Юбилейная Царскосельская выставка 1911 №40

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Юбилейная Царскосельская выставка.

(По поводу исполнившагося 200-летия со дня основания города).

(С 10 рис. на стр. 738 и 739).

Петром Великим подарен был Екатерине I большой участок земли около Петербурга... Екатерина построила себе там небольшой летний дворец. Так создалось Царское Село. Уже при Екатерине II это был очаровательный уголок с живописным парком, античными беседками, галлереями и коллонадами. Образ Екатерины II неразрывно и тесно связан с Царским Селом. Там она гуляла в парке с любимой болонкой впереди. Там играла в карты с Безбородкой и другими приближенными.

Внук своей великой бабушки— Александр I тоже любил отдыхать в Царском от суетной жизни Петербурга. По преемственности Царское остается летней резиденцией и для Николая Павловича. Здесь живал Гоголь. Здесь рос юный гений Пушкина.

Юбилейная выставка разбросалась по громадному парку. Эта разбросанность мешает судить о внушительности выставки. Но если бы все павильоны и киоски собрать вместе—получился бы целый городок. Городок чрезвычайно пестрой архитектуры. Здесь переплетается смешение всех стилей: древнерусский, так называемый „новый“ стиль, павильонно-выставочный, деревенско-буколический и античный — греко-римский. Последний представлен зданиями, не приуроченными к выставке, а построенными в дальния времена пудреных париков и атласных камзолов.

Характер выставки с трудом поддается какому-нибудь определению. Казалось бы, центральным ядром ее должен быть отдел исторический. Он имеется. Но представлен далеко не в той полноте, как следовало бы и как этого хотелось бы.

Разстояния между павильонами так велики, что те, кто не любит ходить пешком, ездят из конца в конец на лошадях и моторах. Но это так здесь дисгармонирует с тихим спокойствием парка, его чистыми аллеями и статуями богов и богинь, что такими красивыми пятнами вырисовываются на фоне зеленой листвы. Приходится волей-неволей сообщаться и водяными путями. Некоторые отделы расположены по ту сторону длиннаго и обширнаго озера. Оба берега соединяются маленьким изящным паромом.

В глубине аллеи поднимается широкая величавая гранитная лестница. Наверху словно застыл бронзовый Геракл с дубиной. За ним начинается ряд исторических комнат. Первая комната посвящена художественной церковной утвари эпохи Екатерины II. Вот деревянный иконостас походной церкви, сопровождавшей императрицу в путешествиях по России. Живопись— не первостепеннаго достоинства. Вообще век Екатерины в смысле религиозной живописи—упадочный век. Церковные художники, утратив византийскую строгость древне-русскаго письма, запутались в слащавом псевдо-католическом шаблоне. Этого шаблона не избежал в своих религиозных композициях даже такой великий мастер, как Боровиковский. Но вот предметы церковнаго обихода, достигшаго при Екатерине Великой непревзойденнаго художества. Это—парчевые покровы для престолов и расшитые золотом и серебром одеяния священнослужителей. К сожалению, весь этот пышный блеск на выставке показан далеко не во всей полноте. Наиболее художественные одеяния священнослужителей екатерининскаго времени хранятся в музее Александро-Невской лавры.

Рядом с церковной утварью представлена и рабочая комната Екатерины. Здесь кресла, обитые гобеленами, с золочеными спинками, исторический столик, на котором было подписано много бумаг государственнаго значения. Комната Петра Великаго бросается в глаза не только простотой, но даже бедностью. Нет и слабаго намека хотя бы на отдаленный комфорт. Но это та обстановка вечнаго труженика, чтб как в огне горел в работе, не имея времени думать о тех удобствах жизни, которыми пользовались даже самые незначительные из его придворных.

В комнате Александра I все так полно эпохой и стилем Империи. Главная достопримечательность комнаты—донельзя истрепанная от непогоды и времени треуголка. Это едва ли не самый исторический из всех головных уборов коронованных особ, перешедших в потомство. В этой знаменитой треуголке Александр Благословенный совершил двухлетнюю кампанию с союзными войсками против Наполеона. В ней он вступил в Париж в 1815 году, в ней же он возвратился в Россию. Чрезвычайно было бы характерно для Александра видеть на выставке всюду сопровождавший его иконостас походной церкви, писанный на шелку.

Средь чиннаго городского парка странной неожиданностъю является клочок земли, до иллюзии переносящий посетителя в миниатюрный хутор. Это — хуторское хозяйство Царскосельскаго уезда. Около небольшой избушки тянется полоса золотой ржи. Тут же маленький участок овса. Примыкает маленький огород.

Павильон учебный или педагогический. Здесь представлены школы Царскосельскаго уезда, гимнастические приборы, вышивки, рукоделия, рисунки. Некоторые рисунки крохотных учеников и учениц сделали бы честь специальной школе.

Здесь и самостоятельные попытки и копии пером, акварелью и карандашом с известных картин наших художников. На другом конце парка, на берегу озера, стоит павильон лужскаго земства. Он наполнен столярными и металлическими работами учеников лужских школ. Мебель исполнена не только аккуратно и чисто, но порою и прямо художественно. Виден вкус в отделке, мастерство в обращении с материалом. Юноши работают по рисункам архитекторов и рисовальщиков-декораторов. Растет ученическая мастерская гигантскими шагами. Создатель и вдохновитель ее—земский начальник г. Сорокин. Сперва все производство помещалось в одной комнате. А через каких-нибудь два-три года мастерская так разрослась, что понадобился большой дом. „Гвоздем“ всех работ является металлический экран для камина, сделанный шестнадцатилетним учеником в тридцать-семь часов. Попутно юные лужские мастера исполняют также игрушки.

На другом берегу озера устроен аквариум.

Следует еще упомянуть отдел тюремный, сельскохозяйственный, лесного ведомства и Экспедиции заготовления государственных бумаг. Выставка посещается усердно и благодаря хорошей погоде сделалась модной прогулкой для петербуржцев.

Niva-1911-40-cover.png

Содержание №40 1911г.: ТЕКСТЪ: Заколдованный круг 1911 №40. Повесть В. Тихонова.—Птица. Разсказ Бориса Лазаревскаго.—Юбилейная Царскосельская выставка.— Столетие Казанскаго собораПолитическое обозрение.—К рисункам.—Объявления.

РИСУНКИ: Дедушкино пиво.—Высокий гость.—Хорошее угощение.—XXX выставка картин Общества Русских Акварелистов в С.-Петербурге.—Постановка „Живого трупа“ Л. Н. Толстого на сцене Московскаго Художественнаго театра (7 рисунков).—Юбилейная Царскосельская выставка (10 рисунков).-Карта театра военных действий между Италией и Турцией.—100-летие Казанскаго собора (6 рисунков и 1 портр.).—Гибель французскаго броненосца „Libertê“ 12 сентября с. г. (2 рисунка).

К этому № прилагается: I) „Ежемес. литерат. и популярно-научные приложения“ за октябрь 1911 г., 2) „ПАРИЖСКИЯ МОДЫ“ за октябрь 1911 г. с 37 рис. и отдельн. лист. с 28 черт. выкр. в натур. величину и 27 рис. дамских рукоделий.