Возстаніе Аравіи 1911 №5

From Niva
Jump to: navigation, search

Возстаніе Аравіи.

(Политическое обозрѣніе).

Повидимому, новый режимъ не принесъ Турціи того успокоенія, порядка и довольства, о которомъ мечтали элементы населенія, сочувствовавшіе младо-туркамъ. Для странъ культурныхъ установленіе конституціи, введеніе представительнаго образа правленія знаменуетъ эру внутренняго мира и прекращенія кровавыхъ раздоровъ. Борьба разныхъ лагерей продолжается, но она принимаетъ уже новыя, культурныя формы, становится безкровною, переносится съ поля брани на избирательныя собранія. Вмѣсто мечей и ружей сражаются и побѣждаютъ баллотировочными билетиками. Вмѣсто того, чтобы истреблять другъ друга, борющіяся партіи только подсчитываютъ друзей и враговъ и объявляютъ побѣдителями тѣхъ, кто оказался въ большинствѣ. Къ сожалѣнію, турецкія реформы, проведенныя сверху, не дали такихъ благихъ результатовъ. Онѣ не уменьшили, а даже какъ будто бы увеличили работу оружія, открыли вены цѣлой странѣ, предали и столицу и окраину огню и мечу. Переворотъ, начавшійся такъ гладко, приводитъ въ какой-то безысходный тупикъ нескончаемыхъ возстаній и междоусобицъ, перепутавшихся внѣшнихъ и внутреннихъ затрудненій. Полуподавленное возстаніе въ Албаніи, подавленный и вновь вспыхнувшій мятежъ друзовъ: общая революція въ Аравіи, насчитывающей 19 милліоновъ поголовно вооруженныхъ жителей; усиливающееся четничество въ Македоніи; ежеминутно готовая вспыхнуть революція на Критѣ съ перспективой нападенія со стороны Греціи; таможенная война съ Болгаріей, ожидающей только благопріятнаго момента, чтобы обрушиться на Турцію съ своей прекрасно подготовленной полумилліонной арміей, опасливыя сомнѣнія въ безкорыстіи германско-австрійской дружбы, вовлекающей Турцію въ военныя осложненія съ Россіей, содѣйствіе Англіи мятежникамъ именно въ видѣ снабженія ихъ усовершенствованнымъ оружіемъ—таково въ общихъ чертахъ современное положеніе Оттоманской имперіи, которую даже первый ея политическій дѣятель, военный министръ Шефкетъ-паша, назвалъ „имперіей мрака“. Младо-туркамъ, безотвѣтственно, на чисто диктаторскихъ началахъ, управляющимъ Турціею подъ прикрытіемъ власти парламента и султана, не легко справиться съ нагромоздившимися затрудненіями, и нѣтъ ничего мудренаго, что подъ впечатлѣніемъ послѣднихъ даже въ комитетѣ партіи „Единенія и Прогресса“ началась ожесточенная внутренняя борьба и междоусобица. Многіе изъ турецкихъ парламентаріевъ уже громко говорятъ о глубокомъ „кризисѣ парламентаризма“, и быстро прогрессирующая работа политическаго распада, выражающагося въ непрерывныхъ мятежахъ и возстаніяхъ, невольно внушаетъ друзьямъ молодой Турціи гнетущее опасеніе: не будетъ ли обновленіе „Больного человѣка“ началомъ его ускореннаго конца?

Главная неудача турецкаго парламентаризма заключается въ его неумѣніи справиться съ національнымъ вопросомъ. Турки составляютъ всего только около 30% населенія имперіи. При такой малой численности комитетскій кличъ: „Турція для турокъ“ звучитъ чрезвычайно угрожающе для всѣхъ остальныхъ національностей и дѣйствительно можетъ послужить сигналомъ къ распаду имперіи. Отказавшись хотя бы формально отъ завѣтовъ и символовъ религіозной государственности и провозгласивъ европейскія политическія начала, турки какъ бы утратили нравственное право на господство, вырвали сами у себя изъ подъ ногъ историческую почву для національнаго господства. Албанцы, греки, македонцы, друзы, арабы, армяне и т. д.—всѣ предъявили свои требованія, всѣ зашевелились, и когда правительство, не умѣвшее притомъ же создать на мѣстахъ сколько-нибудь порядочной администраціи, попробовало прибѣгнуть къ обычнымъ репрессіямъ— всѣ обиженныя, не удовлетворенныя въ своихъ надеждахъ и національныхъ пожеланіяхъ, окраины взялись за оружіе. Съ албанцами послѣ двухъ экспедицій турки какъ будто бы справились, но все-таки 7.000 албанскихъ выходцевъ обратились къ королю Николаю Черногорскому съ просьбою вести ихъ противъ Турціи, обѣщая поддержку всей усмиренной Албаніи. Друзовъ усмирили, но это нисколько не помѣшало новой вспышкѣ мятежа и разрушенію Реджасской желѣзной дороги, ведущей въ возставшій Іеменъ. Принимая во вниманіе огромную численность арабовъ и фактическую полунезависимость Аравіи, нынѣшнее возстаніе надо считать наиболѣе опаснымъ для Турціи. По чисто-религіознымъ мотивамъ оно грозитъ объединить противъ турокъ почти всю Малую Азію. Возставшіе шейхи Аравіи, завладѣвшіе уже многими городами, осадившіе и захватившіе въ плѣнъ не мало турецкихъ гарнизоновъ,—разсчитываютъ захватить Мекку и Медину и присвоить одному изъ своихъ руководителей—имаму Яхія — калифатъ, т.-е. духовное и политическое главенство надъ правовѣрными магометанами, принадлежащее донынѣ султану. Турецкое правительство чувствуетъ огромную опасность положенія и напрягаетъ всѣ силы для достиженія побѣды. Оно передвигаетъ въ Аравію цѣлыхъ три корпуса, 125 батальоновъ пѣхоты, созываетъ резервистовъ, не останавливаясъ ни передъ какими затратами, но борьба съ арабами не такъ-то легка и до сихъ поръ приноситъ туркамъ толъко пораженія и неудачи. Арабы—чудные наѣздники и прекрасные стрѣлки, закаленные въ постоянныхъ междоусобныхъ войнахъ. Вся страна усѣяна по теченію рѣкъ и вдоль дорогъ каменными башнями съ бойницами и всякими укрѣпленіями, которыя придется брать съ бою. Еще труднѣе покореніе пустынь, населеніе которыхъ не связано ни жилищами ни земельными владѣніями и всегда можетъ нападать, оставаясь само недосягаемымъ для нападенія. Бѣда Турціи въ томъ, что арабскіе шейхи объединились. Кромѣ религіозныхъ мотивовъ, они руководствуются и политическими, Предсѣдатель сирійскаго комитета независимости, Рашидъ-Майранъ-паша, на вопросы о цѣляхъ возстанія отвѣчалъ: „арабы домогаются политической автономіи“. Шейхъ Индрисъ, недавно вернувшійся изъ Константинополя, пошелъ еще дальше и открыто провозгласилъ независимость Аравіи и, по захватѣ Геджаса, утвердилъ свою власть на берегахъ Чермнаго моря до Адена. Потери цѣлыхъ городовъ и вилайетовъ, капитуляція осажденныхъ гарнизоновъ, неудача попытокъ возстановить сообщеніе—приводятъ правительство въ состояніе растерянности. Чтобы сосредоточить силы въ Аравіи, оно пытается примириться съ албанцами, но тѣ не идутъ на примиреніе и, памятуя недавнія казни, повышаютъ свои требованія. Въ виду нужды въ офицерахъ, военный министръ принимаетъ множество выгнанныхъ въ отставку старо-турокъ, уволенныхъ за враждебное отношеніе къ новымъ порядкамъ. Въ довершеніе бѣды, и солдаты не обнаруживаютъ уже прежней воинственности. Армяне черезъ патріарха ходатайствовали, чтобъ ихъ не посылали въ Іеменъ, въ Албанію и Македонію резервисты отказались итти, и въ одинъ день около четырехсотъ редифовъ перебѣжало въ Черногорію, чтобы только избавитъся отъ похода противъ арабовъ. Такимъ образомъ обостреніе арабскаго мятежа грозитъ въ будущемъ полнымъ и окончательнымъ разваломъ „имперіи мрака“.

Niva-1911-5-cover.png

Содержание №5 1911г.: ТЕКСТЪ. Выборъ. Повѣсть И. Потапенко. (Продолженіе). — На „послушаніи“. Разсказъ Г. Т. Сѣверцева-Полилова. —Гуси. Стихотвореніе Сергѣя Касаткина— Игрушки. Разсказъ М. М. Миклашевскаго.—Землетрясеніе въ Семирѣченской области.—Къ рисункамъ.—Г. Дума о принудительномъ оздоровленіи Петербурга (Вопросы внутренней жизни.)—Возстаніе Аравіи (Политическое обозрѣніе).—Заявленіе.—Объявленія.

РИСУНКИ. На охоту.—Конкурсная выставка въ Академіи Художествъ (4 рисунка).—V Осенняя выставка картинъ въ Петербургѣ (9 рисунковъ).—Семирѣченская область. Къ землетрясенію 22 декабря 1910 г. (18 рисунковъ). — Къ IV съѣзду русскихъ зодчихъ, открывшемуся въ Петербургѣ 4 января с. г. въ Императорской Академіи Художествъ. — Вновь избранные члены Государственной Думы (5 портретовъ).

Къ этому № прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 20.

г. XLII. Выданъ: 29 января 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.