Черные дни Португалии 1911 №3

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Черные дни Португалии.

(Политическое обозрение).

Так называемая „желтая“ (сообщающая сенсационные, мало проверенные известия) пресса всего мира сделала из португальской революции сенсационный политический роман. В период относительнаго затишья она, за неимением интересных, эффектных событий, не стесняется сообщать своим читателям самые невероятные выдумки. Под рубрикой „контр-революция в Португалии“ и в русских и в иностранных газетах ежедневно печатается множество поразительных новостей. Сообщается о высадке герцога Мигуэля Браганцкаго, принявшаго имя Альфонса III, в рыбацкой деревушке Эверте, на берегу Атлантическаго океана; о том, как он во главе преданных войск, сидя на белом коне, повел решительную атаку против Опорто; как один вид его войск смутил республиканцев; как толпа горожан, обратив в бегство республиканских администраторов, вынесла ему ключи города; как в его власти сразу оказался весь север Португалии с большими городами Брага, Браганца и всеми селениями вплоть до реки Миньо. Весть о блестящих победах ставшаго кумиром толпы Альфонса совсем поразила республиканцев Лиссабона. Высланные ими войска взбунтовались по выходе из столицы, перебили своих офицеров, а лиссабонские монархисты, окрыленные событиями на севере, арестовали членов временнаго правительства и объявили королем Альфонса III. В то же время армия герцога Браганцкаго продолжала двигаться к югу и дошла до Коимбры, жители которой бросили республиканскаго губернатора в воду, а полицеймейстера приковали за взяточничество на цепь к пороховому погребу... Но здесь фортуна или, вернее, благосклонная фантазия публицистов „желтой“ прессы неожиданно изменила своему фавориту: оказывается, что после легкой победы над слабым республиканским заслоном по пути к Коимбре, ожидавшей триумфатора, его войска взбунтовались из-за неполучения жалованья и потребовали денег. За неимением золота и за отказом іезуитов от дальнейших субсидий, победоносная кампания кончилась неудачей. Герцог пытался бежать, но был задержан своими же офицерами, а забастовавших солдат можно было уговорить итти в Коимбру только слухом о предстоящей там публичной казни привезеннаго в цепях президента Портутальской республики Теофила Брага. Однако по дороге наступающую армию ожидала ужасная катастрофа: республиканцы на протяжении целой версты минировали шоссе, и, когда кавалерия герцога подходила к речке Монхино, раздался страшный взрыв, несколько сот человек было убито на месте, многие сошли с ума от небывалаго грохота и вида искалеченных трупов, и напуганная армия в страхе бежала обратно на север...

Все это, конечно, ужасно, но для успокоения читателя надо прибавить, что в Опорто и в Лиссабоне доныне распоряжается республиканское правительство, а герцог Мигуэль еще не выезжал из пределов Австрии...

Кроме беззастенчивой чисто репортерской спекуляции распространение ложных сведений о Португалии объясняется так же отчасти и тайным содействием дипломатии, враждебной к новому режиму и располагающей услугами телеграфных агентств. Некоторые из соседей не прочь поживиться португальскими колониями и в этих целях пытаются использовать португальскую смуту, внушив всей Европе недоверие к новорожденной республике. Должно признаться, что тайным видам врагов и распространению фантастических слухов отчасти помогает и само временное правительство, допустившее не мало элементарных ошибок. Оно ввело, например, цензуру иностранных телеграмм, стеснило свободу печати и тем сразу же вооружило против себя опасную армию, поражающую врага не штыками, а перьями. Самые преданные друзья португальской свободы не оправдывают таких, например, мер временнаго правительства, как суровые декреты, грозящие преданием исключительным судам за всякое порицание министров и президента республики, как отмену независимости судей, оттяжку созыва народных представителей, массовые аресты противников новаго строя, и т. д. Повидимому, республиканское правительство сразу очутилось, что называется, между двух огней и вынуждено вести борьбу на два фронта—и справа и слева. С одной стороны ему угрожает контр-революция, с другой — анархия. Против последней министры совершенно безсильны, так как во главе ее стоят их ближайшие союзники, помогавшие им свергнуть монархию. По словам берлинскаго представителя Португалии, беседовавшаго с кореспондентом „Газета::New York Herald“, правительство робеет пред толпой, потому что она до сих пор остается вооруженной и чувствует свою силу. Рабочие являются к министрам и открыто предъявляют им свои требования. Министры мягко соглашаются, так как за каждым таким делегатом стоит вооруженная группа, его пославшая. Ход железнодорожной забастовки, на несколько дней совершенно прекратившей всякое движение в стране и окончившейся уступкой железнодорожных обществ рабочим под давлением правительства,— как нельзя более подтверждает справедливость этих слов. В усилении „левой опасности“ для республики друзья последней видят своего рода „болезнь роста“—неизбежное последствие политическаго переворота. Недовольные массы всегда и везде с политическими переворотами соединяют и ожидания социальнаго обновления и, не дождавшись никаких резких перемен в своем экономическом отношении, начинают чувствовать себя обманутыми.


Нечто подобное переживают теперь и португальцы. Диктаторския замашки временнаго правительства, проявившияся в виде ссылки несменяемых судей в колонию за неугодный правительству приговор, в виде отмены свободы печати, собраний и пр.,—делают разочарование довольно всеобщим. Жители Лиссабона вспоминают, что таких жестоких стеснений они не испытывали даже во времена диктатуры Франка. Благодаря отсрочке выборов в учредительное собрание, страна живет без законов, которые заменяются произвольными приказами и декретами случайных людей, поставленных во главе нации уличными волнениями. Демократическое правительство попросту боится демократических выборов, которые могут принести петлю и тюрьму его заправилам, и стремится путем отсрочек выиграть время для подготовки своей избирательной победы. Но так как политическое развитие избирателей достигается не месяцами, а десятилетиями и веками, то подобная тактика уже сама по себе говорит скорее за грядущее поражение республиканских министров нынешняго кабинета. Среди переживаемой социальной смуты, сопровождаемой постоянными свалками с забастовщиками, осадами центральнаго вокзала, занятаго забастовочным комитетом, массовой забастовкой почтово-телеграфных служащих, газовых заводов, лодочников, пароходных команд, портних, ремесленников и т. д.,—подняли голову и монархисты. Раньше они скрывались, и теперь телеграф приносит сведения об уличных свалках между монархистами и республиканцами. Дело дошло до того, что, несмотря на грозящия цензурные кары, некоторые газеты печатают даже манифесты претендентов на престол—сверженнаго Мануэля и мечтающаго сесть на его место Мигуэля. Опаснее всего, что растущее недовольство граждан распространилось и среди армии и флота, на верность которых правительство уже перестало разсчитывать. В известиях, идущих из Лисабона, много смутнаго и противоречиваго,и безспорно и ясно только одно — что революция не принесла истерзанной стране желаннаго успокоения и порядка; что социальные силы Португалии выведены из состояния устойчиваго равновесия, и что в ближайшие же дни мы можем услышать о самых неожиданных сюрпризах.

Niva-1911-3-cover.png

Содержание №3 1911г.: ТЕКСТЪ. Выбор. Повесть И. Потапенко. (Продолжение). — В тихом уголке. Стихотворение Петра Быкова. — Между небом и землей. Очерк И. Кипренскаго.—Родэн и Толстой. Очерк Л. М. Камышникова.—Млечный путь. Очерк Н. С. Павловскаго.—Насекомые-разрушители. Очерк М. Орлова.—Эмир бухарский.—А. М. Скабичевский.—К рисункам.—Вздорожание продуктов (Вопросы внутренной жизни).—Черные дни Португалии (Политическое обозрение).—Объявления.

РИСУНКИ. Сумерки. — Осенняя выставка картин „Товарищества Художников“ в С.-Петербурге (12 рисунков). — Зарождение Марсельезы. Руже де Лиль сочиняет французский национальный гимн. — Млечный путь (3 рисунка). — „Насекомые-разрушители“ (9 рисунков). Эмир бухарский Сеид-Абдул-Уль-Ахад-хан. — Вступивший на престол эмир бухарский его высочество Сеид-Мир-Алим.—Критик А. М. Скабичевский.—П. Н. Волков.

К этому № прилагается „Полнаго собрания сочинений А. Ф. Писемскаго“ кн. 19.

г. XLII. Выдан: 15 января 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.