелетней печали.

Но что-то родное чудится у них с этой стеной; и даже кудрявые кусты и трава, растущия из расщелин камней, похожи на закрученные еврейские пейсы.

Стена упирается, как и противоположная ей, в другую стену и образует тупик. И с противоположной стороны также стена, но доступ к ней разрешен не всякому, так как она составляет частную собственность. А между тем и тут те же громадные камни внизу.

Стенающий шопот и гуденье несутся от Стены Плача, которую целуют и обливают слезами отверженные люди.

Они припали к этой стене и молятся, и плачут, и стонут. Но стена глуха, а свод небесный далек.

Здесь, в этой узкой щели между камней, изъеденных веками, плесенью и ржавчиной, вся судьба еврейскаго народа.

Пусть небеса сияют и звучат победной радостью—здесь вечный стон, вечная жалоба и скорбь о прошлом.

Niva-1911-9-cover.png

Содержание №9 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинкс. Одна из легенд русской истории. П. П. Гнедича. — Стихотворение Сергея Грустнаго. — Стена Плача (Из книги „Солнце жизни“). А. М. Федорова. —Волшебный зонтик. Восточная сказка. Н. В. Грушко. — В стране песка и солнца. Очерк. — Т. Г. Шевченко. По поводу 50-летия со дня кончины. — О. О. Палечек. — Интересы рабочих в Гос. Думе (Вопросы внутренней жизни). — К рисункам. —Объявления.

РИСУНКИ. Старая обитель. —Конкурсная выставка в Императорской Академии Художеств. Классные этюды и летния работы (12 рисунков). —Святые праотцы ветхозаветные.В стране песка и солнца (10 рисунков). —К 50-летию со дня кончины Т. Г. Шевченка. Портреты поэта, рисованные им самим (4 рисунка и 5 портретов). — О. О. Палечек. — Депутация буддийскаго духовенства Ставропольской губ., впервые прибывшая в Россию и имевшая счастье представляться 27 января с. г. Его Величеству Государю Императору, в Царском Селе. — К 30-летию дня кончины А. Ф. Писемскаго (2 рисунка). —Женщ.-вр. К. П. Улезко-Строгонова и женщ. -вр. О. Ю. Каминская (2 портрета). —Снежные заносы на Кавказе.

К этому N° прилагается „Полнаго собрания сочинений А. Ф. Писемскаго“ кн. 22.

г. XLII. Выдан: 26 февраля 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.