Т. Г. Шевченко 1911 №9

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Т. Г. Шевченко.

По поводу 50-летия со дня кончины. (С 2 рис. и 5 портр. на стр. 176).

„Нехай буду мужицкий поэт, а бы тилько поэт.

То мини бильш ничого и не треба“.

(Слова Т. Г. Шевченка по поводу отзывов современной критики о его произведениях).

Портреты поэта, рисованные им самим.
„Лукерья“
„Катерына“

Пятьдесят лет тому назад, 26 февраля 1861 года, за несколько дней до объявления Манифеста об освобождении крестьян от крепостной зависимости, скончался знаменитый украинский поэт и вместе с тем один из скорбных сыновей отходившаго тогда уже в предание крепостного права, Тарас Григорьевич Шевченко.

„Мужицкий поэт“... С таким пренебрежительным прозвищем вошел он в ряды русских писателей. „Мужицкий“ по своему происхождению—из крепостных крестьян, „мужицкий“— и по самому содержанию своей поэзии, которая казалась тогдашним баричам-критикам чем-то „низким“ и третьеразрядным. Но великий и яркий поэтический дар горел в стихотворениях этого украинскаго „крепостного человека“, и еще при его жизни громкая известность окружила его имя ореолом настоящаго и всеми признаннаго поэта. И то, за что упрекала Шевченка близорукая критика тогдашняго времени — народность его творчества, его близость к народной душе, его характерным и яркия особенности, —все это создало особую ценность для поэтической личности Шевченка. Этим он особенно дорог нам, и эта именно „мужицкая“ особенность его таланта и творчества и придает до сих пор произведениям Шевченка редкую свежест и оригинальность и охраняет их от забвения. Народный поэт, впитавший в себя душу своей страны, душу ее народа, никогда не будет забыт им...

Шевченко скончался в тот знаменитый 61-й год, когда началось падение стараго, до-севастопольскаго режима, с его крепостничеством, розгами, унижением человеческой личности и грубым и слепым произволом власти. Пало крепостное право, потом пал старый подкупной суд, затем были отменены телесные наказания. Началась эпоха великих реформ. И как раз в годину падения великаго всероссийскаго зла, в годину, когда начала разсеиваться многовековая тьма, — в эту годину скончался тот, кто вынес на себе весь гнет разрушавшагося зла и весь ужас этой тьмы. Шевченко был одною из последних жертв ее, и судьбе было угодно, чтобы он отошел в вечность вместе с нею.

И вот потому-то, вспоминая о великом украинском поэте, невозможно не вспомнить и о дореформенном режиме, с которым сама судьба поставила его в роковую связь. Пятидесятилетие падения стараго порядка и пятидесятилетие кончины Шевченка—совпадение знаменательное. Оно возникло словно для того, чтобы яснее и ярче показать, каковы были жертвы этого стараго порядка в России.

Тарас Григорьевич Шевченко родился в 1814 году в с. Моринцах, Звенигородскаго уезда, Киевской губернии, в крестьянской семье, представлявшей „живую собственность“ богатаго помещика Энгельгардта. Будущий поэт испытал печальное детство крестьянскаго ребенка, лишеннаго к тому же матери (она рано умерла) и предоставленнаго на волю судьбы. Шевченко был пастухом овец, потом служил погонычем у местнаго священника, а на 16-м году попал в дворовые к помещику— сначала в поваренки, а потом в казачки. Случайно познакомившись у каких-то маляров с рисованием, мальчик пристрастился к этому делу и обратил на себя внимание барина. Тот решил, что из молодого Шевченка может выйти даровой живописец, и послал его „на выучку“ в Петербург.

С этого времени началась та жестокая душевная драма Шевченка, о которой он потом никогда не мог думать и говорить без душевнаго содрагания. В Петербурге ему удалось сойтись с интеллигентными и передовыми людьми. В их обществе молодой „дворовый помещика Энгельгардта“ сам стал интеллигентным человеком—и тем сильнее и тем больнее почувствовал он свое рабство. Началась долгая история борьбы с зависимостью от помещика. Шевченко, нашел могущественных покровителей: знаменитаго художника Брюллова, поэта Жуковскаго и других известных лиц. Последние всеми силами старались воздействовать на Энгельгардта, чтобы тот дал свободу Шевченку, но упрямый помещик слышать не хотел об этом. Сам великий Брюллов снизошел до того, что лично поехал уговаривать упрямца, но не достиг ничего и пришел лишь к убеждению, что это—„самая крупная свинья в торжковских туфлях“, и что с „этой амфибией“ невозможно иметь никакого дела. Шевченко приходил в совершенное отчаяние при мысли о неизбежности возвращения в поместье барина. Испытав на себе все ужасы крепостническаго обращения с „живой собственностью“, он слишком ясно предвидел, что ждет его по возвращении под крепостническую сень. Он готов был покончить самоубийством, и только остроумная выдумка Жуковскаго, предложившаго разыграть в лотерею свой портрет и предложить собранный таким путем деньги (2. 500 р. ) Энгельгардту в виде выкупа за Шевченка, спасла последняго.

Шевченко стал свободным человеком. В знак глубокой признательности к Жуковскому он потом посвятил ему одну из лучших своих поэм—„Катерыну“.

Поэтический талант Шевченка пышно развернулся в начал сороковых годов. В 1840 году вышел впервые его знаменитый „Кобзарь“—сборник лирических произведены. Затем появились последовательно (позднее они тоже были включены в „Кобзарь“) поэмы Шевченка „Перебендя“, „Тополя“, „Катерына“, „Наймичка“. С каждой из этих поэм росла известность украинскаго поэта. В русских литературных кружках и у петербургской критики Шевченко не пользовался особым успехом, но Малороссия сразу признала и оценила его и устроила ему настоящий триумфальный прием, когда Шевченко приехал в конце сороковых годов в Черниговскую и Киевскую губернии.

Но вслед затем к Шевченку подкралась новая беда и еще худшая, чем избытое им крепостничество. Он имел неосторожность войти в образовавшееся тогда в Киеве Кирилло-Мефодиевское общество, одним из членов котораго был известный историк Костомаров. На общество это обрушилась административная кара. Члены его, в том числе и Шевченко, были арестованы, обвинены в политических замыслах и претерпели различным наказания. Всего горше пришлось Шевченку, у котораго были найдены стихи сатирическаго содержания. Его сослали рядовым в Оренбургский край с запрещением писать и рисовать.

Шевченко попал в Орскую крепость, в унылое и суровое но обстановке место. Тяжелый солдатский режим, а главным образом запрещение заниматься любимыми делами писательством и рисованием, создали для него мученическую жизнь. Шевченко молил своих Петербургских друзей помочь ему, по собственному выражению, хватаясь за соломинку в „ужасной безнадежности“. Он просил только одного—разрешить ему заниматься хотя бы только рисованием. За него хлопотали в этом смысле Жуковский, гр. Гудович, гр. А. К. Толстой, но все их хлопоты не привели ни к чему. Безсмысленное упорство тогдашней административной власти, совершенно непонятное с современной точки зрения, так и не допустило никаких послаблений для Шевченка. Мало того, когда местное оренбургское начальство разрешило Шевченку участвовать в научной экспедиции для изучения Аральскаго моря (в 1848—49 г. г. ), и ему было позволено срисовать виды побережья этого моря и типы местных жителей, то местное начальство получило из Петербурга строгий выговор за такую поблажку, а Шевченко был сослан в еще более глухое место—в Новопетровское, и на его рисованье был наложен еще более строгий запрет.

В этой могиле, которая, по признанию Шевченка, была для него еще горше, чем перенесенное им некогда крепостное засилье, он пробыл до 1857 года. Как отозвалось на нем и на его литературной деятельности это жестокое и совершенно ничем неоправдываемое и даже необъяснимое наказание, видно из того, что в ссылке Шевченко, не имея никакой духовной поддержки, пристрастился к вину и вышел из нея уже разрушающимся человеком, с подорванной физической и умственной организацией. Это было действительно еще хуже крепостного права. Крепостное право только измучило в свое время Шевченка, но ссылка, созданная отжившим режимом чиновничьяго произвола, его убила.

Он вернулся в Петербург, в среду своих друзей, в литературный и художественный мир. Его встретили чрезвычайно тепло и задушевно. Но литературная деятельность Шевченка с этого времени уже была незначительна. В последние годы жизни Шевченко с большим рвением занимался гравированием и офортами и выказал в этом деле большое искусство. Перед кончиной он побывал на родине и очень усердно хлопотал о том, чтобы приобресть в собственность клочок земли над Днепром и там скоротать последние дни. Но это ему не удалось. Он умер на чужбине, и только после его кончины почитатели перевезли прах украинскаго поэта в любимую им Украйну и похоронили его над великой украинской рекой, в живописном месте близ г. Канева. И с тех пор и доныне могила Шевченка служит местом паломничества его почитателей.

Поэзия "Шевченка таит в себе вечно живой источник непосредственнаго общения с народным духом и прекрасной украинской природой. В его „Кобзаре“, в этой небольшой книжке, содержащей несколько поэм и незначительное количество лирических произведений, отразилась вся страна, воспитавшая Шевченка, с ее историей, с ее природой, со всеми ее нравственными и историческими идеалами. В „Кобзаре“ отразились и крепостничество, и солдатчина, и воспоминания о былой казацкой славе, и киевския святыни, и запорожская степная жизнь, и идиллия крестьянскаго быта. И над всем творчеством Шевченка носится веяние тихой и задумчивой грусти, свойственной его родине, так много перестрадавшей в течение своей многовековой истории.

Шевченко — народный поэт. Его творчество, как и его душа, насквозь пропитаны духом его народа. Многия из его песен кажутся взятыми непосредственно из народной сокровищницы— так" много в них простой непосредственности и того аромата лесов и полей, который чувствуется в непосредственно-народном творчестве. Местами Шевченко действительно пользовался подлинной народной поэзией, лишь слегка охорашивая ее. В его произведениях можно встретить множество народных песен, присловий, образов, оборотов языка.

Однако, несмотря на чисто-украинский колорит его поэзии, Шевченко дорог и понятен не одним украинцам. Как всякий настоящий и большой поэт, он говорит всякому сердцу. Его поэзия и одухотворяющия ее чувства общечеловечны, как общечеловечна и проникающая их художественная красота. И, несмотря на свой язык, иногда недостаточно понятный великороссу, Шевченко такой же русский поэт, как и Пушкин, и в такой же степени близок и дорог нам, как и своим землякам-украинцам.

Некоторую известность Шевченко имел и в качестве художника. Ученик и друг знаменитаго Брюллова, он оставил немало рисунков и несколько картин, из которых известны „Катерына“, „Голова молодого человека“, „Портрет кн. Репниной“ и „Кочубей“. В них заметно некоторое подражание Рембрандту с его светотенью. Шевченко увлекался этим великим мастером, и его петербургские друзья-художники даже звали его „русским Рембрандтом“.

Шевченко не дожил нескольких дней до объявления Манифеста 19 февраля, за которым последовало обновление русской общественной жизни и падение тех условий и порядков, которые причинили украинскому поэту такую бездну страданий и так разбили ему жизнь. Судьбе не было угодно, чтобы он воочию увидел возрождение русской общественности. Он мог только предчувствовать его.

Niva-1911-9-cover.png

Содержание №9 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинкс. Одна из легенд русской истории. П. П. Гнедича. — Стихотворение Сергея Грустнаго. — Стена Плача (Из книги „Солнце жизни“). А. М. Федорова. —Волшебный зонтик. Восточная сказка. Н. В. Грушко. — В стране песка и солнца. Очерк. — Т. Г. Шевченко. По поводу 50-летия со дня кончины. — О. О. Палечек. — Интересы рабочих в Гос. Думе (Вопросы внутренней жизни). — К рисункам. —Объявления.

РИСУНКИ. Старая обитель. —Конкурсная выставка в Императорской Академии Художеств. Классные этюды и летния работы (12 рисунков). —Святые праотцы ветхозаветные.В стране песка и солнца (10 рисунков). —К 50-летию со дня кончины Т. Г. Шевченка. Портреты поэта, рисованные им самим (4 рисунка и 5 портретов). — О. О. Палечек. — Депутация буддийскаго духовенства Ставропольской губ., впервые прибывшая в Россию и имевшая счастье представляться 27 января с. г. Его Величеству Государю Императору, в Царском Селе. — К 30-летию дня кончины А. Ф. Писемскаго (2 рисунка). —Женщ.-вр. К. П. Улезко-Строгонова и женщ. -вр. О. Ю. Каминская (2 портрета). —Снежные заносы на Кавказе.

К этому N° прилагается „Полнаго собрания сочинений А. Ф. Писемскаго“ кн. 22.

г. XLII. Выдан: 26 февраля 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.