Г-жа Тетрацини и г. Кашманъ

From Niva
Jump to: navigation, search
Л. Тетрацини
I. Кашманъ

(Портр, на стр. 39).

Итальянская опера г. Гвиди настолько завоевала симпатіи петербургской публики, что существованіе ея въ теченіе великаго поста является какъ бы необходимой принадлежностью нашей музыкальной жизни. Тѣ изъ артистовъ, которые уже давно стали любимцами посѣтителей консерваторскаго театра, неизмѣнно приглашаются дирекціей изъ года въ годъ; и теперь приглашены г-жи Арнольдсонъ и Тетрацини и гг. Мазини, Аримонди и др. Составъ исполнителей, впрочемъ, въ этомъ году обновился; такъ, вступили въ число ихъ русскій теноръ г. Собиновъ, вмѣсто г. Баттистини—гг. Кашманъ и молодой баритонъ г. Джиральдони, вмѣсто г-жи Крушельницкой—г-жа Біанкини-Капелли и др.

Изъ названныхъ артистовъ остановимся на тѣхъ, которые сравнительно менѣе извѣстны у насъ, хотя пользуются въ Европѣ громкими именами; мы разумѣемъ г-жу Тетрацини, поющую въ Петербургѣ уже не первый сезонъ и пользующуюся большимъ успѣхому и г. Кашмана, пѣвшаго лѣтъ десять тому назадъ и тогда ставшаго общимъ любимцемъ.

Г-жа Луиза Тетрацини—колоратурное сопрано, удивительно легко продѣлывающее всевозможный техническія трудности, въ родѣ трели, хроматическихъ пассажей и гаммъ, staccato и пр. У нея легкій голосъ отъ природы, весьма подкупающiй своимъ серебристымъ тембромъ; лучшими партіями ея слѣдуетъ считать Лючію, Розину въ «Севильскомъ Цирюльникѣ», Филину въ «Миньонѣ» и др. Г-жа Тетрацини, между прочимъ, создала у насъ Людмилу въ безсмертной глинкинской оперѣ «Русланъ и Людмила», когда послѣдняя ставилась въ итальянской оперѣ г. Гвиди.

Г. Кашманъ является однимъ изъ первыхъ баритоновъ въ Европѣ; особенно выдвинулся онъ въ послѣднее время созданіемъ главнаго героя въ оперѣ Франкетти «Христофоръ Колумбъ», написанной по случаю четырехсотлѣтія со дня рожденія этого великаго открывателя, и появленіемъ въ байрейтскихъ спектакляхъ вагнеровскихъ оперъ, въ которыхъ онъ исполнялъ партіи Амфортаса въ «Парсифалѣ» и Вольфрама въ «Тангейзерѣ». Въ оперѣ Франкетти онъ пѣлъ въ Генуѣ и Миланѣ, въ знаменитомъ театрѣ Scala; что же касается байрейтскихъ представленій, то г. Кашманъ является единственнымъ изъ итальянскихъ пѣвцовъ, удостоившихся этой чести. Затѣмъ онъ пѣлъ въ театрахъ Сѣверной и Южной Америки, Варшавѣ, Бар-селонѣ, Лисабонѣ и др.

Нашъ гость участвовалъ также, по просьбѣ композитора, въ духовныхъ произведеніяхъ аббата Перози, завоевавшаго въ послѣднее время громкое имя въ Италіи. Но, кромѣ того, г. Кашманъ удостоился рѣдкой чести пѣть въ присутствіи папы 11-го мая 1901 г. въ Ватиканѣ; это, кажется, первый, а можетъ-быть единственный случай, что иностранный артистъ участвовалъ въ концертѣ, данномъ въ Ватиканѣ; разсказываютъ, что папа милостиво бесѣдовалъ съ нимъ и сказалъ, между прочимъ, что онъ придаетъ «музыкѣ жизнь». И это совершенно вѣрно: г. Кашманъ—превосходный музыканту вмѣстѣ съ прекраснымъ голосомъ (драматическій баритонъ) онъ соединяетъ въ своемъ лицѣ и первокласснаго актера.

Еще памятны его образы въ роляхъ Гамлета (Тома), Яго («Отелло» Верди), Риголетто, донъ-Карлоса («Эрнаии») и др., которыми онъ восхищалъ нашу публику въ первый свой пріѣздъ въ Петербургъ, десять лѣтъ тому назадъ. Въ нынѣшній свой пріѣздъ г. Кашманъ выступилъ 3-го января въ роли Гамлета и имѣлъ поразительный успѣхъ: рукоплесканіямъ и вызовамъ не было конца.

Вообще, знакомство съ этимъ артистомъ очень интересно. Вотъ, кстати, нѣкоторыя біографическія свѣдѣнія о немъ. Іосифъ Кашманъ, по происхожденію славянинъ, родился въ Далмаціи, въ м. Люссинпикколо; родители его. люди состоятельные, дали ему прекрасное образованіе: онъ окончилъ юридическiй факультетъ въ грацкомъ университетѣ со степенью кандидата.

По окончаніи курса г. Кашманъ отправился въ Италію, въ Милану гдѣ сталъ заниматься пѣніемъ подъ руководствомъ профессора консерваторш Джіованини; дебютировалъ онъ въ 1875 г. въ Загребѣ, а затѣмъ выступалъ въ Туринѣ— въ театрѣ Реджіо, въ Миланѣ—въ театрѣ Scala, въ мадридскомъ театрѣ Reale, въ Нью-Іоркѣ, Филадельфіи, Лиссабонѣ, Буэносъ-Айресѣ и др. Вездѣ его выходы сопровождались шумными успехами. Мы помнимъ его первое появленіе въ Петербургѣ, бывшее такимъ же тріумфомъ для этого артиста, какъ и нынѣшнее его появленіе. Тогда онъ былъ приглашенъ на нѣсколько спектаклей въ Маріинскій театръ, гдѣ онъ пѣлъ партію Яго въ «Отелло»,—одну изъ лучшихъ своихъ ролей.