Новая хиромантія №15 1903

From Niva
Jump to: navigation, search

Новая хиромантія.

(Съ 11 рисунками на стр. 297).

1903-15-297-1-hiromantiya.png 1903-15-297-2-hiromantiya.png 1903-15-297-3-hiromantiya.png 1903-15-297-4-hiromantiya.png 1903-15-297-5-hiromantiya.png 1903-15-297-6-hiromantiya.png 1903-15-297-7-hiromantiya.png 1903-15-297-8-hiromantiya.png 1903-15-297-9-hiromantiya.png 1903-15-297-10-hiromantiya.png 1903-15-297-11-hiromantiya.png

На дверяхъ храма дельфійскаго оракула красовалась надпись: познай самого себя (Γνώθι σαυτόν). Эта надпись, можно сказать, исчерпываетъ всю глубину премудрости народовъ всѣхъ вѣковъ и странъ. Нѣтъ премудрости выше самопознанія, ибо себя познать можетъ лишь тотъ, кто позналъ все остальное въ мірѣ. Человѣкъ является въ извѣстномъ смыслѣ фокуснымъ центромъ, въ которомъ сходятся лучи, отраженные от всего окружающаго. Ясно, что нужно раньше узнать все окружающее, изучить отражаемые имъ лучи, чтобы потомъ уразумѣть существо фокуса, гдѣ эти лучи сходятся. Само собою разумеется, что мы имѣемъ здѣсь въ виду познаніе въ обширномъ смыслѣ этого слова, познаніе истинное, глубокое.

Стремленіе къ самопознанію врождено человѣку. Не даромъ священное писаніе повѣствуетъ, что уже первые люди-Адамъ и Ева-не могли преодолѣть своего стремленія вкусить от древа познанія. Человѣкъ слишкомъ близок себѣ самому, чтобы равнодушно смотрѣть на самого себя, чтобы не стараться вникнуть въ свое настоящее, угадать тайну своего прошлаго и прозрѣть смыслъ своего будущаго. Но какъ этого достигнуть?

Чтобы достигнуть намѣченной цѣли, необходимо имѣть увѣренность, что эта цѣль достижима. Безъ такой увѣренности тщетны всякія усилія. Человечество, можно сказать, родилось съ убежденіемъ, что его уму все доступно, что нѣтъ предѣловъ его познанію, что оно можетъ все познать и понять, что тайны природы, если можно такъ выразиться, спрятаны за завѣсами; стоите послѣднюю поднять, и тайна откроется. Весь умственный прогрессъ основанъ на этой увѣренности. Сущность умственнаго прогресса заключается въ изысканіи вѣрныхъ средствъ истиннаго сознанія. Умственный прогрессъ-это, собственно говоря, прогрессъ методовъ познанія міра. Разъ методъ найденъ, то все остальное дается легко.

На зарѣ своей туманной юности человѣчество обладало весьма несовершенными методами познанія. Хиромантія-образчик этихъ методовъ. Люди видѣли, что у каждаго изъ нихъ свой нравъ, свой характеръ и своя судьба, и что, съ другой стороны, у каждаго изъ нихъ свой внѣшній облик, свои линіи, морщины, складки и бугорки на рукахъ. Такъ какъ руки являются въ извѣстномъ смыслѣ главнымъ источникомъ жизни, главнымъ орудіемъ, направляющимъ жизнь, то и возникла мысль, что на рукѣ должна бытъ запечатлѣна жизнь человѣка, запечатлѣны черты его характера и предначертана его судьба. Одной или нѣсколькихъ случайностей было достаточно, чтобы сложилось убѣжденіе, что природа каждому человѣку въ морщинахъ, линіяхъ и складкахъ руки, какъ источника жизни, предначертываетъ всю судьбу от колыбели до могилы. Но не всѣмъ дано читать судьбу человѣка по гравюрѣ руки. Такъ возникла хиромантія, такъ появились на сцену хироманты.

Все это такъ просто, такъ естественно, такъ послѣдовательно вытекаете изъ природы непосредственно думающихъ и чувствующихъ людей, что исторія не знаетъ почти ни одного народа, гдѣ не зарождалась бы и не развивалась бы хиромантія. Указываютъ на халдеевъ, у которыхъ хиромантія не нашла для себя почвы, но, такъ ли это-еще вопросъ.

Хиромантами признавались люди, надѣленные природой особымъ даромъ читать по ладони. Этотъ даръ, по мнѣнію древнихъ, давался, вообще, избранникамъ неба, на долю которыхъ выпадало играть видную роль въ исторіи народовъ. Хиромантами отмѣчены Юлій Цезарь, Сулла, Галенъ. Въ средніе вѣка наиболѣе крупнымъ хиромантомъ былъ Авиценна. И въ новѣйшіе вѣка хиромантія не была оставлена. Наиболее цвѣтущій свой періодъ она уже, впрочемъ, пережила. Это было въ XVII вѣкѣ, когда жилъ знаменитѣйшій въ исторіи гадатель по рукѣ Преторіусъ. Въ его время люди очень вѣрили въ так-называемыя линіи ума, линіи жизни и т. и. Фатализмъ достигъ тогда крайней степени; на жизнь человѣческую смотрѣли, какъ на исполненіе программы, высшей силой составленной для него при рожденіи; своеобразнымъ, но доступнымъ пониманію немногихъ избранниковъ образомъ программа эта начертана на ладони человѣка.

Въ нашъ критическій вѣкъ найдется мало людей, которые вѣ­рили бы самозваннымъ хиромантамъ; хиромантія сдѣлалась достояніемъ исторіи. Но ничто не пропадаетъ даромъ. И на почвѣ лжи выростаетъ правда. Хиромантія была ложью, заблужденіемъ человѣческаго ума. Какъ всякая ложь, она разсѣялась, и на смѣну ея появилась своего рода новая хиромантія - хироскопія или, какъ ее называютъ, дактилоскопія. Новая хиромантія или дактилоскопія служите не для опредѣленія характера, нрава человѣка, не для предугадыванія его будущаго, а для распознаванія тождественности лица.

Извѣстно, что неграмотные турки подписываются оригинальнымъ образомъ. Они носятъ съ собою постоянно въ ящичкѣ губку, смоченную тушью. Когда имъ приходится подписать бумагу, то они смачиваютъ указательный палецъ правой руки названной губкой и прикладываютъ его къ бумагѣ. Отпечатокъ пальца-его неподдѣлываемая подпись. Подобно тому, какъ мы узнаемъ нашу подпись, выведенную рукой съ помощью пера или карандаша, точно также неграмотный турок распознаете отпечатокъ поверхности своего указательнаго пальца и отличаетъ его от тысячъ другихъ. Это было бы невозможно, если бы можно было найти двухъ людей съ одинаковымъ расположеніемъ бороздок и морщинок на ладонной поверхности руки. На этомъ основана новая хиромантія или хироскопія.

Дактилоскопія получила, въ самое послѣднее время, широкое развитіе, благодаря усердной и продолжительной работѣ Виндта, занимающаго постъ завѣдующаго отдѣленіемъ по установкѣ тождества лицъ въ вѣнской полиціи. Изложимъ въ общихъ чертахъ сущность дѣла, насколько она можетъ представлять интересъ для каждаго человѣка.

Взгляните на ладонную поверхность вашей руки, и вы увидите, прежде всего, множество дугообразно извивающихся линій. Вамъ представится картина въ родѣ той, которая изображена на рис. 1-мъ. Это тѣ линіи, по которымъ гадали хироманты и гадаютъ понынѣ цыгане и цыганки. Новая хиромантія - хироскопія не имѣетъ съ ними ничего общаго. Хироскопія основывается на тѣхъ бороздкахъ и морщинкахъ, къ которымъ слѣдуетъ пристально присмотрѣться, чтобы ихъ увидѣть. Подойдите поближе къ свѣту, поднесите ладон­ную поверхность вашей руки ближе къ глазамъ и всмотритесь въ рисунки, представляемые кожей на первыхъ суставцахъ. Тогда замѣтите мельчайшую гравюру правильнаго типа. Особенно хорошо видно черезъ увеличительное стекло. У каждаго человѣка свой рисунокъ. Виндтъ на основаніи многолѣтнихъ наблюденій надъ несчетнымъ количествомъ людей пришелъ къ заключенъ, что, какъ бы ни были разнообразны эти рисунки, ихъ можно подвести подъ 4 типа.

Первый типъ характеризуется дугообразнымъ ходомъ линій. Каждая линія имѣетъ видъ индійскаго лука или того лука, изъ котораго мечутъ стрѣлы дѣти. Начинаясь на одной сторонѣ мякоти, линія въ видѣ дуги переходитъ на другую сторону (см. рис. 2), не возвращаясь на первую.

Иной видъ имѣютъ линіи второго типа, какъ это представлено на рис. 3-мъ. Эти линіи имѣютъ форму петель различной величины, вложенныхъ одна въ другую, или головныхъ шпилек, в ложе иныхъ одна въ другую. Третій типъ (рис. 4) представляетъ изображеніе вихра. Это какъ бы эллипсоидно изогнутые концентрическіе круги.

Что же, наконецъ, касается четвертаго типа (рис. 5, 6 и 7), то онъ имѣетъ характеръ смѣшаннаго образца. Онъ образуется различнымъ сочетаніемъ первыхъ трехъ типовъ. Прежде чѣмъ подумать о той практической пользѣ, которую можно было бы извлечь изъ дактилоскопіи для цѣлей полицейскихъ и судебно-медицинскихъ, необходимо было предварительно рѣшить вопросъ, имѣющій въ данномъ случаѣ существенное значеніе, а именно, насколько можно считать постоянной естественную гравюру пальцевъ человѣка.

Многочисленныя наблюденія надъ лицами разныхъ возрастовъ и половъ выяснили съ полной достовѣрностью, что каждый человѣкъ получаетъ при рожденіи опредѣленный гравюрный рисунокъ на пальцахъ. Это какъ бы мѣтка, которою природа снабжаетъ человѣка въ отличіе от прочихъ людей. Эта мѣтка съ возрастомъ увеличивается, растетъ въ длину и ширину, но не мѣняетъ первоначальнаго типа. Со своей мѣткой человѣкъ умираетъ и долго сохраняетъ ее въ гробу.

Извѣстно, что у утопленниковъ первой жертвой размягчающаго дѣйствія воды являются кончики пальцевъ. Кожа на нихъ уже на вторыя сутки лежанія въ водѣ оказывается глубоко сморщенной и набухшей. Оказывается, однако, что мѣтка при этомъ не портится. Далѣе, если человѣкъ случайно себѣ стеръ, или ободралъ, или сжегъ кожу пальца, то, съ возобновленіемъ кожицы возобновляется и рисунокъ ея. Мало того, у мумій, которыя имѣютъ тысячелѣтнее происхождение, открывается гравюра пальцевъ, какъ въ этомъ можно отчасти убѣдиться, разсматривая рис. 8-ой, изображающій ладонную поверхность руки одной муміи, хранящейся въ естественно-историческомъ музеѣ въ Вѣнѣ.

Отпечатокъ получается слѣдующимъ образомъ. На поверхность металлической пластинки наносятъ съ помощью валика тонкій слой туши. Испытуемый субъектъ кладетъ подушечку перваго суставца ребромъ на тушевую поверхность и, поворачивая палецъ до противоположнаго края ногтя, описываете дугу (рис. 10). Затѣмъ его заставляють продѣлать то же самое на чистой карточкѣ, при чемъ (см. рис. 9) получается точное изображеніе характернаго рисунка.

Въ лондонской полиціи выработана особая классификаціонная карточная система Анри, благодаря которой отпечатки пальцевыхъ рисунковъ различаются другъ от друга съ чисто математической точностью и, въ случаѣ надобности, открываются очень легко, такъ что установленіе тождества лица совершается безъ всякихъ затратъ времени и труда.

Виндтъ указываете, что дактилоскопія оказываете во многихъ затруднительныхъ случаяхъ, гдѣ преступность и отвѣтственность личности не можетъ бытъ установлена на основаніи прямыхъ данныхъ, весьма существенныя услуги. Малѣйшаго слѣда, отпечатка паль­цевъ на запекшемся кровяномъ пятнѣ, на запыленной поверхности стола, на оконномъ стеклѣ, на ручкѣ дверей - сплошь и рядомъ бываетъ достаточно для опредѣленія тождества преступника съ подозрѣваемымъ лицомъ.

Что это действительно такъ, доказываете слѣдующій эксперименте, сдѣланный Виндтомъ въ антропологическомъ обществѣ передъ многочисленной аудиторіей. Онъ тщательно вычистилъ поверхность стеклянной пластинки и предложилъ одному изъ присутствующихъ коснуться ея пальцемъ. За охотникомъ дѣло, конечно, не стало. Тогда онъ насыпалъ на стекло таинственный, имъ изобрѣтенный, порошок и поставилъ въ рамку волшебнаго фонаря, который тутъ же былъ пущенъ въ ходъ. На экранѣ вырисовалось точное изображеніе рисунка подвергнутаго испытанію пальца. Всякій желающій могъ убѣдиться воочію въ точности свѣтового воспроизведенія на экранѣ. Сходный результатъ былъ полученъ и въ повторномъ экспериментѣ, для котораго вмѣсто стекла была взята бумага.

Однимъ словомъ, дактилоскопіи можно предсказать большую будущность.