Вздорожаніе продуктовъ 1911 №3

From Niva
Jump to: navigation, search

Вздорожаніе продуктовъ.

(Вопросы внутренней жизни).

И въ Россіи, и въ Западной Европѣ, и въ Америкѣ послѣдніе годы сопровождались общимъ вздорожаніемъ продуктовъ первой необходимости. Въ другихъ странахъ вздорожаніе жизни отчасти возмѣщалось параллельнымъ вздорожаніемъ труда, общимъ повышеніемъ заработной платы и потому не особенно рѣзко сказалось на положеніи рабочихъ массъ, въ Россіи же сравнительно съ 1905 годомъ заработная плата не повысилась, а понизилась, и вздорожаніе продуктовъ первой необходимости почувствовалосъ бѣднѣйшимъ населеніемъ весьма рѣзко. Оно сократило и безъ того убогій бюджетъ и деревенскаго и городского жителя и сдѣлало непосильно тяжелымъ бремя жизни даже для сравнительно лучше вооруженной въ борьбѣ за существованіе интеллигенціи. Значительно обогатившаяся въ послѣдніе годы хроника самоубійствъ съ постоянно повторяющимися приписками: „покончилъ съ собою за неимѣніемъ средствъ къ жизни“—объясняется главнымъ образомъ вліяніемъ ухудшившихся экономическихъ условій. Ужасъ голода и нищеты нависъ надъ всѣми странами, съ особою же силою сосредоточился въ крупныхъ городахъ и столицахъ. Центры роскоши и богатства стали въ то же время и центрами самой острой, самой безпощадной нужды. Здѣсь населенію приходится считаться съ цѣлымъ рядомъ особенно неблагопріятныхъ условій: съ болѣе сложнымъ строемъ жизни, съ отсутствіемъ самостоятельнаго хозяйства, съ быстро растущей дороговизною квартиръ и съ длинной цѣпью многочисленныхъ посредниковъ по добыванію всѣхъ продуктовъ первой необходимости. Если крестьянинъ имѣетъ свою избу, свой хлѣбъ, свой огородъ, иногда свое молоко, то городскому жителю все приходится покупать нерѣдко изъ вторыхъ, третьихъ и даже десятыхъ рукъ и на всемъ въ тридорога расплачиваться за посредничество, Раньше, чѣмъ достичь потребителя, многіе продукты перейдутъ черезъ нѣсколько рукъ: отъ мелкихъ скупщиковъ зерно попадаетъ къ крупнымъ хлѣботорговцамъ, отъ крупныхъ хлѣботорговцевъ къ мельникамъ, отъ мельниковъ въ мучные лабазы, изъ мучныхъ лабазовъ въ хлѣбопекарни, изъ хлѣбопекаренъ въ мелочную лавку и только изъ мелочной лавки къ столичному жителю. Такъ какъ каждый изъ этой цѣпи посредниковъ долженъ что-нибудь заработать, то вся сумма ихъ заработковъ не можетъ не увеличить окончательной цѣны хлѣба. Такимъ образомъ основную и главную причину дороговизны городской жизни нужно видѣть въ сложности и дороговизнѣ торговаго посредничества. Культурный Западъ, ранѣе насъ страдавшій отъ дороговизны продуктовъ первой необходимости, успѣлъ выработать и нѣкоторыя мѣры борьбы съ этимъ зломъ: съ одной стороны, городскія управленія стараются устанавливать таксы на многіе продукты, ограничивая торговцевъ въ черезчуръ хищническихъ поборахъ, съ другой-облегчаютъ возможность конкуренціи между ними, вынуждающей продавать съ сравнительно небольшой выгодой. Таксированіе хлѣба, мяса, молока и прочихъ продуктовъ не всегда достигаетъ цѣли и не спасаетъ населеніе отъ жестокой эксплоатаціи.

Гораздо болѣе надежнымъ представляется другой способъ борьбы съ дороговизной, широко примѣняемый въ Англіи и отчасти въ Германіи—именно сплоченіе самихъ потребителей въ такъ называемые потребительскіе союзы, общества и товарищества. Въ Англіи потребительскія общества насчитываютъ цѣлые милліоны членовъ, вступаютъ между собою въ союзы для грандіозныхъ оптовыхъ закупокъ, располагаютъ колоссальными капиталами и заводятъ даже свои собственныя фабрики, вытѣсняя посредничество не только изъ торговли, но также и изъ самаго производства.

Въ прогрессивномъ ростѣ потребительскихъ союзовъ, захватывающихъ въ свои руки самое производство продуктовъ, можно было бы видѣть рѣшеніе соціальнаго вопроса, такъ какъ ничто не мѣшаетъ рабочимъ потребительскихъ фабрикъ сдѣлаться членами общества и, слѣдовательно, собственниками всѣхъ коперативныхъ учрежденій. Однакоже дѣйствительность не оправдываетъ такихъ надеждъ. Объединеніе оказывается палкою о двухъ концахъ.

Если потребители объединяютея противъ производителей, то и производители тоже объединяются противъ потребителей. Объединеніе хозяевъ-производителей совершается при томъ же несравненно легче и быстрѣе уже въ силу того, что ихъ—сотни и десятки, тогда какъ потребителей—милліоны и даже милліарды. Первая на путь объединенія хозяевъ-производителей выступила Америка въ лицѣ предпріимчиваго собственника пенсильванскихъ нефтяныхъ источниковъ Джона Рокфеллера, сумѣвшаго объединить въ своихъ рукахъ путемъ соглашенія съ остальными нефтяниками всю нефтяную промышленность Соединенныхъ Штатовъ. Сливъ всѣ нефтяныя предпріятія воедино и разоривъ не желавшихъ пристать къ союзу, Рокфеллеръ устранилъ конкуренцію между ними, вызывавшую пониженіе продажныхъ цѣнъ нефти, сразу повысилъ доходность объединенныхъ предпріятій и въ сравнительно короткое время сумѣлъ сдѣлаться богатѣйшимъ человѣкомъ въ мірѣ. По примѣру нефтяного треста, въ Америкѣ быстро возникли тресты: угольный, желѣзодѣлательный, мѣдный, желѣзнодорожный, пароходный, мясной, телеграфный, похоронный и пр., и пр. Всѣ отрасли промышленности объединились и приняли новую форму организаціи. Не нормируемая конкуренціей, продажная цѣна продуктовъ сдѣлалась произвольной, перестала находиться въ зависимости отъ издержекъ производства и пріобрѣла характеръ косвеннаго обложенія потребителей въ пользу промышленныхъ королей.

Вслѣдъ за американскими промышленнеками на путь столь выгоднаго сліянія отдѣльныхъ предпріятій двинулись и европейскіе и русскіе промышленники. У насъ открыто существуютъ сахарный, желѣзодѣлательный, гвоздильный, горнопромышленный, нефтяной и резиновый синдикаты, а негласныхъ, разумѣется, еще больше. Они получили возможность облагать потребителя высокими налогами. Въ ихъ карманы текутъ сотни милліоновъ рублей. Гигантскій ростъ добывающей и обрабатывающей промышленности, быстрый прогрессъ техники, открытіе эксплоатаціи плодороднѣйшихъ странъ, развитіе средствъ перевозки—все это должно было бы безконечно удешевить и облегчить жизнь, а между тѣмъ все неимовѣрно дорожаетъ, и жизнь становится невыносимо тяжелой,—и все это въ силу того, что всѣми благами прогресса промышленности, науки и техники пользуется не разрозненный потребитель, а объёдиненный въ синдикаты производитель. Сахаръ, который стоитъ 4—5 к. фунтъ, продается по 15 к. фунтъ и остается почти недоступнымъ огромной массѣ населенія. Калоши, стоившія два года назадъ 1 р. 80 к., продаются теперь уже за 3 р. 60 к. Квартиры за десять лѣтъ вздорожали почти на 50—60%, и десятки тысячъ людей, не имѣя возможности нанять отдѣльную комнату, вынуждены селиться въ грязныхъ „углахъ“, бокъ-о-бокъ съ больными, пьяными или порочными сосѣдями. Возрастающая дороговизна жизни передвигаетъ богатыхъ людей въ разрядъ только состоятельныхъ, состоятельныхъ — въ разрядъ нуждающихся, а нуждающихся толкаетъ въ разрядъ нищей голытьбы. Бремя жизни становится непосильнымъ всѣмъ классамъ населенія. Всеобщее бѣдствіе вызываетъ всеобщій стонъ, плачъ и скрежетъ зубовный, особенно громкій въ наиболѣе страдающихъ низахъ. Милліоны родителей лишаются возможности дать своимъ дѣтямъ потребное количество тепла, воздуха и пищи, необходимое для ихъ роста и развитія. Дороговизна продуктовъ влечетъ за собою неизбѣжное вырожденіе цѣлыхъ націй, обрекаетъ на медленное вымираніе цѣлые народы. На нее нельзя иначе смотрѣть, какъ на самое тяжелое общественное бѣдствіе и величайшую національную опасность. Общественная и государственная мысль должны напрячь всѣ силы, чтобы уяснить истинные размѣры грозящаго несчастія и найти способы защиты противъ него. Отчасти наша Государственная Дума уже приступила къ рѣшенію задачи и выразила энергичный протестъ противъ быстро прививающихся въ русской промышленности синдикатовъ, которые являются одной изъ главныхъ причинъ растущей дороговизны. Но можно ли разсчитывать на побѣду русской Государственной Думы въ этомъ вопросѣ, когда даже свободный американскій народъ въ теченіе долгихъ десятилѣтій самой напряженной борьбы съ трестами никакъ не можетъ сбросить съ себя тяжелаго экономическаго ига промышленныхъ королей? Столѣтіе съ лишнимъ назадъ американцы рѣшили отдѣлиться отъ Англіи изъ-за того, что она слишкомъ безцеремонно облагала ввозимые въ колонію товары, и начали войну за освобожденіе съ того, что побросали въ море оплаченные налогомъ тюки мануфактуры, а нынѣ ихъ потомки безпрекословно уплачиваютъ нѣсколькимъ десяткамъ Рокфеллеровъ, Карнеджи и Вандербильтовъ милліарды долларовъ и чувствуютъ себя совершенно безсильными вырваться изъ желѣзныхъ тисковъ ихъ экономическаго деспотизма. Въ прошломъ году безсовѣстное повышеніе цѣнъ на мясо преисполнило чашу терпѣнія американскаго народа и вызвало своеобразный протестъ: нѣсколько милліоновъ американскихъ гражданъ объявило голодную забастовку и отказалось отъ употребленія мяса, которое при напряженной работѣ американскаго рабочаго составляетъ необходимый продуктъ питанія.

Подъ страхомъ дальнѣйшихъ убытковъ отъ добровольнаго народнаго голоданія мясной трестъ послѣ первой же недѣли всенароднаго поста сдался и понизилъ цѣны на мясо. Побѣда была достигнута, но какою цѣною! Для борьбы съ мяснымъ трестомъ у свободнаго американскаго народа оказалось въ распоряженіи только то средство, къ которому въ самыхъ исключительныхъ случаяхъ прибѣгаютъ заключенные въ тюрьмахъ: голодовка, воздержаніе отъ привычной пищи, осужденіе самого себя на медленное уничтоженіе! Однакоже даже и такое героическое средство не всегда ведетъ къ побѣдѣ: у насъ, въ Россіи, благодаря дороговизнѣ сахара отъ потребленія его безъ всякаго соглашенія, а просто по недоступности для кармана, въ теченіе многихъ лѣтъ систематически уклоняются десятки милліоновъ крестьянскаго населенія, но это нисколько не толкаетъ нашихъ сахароваровъ къ удешевленію сахара на внутреннихъ рынкахъ, который они вывозятъ въ Англію на кормъ свиней по 5 к. фунтъ. Въ Вѣнѣ дороговизна продуктовъ питанія вызвала острыя волненія, но и они не привели къ удешевленію жизни. Безпрепятственное обложеніе населенія косвенными налогами въ пользу промышленныхъ королей обращаетъ въ обманчивую фикцію и въ безсмысленную обрядность бюджетное право парламентовъ, безъ согласія которыхъ никакое правительство не можетъ обложить своихъ гражданъ. Если рядомъ съ утвержденными народнымъ представительствомъ налогами практикуется совершенно произвольное обложеніе каждаго гражданина, какъ потребителя, въ пользу негласнаго правительства промышленныхъ трестовъ, то что же остается отъ его гражданской свободы и независимости? Увы, она обращается въ нуль! Ни одно законное правительство, памятующее о своихъ правахъ и обязанностяхъ, не можетъ примириться съ захватомъ промышленными союзами принадлежащаго только одному ему верховнаго права обложенія—иначе оно уже перестаетъ быть верховнымъ органомъ національной воли и фактичееки уступаетъ свое мѣсто новой власти. Америка и Западная Европа уже попали подъ абсолютную власть капитала, сохраняя внѣшнюю видимость республиканской и конституціонной формъ правленія. Тамъ нѣтъ той силы, которая могла бы сбросить эту власть, которая ведетъ захваченные ею народы къ вырожденію и гибели; въ Россіи же правительство, опираясь на еще не утратившую экономической самостоятельности деревню, пока располагаетъ возможностью регулировать ростъ и развитіе опасныхъ для него и для народа промышленныхъ организацій. Для этого оно должно, во-первыхъ, предоставить полную свободу развитію противоборствующихъ синдикатамъ потребительскихъ союзовъ и даже всѣми мѣрами активно способствовать насажденію послѣднихъ, а сверхъ того—установить основной законъ, по которому въ каждой отрасли промышленности, объединенной синдикатами въ одно предпріятіе, съ уничтоженіемъ внутренней конкуренціи между отдѣльными предпринимателями, устанавливался бы правительственный контроль за всѣми расходами и доходами объединеннаго предпріятія, при чемъ всѣ поступленія, превышающія опредѣленную закономъ норму доходности на обращающійся капиталъ, отчисляются въ казну на томъ же самомъ этическомъ основаніи, на какомъ законъ воспрещаетъ взиманіе ростовщическихъ процентовъ по кредитнымъ сдѣлкамъ. Тогда синдикаты были бы ограничены въ своемъ хищничествѣ и не имѣли бы расчета безконечно повышать цѣны продуктовъ. Ограничительное законодательство, допуская творческую и полезную сторону объединительныхъ промышленныхъ организацій—въ видѣ, напримѣръ, нормированія производства сообразно размѣрамъ спроса, устраненія вредной конкуренціи съ свойственными ей спекулятивными пріемами и рискомъ разореній и т. д., въ то же время налагало бы властную руку на всѣ разрушительныя, опасныя для государства и гибельныя для народа, вліянія синдикатовъ, сдѣлало бы всѣ продукты потребленія болѣе дешевыми, а жизнь гражданъ—болѣе богатой, болѣе легкой и радостной.

Niva-1911-3-cover.png

Содержание №3 1911г.: ТЕКСТЪ. Выборъ. Повѣсть И. Потапенко. (Продолженіе). — Въ тихомъ уголкѣ. Стихотвореніе Петра Быкова. — Между небомъ и землей. Очеркъ И. Кипренскаго.—Родэнъ и Толстой. Очеркъ Л. М. Камышникова.—Млечный путь. Очеркъ Н. С. Павловскаго.—Насѣкомыя-разрушители. Очеркъ М. Орлова.—Эмиръ бухарскій.—А. М. Скабичевскій.—Къ рисункамъ.—Вздорожаніе продуктовъ (Вопросы внутренной жизни).—Черные дни Португаліи (Политическое обозрѣніе).—Объявленiя.

РИСУНКИ. Сумерки. — Осенняя выставка картинъ „Товарищества Художниковъ“ въ С.-Петербургѣ (12 рисунковъ). — Зарожденіе Марсельезы. Руже де Лиль сочиняетъ французскій національный гимнъ. — Млечный путь (3 рисунка). — „Насѣкомыя-разрушители“ (9 рисунковъ). Эмиръ бухарскій Сеидъ-Абдулъ-Уль-Ахадъ-ханъ. — Вступившій на престолъ эмиръ бухарскій его высочество Сеидъ-Миръ-Алимъ.—Критикъ А. М. Скабичевскій.—П. Н. Волковъ.

Къ этому № прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 19.

г. XLII. Выданъ: 15 января 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.