Г. Дума о принудительномъ оздоровленіи Петербурга 1911 №5

From Niva
Jump to: navigation, search

Государственная Дума о принудительномъ оздоровленіи Петербурга.

(Вопросы внутренней жизни).



Тревожныя вѣсти о гигантскомъ развитіи чумной эпидеміи на Дальнемъ Востокѣ, воспоминаніе о пережитой холерной эпидеміи и ожиданіе ея почти неизбѣжныхъ новыхъ вспышекъ въ ближайшемъ будущемъ—все придаетъ особую остроту обсуждавшемуся на первомъ послѣ рождественскихъ каникулъ собраніи Гос. Думы вопросу о принудительномъ оздоровленіи Петербурга. Онъ предсталъ передъ членами Думы въ видѣ законопроекта, выработаннаго Министерствомъ Внутреннихъ Дѣлъ. Память о десяти тысячахъ человѣкъ, погибшихъ отъ холеры, до такой степени вооружило общество противъ „отцовъ города“, что при малѣйшей надеждѣ на улучшеніе санитарнаго состоянія столицы подъ какимъ бы то ни было инымъ руководствомъ оно горячо привѣтствовало бы всякую реформу, всякую перемѣну. Для спасенія десятковъ тысячъ человѣческихъ жизней, угасающихъ по нерадивости нынѣшнихъ представителей городского самоуправленія, было бы не грѣхъ пожертвовать даже нѣкоторыми полномочіями послѣдняго, поступиться кое-какими его правами, такъ какъ и самый убѣжденный поклонникъ общественной самодѣятельностя навѣрное не осудитъ своихъ ближнихъ погибать отъ холеры, чумы, сыпного тифа и прочихъ эпидемій во славу ничего не дѣлающаго самоуправленія. Вотъ почему, когда въ разгаръ холерной эпидеміи заговорили о принудительномъ оздоровленіи Петербурга, первое впечатлѣніе было несомнѣнно на сторонѣ задуманнаго проекта.

Заглавіе законопроекта звучитъ для нашихъ городскихъ гласныхъ очень оскорбительно. но сущность предлагаемыхъ мѣръ вовсе не направлена противъ принциповъ самоуправленія. Прежде всего рѣчь идетъ только о канализаціи и улучшеніи водопровода, т.-е. только о двухъ опредѣленныхъ городскихъ предпріятіяхъ. Но и относительно этихъ предпріятій принципъ принудительности устанавливается только условно, въ такомъ видѣ, что если городъ въ теченіе 15-ти лѣтъ не соберется устроить канализацію, то правительство получаетъ право приступить къ ея устройству уже по собственной иниціативѣ. Городское самоунравленіе при такой постановкѣ лишается одного только права права ничего не дѣлать для удовлетворенія насущныхъ санитарно-гигіеническихъ потребностей столичнаго населенія. Но о сокращеніи такихъ правъ, кажется, нѣтъ резона особенно горевать. Если же городъ захотѣлъ бы заняться постройкою канализаціонной и водопроводной сѣти, то законопроектъ не только не умаляетъ его правъ на эту работу, но даже значительно расширяетъ ихъ въ смыслѣ привлеченія къ обязательному участію всѣхъ владѣльцевъ городскихъ недвижимыхъ имуществъ и облегченія всякихъ операцій по отчужденію необходимыхъ участковъ земли.

Уже изъ краткаго изложенія законопроекта видно, что онъ не представляетъ собою широкой и смѣлой мѣры и по существу не даетъ никакихъ поводовъ къ узкопартійной критикѣ. Въ Г. Думѣ обсужденіе его дѣйствительно прошло до такой степени безпартійно, что крайній правый Гулькинъ ратоборствовалъ вмѣстѣ съ трудовикомъ Булатомъ. Мысль о томъ, что если городское самоуправленіе отказывается строить необходимыя для санитарнаго благополучія населенія учрежденія, то право постройки послѣднихъ должно перейти къ правительству,—до такой степени безспорна, что принятіе законопроекта могло считаться обезпеченнымъ заранѣе. На устройство канализаціи Г. Дума дала петербургской городской думѣ 15 лѣтъ, на устройство хорошаго водоснабженія—6 лѣтъ, при чемъ вся программа работъ должна быть заранѣе одобрена правительственнымъ контролемъ. Мелкія, чисто техническія, статьи не представляютъ общественнаго интереса. Но въ преніяхъ возникли въ высшей степени интересные и важные принципіальные вопросы, безъ разрѣшенія которыхъ едва ли населеніе столицы дождется когда-нибудь сносной канализаціи и хорошаго водопровода: вѣдь право правительства, взять черезъ 15 лѣтъ постройку этихъ учрежденій въ свои руки еще можетъ до нѣкоторой степени подгонять по пути благоустройства городскую думу, но ни въ коемъ случаѣ не въ силахъ гарантировать Петербургу хорошій водопроводъ и канализацію. Сенаторскія ревизіи освободили насъ отъ всякихъ иллюзій насчетъ казеннаго хозяйства и научили очень скептически относиться къ казенному строительству. При такихъ условіяхъ трудно успокоиться на принятіи законопроекта, который въ лучшемъ случаѣ можетъ лишь возбудить думскую энергію и не выходитъ изъ разряда полумѣръ. Если партійная узость можетъ находить удовлетвореніе въ злобной пикировкѣ на тему: кто хуже?—то интересы санитарнаго благоустройства, интересы здоровья и безопасности двухъ милліоновъ людей заставляютъ желать широкихъ и прочныхъ улучшеній въ самой постановкѣ общественнаго хозяйства, искать принципіальныхъ рѣшеній.

Основная идея общественнаго самоуправленія сводится къ передачѣ мѣстныхъ дѣлъ въ руки мѣстныхъ людей, которыхъ они непосредственно касаются: если дѣла ведутся плохо, мѣстное населеніе убѣдится въ этомъ на своей шкурѣ и на своемъ карманѣ и, забаллотировавъ своихъ уполномоченныхъ, выберетъ на ихъ мѣсто новыхъ дѣятелей, способныхъ оправдать довѣріе. Такимъ образомъ личная заинтересованность населенія служитъ главной и наиболѣе вѣрной гарантіей добросовѣстнаго и умѣлаго веденія общественнаго хозяйства. Но именно этой-то гарантіи и не имѣется въ дѣятелъности нашего столичнаго городского самоуправленія въ области общественной санитаріи да и во многихъ другихъ областяхъ, потому что ни гласные перваго ни второго разряда ни ихъ избиратели непосредственно и лично совершенно не заинтересованы ни въ устройствѣ холерныхъ бараковъ ни въ устройствѣ больницъ для чернорабочихъ, куда они никогда не попадаютъ, Петербургская дума ежегодно взимаетъ съ бѣднѣйшаго трудящагося населенія свыше милліона руб. больничнаго сбора, въ платежѣ котораго ни гласные ни ихъ избиратели не принимаютъ никакого участія. Поставленное въ такія рамки самоуправленiе утрачиваетъ первоначальный смыслъ и перерождается въ какую-то классовую бюрократію. Въ объяснительной запискѣ къ законопроекту о принудительномъ оздоровленіи само правительство высказываетъ предположеніе, что именно классовый составъ петербургской думы заставлялъ ее такъ долго тормозить дѣло канализаціи. Разъ правительство сознаетъ и понимаетъ гибельныя для населенія и для идеи самоуправленія послѣдствія существующаго избирательнаго закона, оно, казалось бы, должно высказаться вмѣстѣ съ лѣвыми и правыми группами Гос. Думы за необходимость реформы дѣйствующаго избирательнаго закона на демократическихъ началахъ, но представители его не сдѣлали подобнаго заявленія, а думскій центръ отвергъ настоятельность реформы. Почему? Ораторъ центра—Лерхе—заявилъ, что „измѣненіе избирательнаго закона не есть задача даннаго момента: пока солнце взойдетъ, роса очи выѣстъ“. Другими словами, онъ не хочетъ останавливать спѣшныя дѣла канализаціи и водоснабженія болѣе сложными органическими преобразованіями самого городского самоуправленія. Однако же изъ постановленія самой Гос. Думы мы видимъ, что для коренного санитарнаго мѣропріятія назначается очень долгій срокъ—15 лѣтъ. При такихъ срокахъ трудно говорить о спѣшкѣ. За это время можно не одинъ, а десять разъ передѣлать избирательный законъ. Проведенный партіей центра законопроектъ вполнѣ основателенъ, но онъ явно недостаточенъ для рѣшенія вопроса о санитарномъ благоустройствѣ столицы. Вмѣсто обновы нельзя отдѣлаться заплатой на проношенномъ кафтанѣ. Отвергнувъ необходимость коренныхъ реформъ, Гос. Дума оставила все городское хозяйство въ тѣхъ же слабыхъ и недѣятельныхъ рукахъ. Можетъ-быть, подъ угрозою новаго закона петербургская дума и поторопится съ устройствомъ канализаціи и водоснабженія, можетъ-быть, эти учрежденія и попадутъ въ руки хозяйственнаго департамента Министерства Внутреннихъ Дѣлъ, но во всякомъ случаѣ и послѣ принятія законопроекта о принудительномъ оздоровленіи Петербурга столица Россіи, вѣроятно, не скоро еще сдѣлается дѣйствительно здоровымъ, благоустроеннымъ въ санитарномъ отношеніи городомъ, гдѣ, какъ въ европейскихъ столицахъ, можно будетъ пить сырую воду безъ мысли о холерныхъ запятыхъ и обходиться безъ экстренныхъ мѣръ противъ оспы, тифа, дифтерита, скарлатины, чумы и прочихъ осѣдлыхъ и кочующихъ эпидемій.


Niva-1911-5-cover.png

Содержание №5 1911г.: ТЕКСТЪ. Выборъ. Повѣсть И. Потапенко. (Продолженіе). — На „послушаніи“. Разсказъ Г. Т. Сѣверцева-Полилова. —Гуси. Стихотвореніе Сергѣя Касаткина— Игрушки. Разсказъ М. М. Миклашевскаго.—Землетрясеніе въ Семирѣченской области.—Къ рисункамъ.—Г. Дума о принудительномъ оздоровленіи Петербурга (Вопросы внутренней жизни.)—Возстаніе Аравіи (Политическое обозрѣніе).—Заявленіе.—Объявленія.

РИСУНКИ. На охоту.—Конкурсная выставка въ Академіи Художествъ (4 рисунка).—V Осенняя выставка картинъ въ Петербургѣ (9 рисунковъ).—Семирѣченская область. Къ землетрясенію 22 декабря 1910 г. (18 рисунковъ). — Къ IV съѣзду русскихъ зодчихъ, открывшемуся въ Петербургѣ 4 января с. г. въ Императорской Академіи Художествъ. — Вновь избранные члены Государственной Думы (5 портретовъ).

Къ этому № прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 20.

г. XLII. Выданъ: 29 января 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.