Насѣкомыя-разрушители 1911 №3

From Niva
Jump to: navigation, search

Насѣкомыя - разрушители

Очеркъ М. Орлова.

(Съ 9 рис. на стр. 56).

Хозяйственная жизнь человѣка въ своемъ существѣ сводится къ ожесточенной борьбѣ съ природою. Гдѣ борьба—тамъ враги. И у человѣка ихъ такъ много и въ растительномъ и въ животномъ мірѣ, что одно ихъ перечисленіе заняло бы нѣсколько страницъ. Задавшись цѣлью побесѣдовать объ этихъ врагахъ нашего хозяйства, можно даже сказать—всей нашей культуры, мы избрали предметомъ этой замѣтки лишь исключительно насѣкомыхъ и преимущественно жуковъ, наносящихъ вредъ разнымъ припасамъ и предметамъ обихода культурнаго человѣчества.

Во главѣ этихъ мелкихъ вредителей стоятъ жучки изъ родовъ Anobium, Lasioderma и Calandra.

Жучки изъ рода Anobium принадлежатъ къ числу самыхъ неутомимыхъ и энергичныхъ грызуновъ дерева и особенно тяжки тѣмъ, что вездѣсущи, водятся повсюду и притомъ особенно въ полосѣ жизни культурнаго человѣчества. Французы дали имъ въ высшей степени выразительное прозвище: vrillettes (отъ vrille— буравчикъ, сверло). Анобіумы принадлежатъ къ числу тѣхъ тварей, которыя, въ случаѣ опасности, притворяются мертвыми и лежатъ совершенно неподвижно, пока опасность не минуетъ. Самой интересной породой этихъ жуковъ можно считать знаменитаго часовщика (Anombium pertinax). Въ стѣнахъ деревянныхъ домовъ, въ старой мебели, иногда, особенно по ночамъ, раздается таинственное тиканье, до неотличимости похожее на бой карманныхъ часовъ. Суевѣрные люди трепещутъ, слыша эти часы,— „часы смерти“, какъ ихъ называютъ нѣмцы и французы. Этотъ стукъ производится самкою жучка-часовщика. Личинки этихъ жуковъ протачиваютъ длинныя галлереи въ деревѣ, и въ этихъ галлереяхъ совершается ихъ превращеніе въ жучковъ. Изъ нихъ самки остаются внутри галлерей и постоянно въ нихъ держатся, самцы же не сидятъ въ галлереяхъ, а держатся гдѣ-нибудь подъ обоями, въ пазахъ между бревнами, въ щеляхъ, и т. п. Соскучившись по кавалерамъ, самки начинаютъ звать ихъ къ себѣ стуками; чтобъ произвести эти стуки, жучокъ быстро дергаетъ головкою и ударяетъ ею о стѣнки узенькой галлереи. Происходитъ рядъ явственно слышныхъ ударовъ, похожихъ на бой часовъ; это и есть „часы смерти“. Жучокъ-часовщикъ—крошечное насѣкомое, всего въ 4 миллиметра длиною, темно-бураго цвѣта; личинка его — бѣлая, согнутая, покрытая тонкимъ пушкомъ. Иногда онъ заводится въ домахъ въ великомъ множествѣ. Намъ извѣстенъ случай, бывшій въ Петербургѣ, когда жучокъ-часовщикъ источилъ по всѣмъ направленіямъ верхнюю доску письменнаго стола, прежде чѣмъ хозяинъ дома, заинтересованный таинственнымъ тиканьемъ въ своей мебели, догадался внимательно осмотрѣть ее.

1911-03-elements-gucenica.png
1911-03-elements-zhuchki.png
1911-03-elements-gucenica-mirrored.png
1911-03-elements-zhuchki-mirrored.png



Близкій родственникъ часовщика, мозаичный анобіумъ (An. pulsator), нѣсколько крупнѣе, достигаетъ въ длину 6 миллиметровъ; онъ бурый съ покрытыми пушкомъ пятнышками. Онъ тоже домашній жилецъ, но предпочитаетъ мебель стѣнамъ. Въ ящикахъ старой мебели иногда виднѣются дырки и кучки бураго порошка; это, навѣрное, работа мозаичника.

Вреднѣйшимъ изъ анобіумовъ можно считать хлѣбнаго (An. paniceum), названнаго такъ потому, что его часто встрѣчаютъ въ мукѣ и зернѣ. Этотъ жучокъ еще меньше точилщика; его длина— 2—3 миллиметра; онъ каштановаго цвѣта. Это крошечное чудовище пожираетъ все, что попадется: дерево, пробку, сухари, сухія травы, книги, такъ что его могутъ считать своимъ жесточайшимъ врагомъ и жилые дома, и амбары, и склады, и аптеки и библіотеки. На нашихъ рисункахъ, сдѣланныхъ по фотографическимъ снимкамъ съ натуры, можно составить понятіе о зловредной работѣ этого жучка.

Всѣ эти враги-крошки по временамъ подвергали бы наши домашніе припасы полному истребленію, если бъ у нихъ не было бдительныхъ враговъ изъ ихъ же собственной братіи. Эти наши благодѣтели принадлежатъ главнымъ образомъ къ семейству жучковъ клеродовъ. Они много крупнѣе анобіумовъ, и ихъ личинки, существа плотоядныя и прожорливыя, усердно истребляютъ личинокъ анобіумовъ и другихъ точильщиковъ и сверлильщиковъ. Въ домахъ часто попадается хорошенькій, нарядный, сине-металлическій жучокъ—Corynetes caeruleus. Его мясистая, лохматая, розовая личинка, да и самъ жучокъ во множествѣ пожираютъ личинокъ анобіумовъ, дѣятельно гоняясь за ними въ ходахъ и галлереяхъ, просверленныхъ ими въ стѣнахъ и мебели. Одну породу этихъ жучковъ-благодѣтелей долго держали подъ гнетомъ клеветы, а именно жучка Cleris alvearius. Дѣло въ томъ, что это насѣкомое живетъ въ пчелиныхъ ульяхъ; про него и думали, что оно пожираетъ пчелиную дѣтву. Между тѣмъ точныя наблюденія показали, что этотъ жучокъ ѣстъ только испорченный медъ, старые соты, попорченныё сыростью и плѣсенью, да трупики червей, которые сами же пчелы выкидываютъ изъ ячеекъ. Такимъ образомъ этотъ клерисъ исполняетъ такую же службу въ ульѣ, какъ шакалы, гіены и коршуны въ тропическихъ странахъ.

Въ дорогихъ табачныхъ издѣліяхъ, сигарахъ, папиросахъ, преимущественно ввозныхъ изъ тропическихъ странъ, находятъ жучка Lasioderma, проявляющаго исключительный вкусъ къ табачному листу. Родоначальникъ этой породы—настоящій тропическій обитатель, живетъ въ Южной Америкѣ, въ Гвіанѣ, и оттуда распространился по Вестъ-Индіи повсюду, гдѣ расчетъ тотъ превосходный табакъ, изъ котораго выдѣлываютъ гаванскія сигары.

Хлѣбное зерно, кромѣ анобіумовъ, имѣетъ еще врага спеціалиста-зерноѣда изъ жесткокрылыхъ, а именно жука Calandra granaria, за которымъ давно уже упрочилась репутація самаго опаснаго врага зерновыхъ складовъ. Этотъ зерновый жучокъ-долгоносикъ такъ малъ, что его почти можно назвать микроскопическимъ. Если его разсмотрѣть въ лупу, то у него окажется сразу кидающаяся въ глаза примѣта — длинное рыльце съ усиками: любители насѣкомыхъ называютъ такихъ носатыхъ жучковъ хоботоносиками. Цвѣтъ его буро-черный, тѣло яйцевидное; если существо съ такими примѣтами будетъ обнаружено въ складѣ хлѣбнаго зерна, то можно быть увѣреннымъ, что это Calandra. Но его увидѣть не очень легко: если, перебирая зерно, вы до него доберетесь, онъ, почуявъ опаcность, подберетъ лапки, притворится мертвымъ и въ этомъ состояніи навѣрное будетъ принятъ за зерно, на которое похожъ и по общей фигурѣ тѣла. Вредъ отъ каландры можетъ быть громаденъ, потому что жучокъ необычайно дѣятельно и быстро размножается; въ тепломъ климатѣ онъ въ теченіе года даетъ 7—8 поколѣній потомковъ. А исчислено, что все потомство одной самки, выплодившееся въ теченіе лѣта, съ апрѣля до сентября, требуетъ для своего пропитанія 6.000 зеренъ пшеницы, т.-е. почти ровно полфунта.

Написано много книгъ о разныхъ насѣкомыхъ, наносящихъ вредъ садоводcтву и особенно плодоводству. Мы укажемъ только на одного вредителя въ этой области. Всякій изъ насъ, кушавшій на своемъ вѣку яблоки, хорошо знаетъ его по оставленнымъ имъ слѣдамъ. Часто, разрѣзавъ яблоко, мы находимъ въ немъ кѣмъ-то прогрызенный ходъ, идущій снаружи внутрь плода,—весь этотъ каналецъ наполненъ черной трухой; иногда тутъ же налицо оказывается и червякъ—исполнитель этого сооруженія. Этотъ червякъ-гусеница не больше бабочки, яблочной плодожорки (Carpocapsa pomonella). Грязно-сѣрая, невзрачная бабочка-плодожорка рѣдко попадается на глаза; ее знаютъ только энтомологи. Она кладетъ свои яички въ молодыя яблочки, когда они величиною съ орѣхъ; изъ яичка вылупляется гусеница и питается мякотью плода, а когда ей придетъ время окуклиться, она прогрызаетъ себѣ ходъ, выползаетъ изъ плода и забирается куда-нибудь подъ кожу, гдѣ и продолжаетъ свое дальнѣйшее развитіе.

Вообще изъ бабочекъ особенно вредными оказываются самыя жалкія породы, — такъ называемая моль. Этой моли существуетъ множество породъ, и каждая обладаетъ особымъ аппетитомъ: одна ѣстъ листья, другая—плоды, третья—одежду, четвертая—шерсть, пятая —кожу, и т. д. Одна порода моли облюбовала пробку и, нападая на бутылки дорогого стараго вина, грызетъ пробку, дѣлаетъ въ ней ходы, рыхлитъ ее, и въ концѣ-концовъ сосудъ съ драгоцѣнною влагою оказывается не плотно закупореннымъ, а прямо таки-откупореннымъ: въ него проникаетъ воздухъ, и вино вмѣсто того, чтобы вызрѣвать, пріобрѣтать ароматъ, букетъ,—начинаетъ киснуть.

По нашимъ рисункамъ читатели могутъ получить понятіе о характерѣ разнородныхъ поврежденій, наносимыхъ описанными нами насѣкомыми разнымъ хозяйственнымъ запасамъ, какъ, напр., кофе, макаронамъ, пшеничнымъ зернамъ, имбирю, яблокамъ, а также источеннымъ насѣкомыми-разрушителями сигарамъ, сигаретамъ и листамъ книги.

Niva-1911-3-cover.png

Содержание №3 1911г.: ТЕКСТЪ. Выборъ. Повѣсть И. Потапенко. (Продолженіе). — Въ тихомъ уголкѣ. Стихотвореніе Петра Быкова. — Между небомъ и землей. Очеркъ И. Кипренскаго.—Родэнъ и Толстой. Очеркъ Л. М. Камышникова.—Млечный путь. Очеркъ Н. С. Павловскаго.—Насѣкомыя-разрушители. Очеркъ М. Орлова.—Эмиръ бухарскій.—А. М. Скабичевскій.—Къ рисункамъ.—Вздорожаніе продуктовъ (Вопросы внутренной жизни).—Черные дни Португаліи (Политическое обозрѣніе).—Объявленiя.

РИСУНКИ. Сумерки. — Осенняя выставка картинъ „Товарищества Художниковъ“ въ С.-Петербургѣ (12 рисунковъ). — Зарожденіе Марсельезы. Руже де Лиль сочиняетъ французскій національный гимнъ. — Млечный путь (3 рисунка). — „Насѣкомыя-разрушители“ (9 рисунковъ). Эмиръ бухарскій Сеидъ-Абдулъ-Уль-Ахадъ-ханъ. — Вступившій на престолъ эмиръ бухарскій его высочество Сеидъ-Миръ-Алимъ.—Критикъ А. М. Скабичевскій.—П. Н. Волковъ.

Къ этому № прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 19.

г. XLII. Выданъ: 15 января 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.