Юбилейная выставка в Царском Селе 1911 №42

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Юбилейная выставка в Царском Селе.

(С 4 рис. на стр. 783).

Комната А. С. Пушкина.

В предыдущих №№ нашего журнала уже говорилось об интересной выставке в Царском Селе. В этом нумере „Нивы“ наши читатели найдут еще ряд рисунков, относящихся к этой выставке, закрывшейся 5 октября с. г.

Модель дома Нащокина.

В художественно-историческом отделе выставки, занимавшем Эрмитаж, Агатовую комнату и Камероновскую колоннаду Большого дворца, были устроены, как у нас уже говорилось, так называемые „историческия комнаты“ русских государей и иных знаменитых лиц. Кроме уже описанных нами комнат императоров, мы встречаем здесь и комнату императрицы Елисаветы Петровны, которая так любила Царское Село и так много способствовала его украшению. В комнате императрицы Елисаветы Петровны прежде всего обращал на себя внимание прекрасный и редкий портрет этой государыни, приписываемый знаменитому художнику Ламии. Затем большой интерес представляли выставленные здесь же оригинальная китайская мебель и китайския-же безделушки, которыми любила окружать себя императрица Елисавета Петровна. Своеобразное убранство этой комнаты давало некоторое представление о той обстановке, в которой жила в Царском Селе создательница его художественных красот и достопримечательностей.

В верхних помещениях Эрмитажа были размещены комнаты русских знаменитых писателей: Пушкина, Лермонтова и других.

Комната М. Ю. Лермонтова.

А. С. Пушкин, как известно, был в дни своей ранней юности царскосельским жителем: он обучался в Царскосельском лицее. И вот в посвященной ему комнате мы встречаем главным образом реликвии, относящияся к его пребыванию в лицее. Таковы, например, любопытнейшие документы (целая витрина), касающиеся личности Пушкина-лицеиста: различные свидетельства, аттестации и т. п. Среди них невольно останавливает на себе внимание свидетельство министра юстиции от 1811 года о том, что „недоросль Александр Пушкин есть действительно сын служащаго в комиссариате Сергея Пушкина“... Недоросль-Пушкин... Что иное могло бы звучать более дико и странно?.. Несравненно более культурными представляются аттестации и характеристики молодого Пушкина, сделанные его преподавателями. В них многое довольно справедливо и метко. „Весьма понятлив, замысловат, остроумен, но вовсе не прилежен“... Или: „А. Пушкин имеет более блистательное, нежели основательное дарование, более пылкий и тонкий, нежели глубокий ум...“ Тогдашний Пушкин мог и должен был казаться своим воспитателям именно таким.

В „пушкинской“ комнате были выставлены затем различные портреты поэта, хороший бюст его, многочисленные автографы и старинные издания его произведений. В числе книг обращает на себя внимание экземпляр „Евгения Онегина“, принадлежавший императору Александру I.

Комната Императрицы Елисаветы Петровны.

В „лермонтовской“ комнате были собраны также различные реликвии, оставшияся после безвременно погибшаго автора „Демона“ и „Героя нашего времени“. Таковы, например, железная палка, принадлежавшая Лермонтову и поднятая после его роковой дуэли, бумажник поэта, его эполеты, столик и т. п.

Настоящее украшение Царскосельской выставки составляла маленькая, но чрезвычайно ценная „игрушка“, дорогая для нас не только в смысле своей материальной стоимости, но и как память о Пушкине и пушкинской эпохе. Мы говорим о так называемом „нащокинском домике“.

Известному московскому богачу, другу Пушкина, Нащокину, однажды пришла фантазия заказать точную модель его московскаго дома со всеми деталями его внутренняго устройства и тогдашняго быта. Модель была сделана в формате игрушечнаго дома. Несмотря на незначительные размеры этой своеобразной игрушки, все детали ее были художественно воспроизведены... Смотреть на эту дорогую игрушку тридцатых годов—огромное наслаждение. Пред нами воочию предстает вся жизнь богатаго московскаго дома того времени. Тут и кабинет, в котором сидит за газетой сам барин, и гостиная с женскими фигурками, и спальня, и другия комнаты. „Нащокинский домик“ в свое время был игрушкой; нынче он не игрушка, а художественное воспроизведение старины и старой культуры. Это—памятник прошлаго.


Таким памятником прошлаго являлась в огромном большинстве своих интересных экспонатов и вся выставка. Она, несомненно, сыграла большую культурную роль в нашей текущей жизни, познакомив нас с богатым и красивым прошлым Петербурга, и не одного Петербурга, но и иных центров старинной жизни. Такия выставки, как Царскосельская, будят мысль и воображение и дают нам редкую и счастливую возможность заглянуть в былую жизнь наших предков и вынести из созерцания этой отлетевшей в вечность жизни немало поучительнаго и полезнаго и хотя бы просто интереснаго...

Niva-1911-42-cover.png

Содержание №42 1911г.: ТЕКСТЪ: Заколдованный круг. Повесть В. Тихонова. (Продолжение.)—Никогда. Стихотворение М. Лапиной.—Франц Лист. Очерк А. Коптяева.—И. С. Никитин.Яркия кометы. Очерк Н. С. Павловскаго.—Переворот в Китае (Политическое обозрение). — Юбилейная выставка в Царском Селе.—К рисункам.—Смесь.—Объявления.

РИСУНКИ: Стихает. —У святого колодца.— Король Эрик и Карин Монсдоттер.—Акварели С. Соломко. XXX выставка картин Общества Русских Акварелистов в С.-Петербурге (5 рисунков).—Франц Лист (2 рисунка).—И. С. Никитин (2 портрета и 3 рисунка).—Яркия кометы (1 рис.).—Юбилейная выставка в Царском Селе (4 рисунка).—Памятник Петру I на Большой Охте.

К этому прилагается „Полнаго собрания сочинений Ант. П. Чехова" кн. 10.