И. А. Саловъ

From Niva
Jump to: navigation, search
И. А. Саловъ († 24-го декабря 1902 г.). По фот. авт. «Нивы»
Домъ, в которомъ жилъ и работалъ И. А. Саловъ (въ его усадбѣ). По фот. Д. Нечай авт. «Нивы»

(Съ портр. и рис. на этой стр.).

24-го декабря минувшаго года скончался въ Саратовѣ отъ рожистаго воспаленія на 68-мъ году извѣстный писатель и дѣятельный нашъ сотрудникъ Илья Александровичъ Саловъ.

Покойный И. А. давно уже страдалъ упадкомъ физическихъ силъ, но духъ его былъ бодръ, и ему выпало въ удѣлъ большое счастье почти до послѣдняго дня жизни не разставаться съ перомъ, съ любимымъ дѣломъ, которому онъ лосвятилъ значительную часть своей жизни.

И. А. родился 6-го апрѣля 1835 г. въ Пензѣ и дѣтство свое провелъ въ родовомъ имѣніи отца. Учителями его были приходскій дьяконъ, да преподаватель уѣзднаго училища. Затѣмъ онъ поступилъ въ гимназію, но скоро вынужденъ былъ бросить ее вслѣдствіе полнаго разоренія отца. Въ ранніе годы, когда другіе еще учатся, онъ поступилъ на службу въ канцецелярію московскаго губернатора. Чиновникомъ онъ исправнымъ, но находилъ время заниматься и литературою. Уже въ 1858 г., т. е. когда покойному было всего 23 года, появляется первая его повѣсть въ «Русскомъ Вѣстникѣ». За нею слѣдуетъ другія произведенія, и въ 70-хъ годахъ, когда въ «Отечественныхъ Запискахъ» появляется рядъ ого повѣстей, въ томъ числѣ такія выдающіяся его произведенія, какъ «Мельница купца Чесалкина», «Аспидъ», «Ольшанскій баринъ» и др., репутація его, какъ писателя, окончательно упрочилась. Не ослабѣваетъ его писательское рвеніе и впослѣдствіи. Страницы «Русской Мысли» и «Нивы» украшаются пропзведеніями его пера вплоть до его смерти: еще за мѣсяцъ до его кончины «Нива» только-что окончила печатаніемъ его разсказъ «Небарское дѣло» затрагивающiй одну изъ самыхъ жгучихъ темъ современной дѣйствительности.

Покойный И. А. занимался не только литературою, но кромѣ того много потрудился въ качествѣ провинціальнаго дѣятеля. Со дня открытія института мировыхъ судей, онъ поспѣшилъ занять мѣсто въ ряду этихъ полезныхъ дѣятелей. Затѣмъ служилъ по выборамъ отъ дворянства, былъ земскимъ начальникомъ. Въ столицахъ онъ почти не жилъ: труды его были всецѣло посвящены ировинціи, и въ этомъ отношеніи писательская его дѣятельность является какъ бы дополненіемъ его дѣятельности выдающагося представителя нашихъ земскихъ силъ. Если мы окинемъ взглядомъ его многочисленный произведеныя, то мы убѣдимся, что всѣ они болѣе или менѣе посвящены изученію тѣхъ вопросовъ, которые заботятъ нашу провинцію и отъ рѣшенія которыхъ главнымъ образомъ зависитъ благополучіе и процвѣтаніе родины. Помѣщичье оскудѣніе, вліяніе купца и кулака на провинціальную жизнь, роль духовенства и учебнаго персонала, обнищаніе крестьянъ, здоровыя силы, нарождающіяся въ крестьянствѣ, дѣятельность мировыхъ судей, земскихъ начальниковъ, земствъ, характеристика болѣе или менѣе всѣхъ представителей провинціальнаго люда, любовное описаніе окружающей его природы — вотъ содержаніе произведеній Салова, котораго по всей справедливости можно назвать однимъ изъ самыхъ выдающихся бытописателей нашей провинціи. Заслужилъ онъ это почетное названіе не только въ силу своей преданности интересамъ провинціи и своего замѣчательнаго писательскаго дарованія, но и вслѣдствіе глубокаго своего знакомства съ жизнью нашей провинціи и вслѣдствіе своего безпристрастія, позволявшая ему вникать во всѣ явленія провинціальной жизни, отмѣчать всѣ ея несовершенства и успѣхи. Покойный писатель никогда не былъ человѣкомъ партіи. Съ первыхъ же своихъ шаговъ на писательскомъ поприщѣ онъ понялъ, что есть нѣчто большее и высшее, чѣмъ принадлежность къ той или другой партіи. Теоретическіе принципы его мало занимали; его занимала самая жизнь, возможность устраненія ея несовершенствъ путемъ практической дѣятельности, и онъ любовно отмѣчалъ всѣ тѣ силы и явленія, которыя могутъ привести къ этимъ успѣхамъ. Поэтому крайне несправедливъ и невѣренъ высказываемый нѣкоторыми историками литературы взглядъ, будто бы покойный писатель былъ только искуснымъ фотографомъ русской дѣйствительноети. Такой взглядъ вызывается нежеланіемъ самихъ критиковъ отрѣшиться отъ партійныхъ предубѣжденій, не охватывающихъ жизни во всей ея цѣлостности, а останавливающихся на той или другой ея сторонѣ. Покойный писатель былъ всестороннимъ изслѣдователемъ русской провинціальной жизни. Благо родины— вотъ что ставилъ Саловъ выше всего, а путь къ достиженію этого блага онъ усматривалъ въ просвѣщеніи и упроченіи тѣхъ нравственныхъ качествъ, безъ которыхъ возвышеннѣйшіе идеалы ни къ чему не приводятъ. Каждое его произведете, независимо отъ талантливаго изображенія русской жизни, содержитъ въ себѣ поощреніе выдержаннымъ трудомъ и добросовѣстнымъ изученіемъ окружающихъ насъ условій содѣйствовать культурнымъ успѣхамъ отечества.

Послѣдніе 23 года своей жизни Саловъ жилъ зимою въ Саратовѣ, а лѣто проводилъ въ своемъ имѣніи близъ села Аркадака, балашовскаго уѣзда. Его тянуло туда, и онъ не могъ дождаться лѣта, чтобы скорѣе приблизиться къ родной природѣ, которую онъ такъ любилъ. Тамъ, въ его усадьбѣ, на десятки верстъ разстилается степь, бѣлѣютъ домики крестьянъ, горятъ золотые кресты церквей, и зеленѣютъ крыши помѣщичьихъ домовъ. Изъ своего двухъэтажнаго домика Саловъ любовался родною, столь милою его душѣ, картиною, и если онъ по скромности не сознавалъ, что онъ на своемъ вѣку сдѣлалъ очень много для того, чтобы въ крестьянскихъ избахъ было побольше свѣта и тепла, чтобы увеличилось число золотыхъ крестовъ, весело играющихъ на солнцѣ, чтобы помѣщичьи усадьбы не приходили въ разрушеніе, а служили опорными точками для распространенія въ странѣ хозяйственности и просвѣщенія, то намъ, вспоминающимъ труды и жизнь покойнаго писателя и общественнаго дѣятеля, слѣдуетъ это въ полной мѣрѣ признать теперь, когда его не стало, когда мы болѣе не услышимъ его голоса, призывавшаго насъ всѣхъ трудиться въ тиши, но съ глубокою вѣрою въ силу русскаго народа, на благо дорогой намъ родины.



См. также И. А. Саловъ за работой