Чума на Дальнемъ Востокѣ 1911 №7

From Niva
Jump to: navigation, search

Чума на Дальнемъ Востокѣ.

(Съ 3 рис. на стр. 136).

Далекая отъ насъ манчжурская область Дальняго Востока съ полосою русскаго желѣзнодорожнаго отчужденія стала центромъ ужасной эпидеміи. Приблизительно около мѣсяца тому назадъ въ китайскомъ городѣ Фудзядянѣ, расположенномъ бокъ-о-бокъ съ русскимъ городомъ Харбиномъ, вспыхнули чумныя заболѣванія. Скученность китайскаго населенія, невѣроятныя антисанитарныя условія, среди которыхъ живетъ китайская бѣднота, и еще болѣе того невѣроятная скученность китайскаго населенія послужили болѣе чѣмъ благопріятными условіями для быстраго роста эпидеміи. Къ сожалѣнію, очагъ чумы, г. Фудзядянъ, не былъ своевременно оцѣпленъ и изолированъ, и заболѣванія перекинулись на русскую территорію, въ Харбинъ и нѣкоторыя другія мѣстности, и спустились на югъ, въ области центральнаго Китая, съ Пекиномъ и Тянь-Цзинемъ включительно.

Въ настоящее время Харбинъ или, точнѣе, Фудзядянъ, представляетъ собой настоящую „долину смерти“. Эпидемія необычна по своей жестокости. Европейское населеніе Харбина, соблюдающее мѣры предосторожности и отказавшееся по мѣрѣ возможности отъ общенія съ китайцами, страдаетъ отъ эпидеміи сравнительно мало (къ 23 января въ Харбинѣ умерло съ начала эпидеміи 1. 042 человѣка и въ ихъ числѣ только 29 европейцевъ). Но зато несчастные китайцы погибаютъ сотнями. Изъ европейцевъ погибли отъ чумы врачи: Ж. Менье (французскій подданный), русскій врачъ, д-ръ Михель и женщина-врачъ Лебедева. Менье скончался какъ истинный герой: почувствовавъ, что онъ заболѣлъ, онъ завернулся въ пропитанное дезинфекціоннымъ растворомъ полотно и отправился въ чумный баракъ, отказавшись отъ всякой помощи и всякаго общенія съ здоровыми врачами-товарищами. Такая выдержка и такая забота о живыхъ достойны того, чтобы опредѣлить ихъ какъ настоящій геройскій подвигъ. Заболѣваютъ и гибнутъ также и русскіе санитары.


„Долина смерти“—г. Фудзядянъ—въ настоящее время представляетъ собою картину полнаго запустѣнія. Всѣ, кто могъ, разъѣхались и разбѣжались оттуда. По улицамъ проходятъ, какъ тѣни, жалкіе нищіе, которымъ нечего терять, и санитары, сжигающіе полуразрушенныя зачумленныя фанзы и горы труповъ... „Горы труповъ“—вовсе не гипербола. Китайцы устроили цѣлые склады изъ труповъ въ городѣ и на берегахъ рѣки Сунгари съ той цѣлью, чтобы хранить эти трупы до востребованія ихъ родственниками. (По китайскому обычаю, мертвые должны быть похоронены въ мѣстѣ ихъ рожденія). Теперь обычаи силою обстоятельствъ нарушены. Китайцы поняли наконецъ весь ужасъ такихъ складовъ и обрекли ихъ на сожженіе. Трупы поливаются изъ пожарнаго насоса керосиномъ и зажигаются. Но сожженіе производится довольно небрежно. Трупы, въ сущности, лишь обугливаются и потомъ пожираются бродячими собаками и хищными птицами. Множество труповъ тайкомъ вынесено на ледъ рѣки Сунгари. Съ весной возможно ожидать быстраго распространенія эпидеміи внизъ по теченію Амура, куда поплывутъ всѣ эти гніющія жертвы чумы. Поэтому одною изъ главныхъ задачъ русской харбинской санитаріи является разыскиваніе и уничтоженіе этихъ тайныхъ очаговъ заразы.

Нечего и говорить, какое препятствіе медицинѣ и санитаріи представляютъ собою китайскіе нравы и обычаи и невѣроятная, баснословная китайская грязь и невѣжественность. Зачумленные трупы, наскоро положенные въ гробы и кое-какъ закопанные, становятся часто предметомъ своеобразнаго ужаснаго мародерства: нищіе китайцы разбиваютъ гробы и снимаютъ съ покойника одежду. Обрѣзываютъ даже косы у умершихъ и продаютъ ихъ желающимъ.

Въ Харбинѣ царятъ вполнѣ понятное угнетеніе и страхъ предъ постоянной возможностью страшной заразы. Здоровые люди съ ужасомъ ждутъ, что вотъ-вотъ у нихъ появится кровавая мокрота—страшный признакъ легочной чумы, которая не даетъ ни одного случая выздоровленія. Экономическая и общественная жизнь претерпѣваетъ жуткій кризисъ. Такъ какъ почти вся черная работа въ городѣ до сихъ поръ была сосредоточена въ рукахъ китайцевъ (прачечныя, хлѣбопекарни, водоснабженіе и т. п. ), и такъ какъ европейское населеніе отказывается отъ услугъ китайцевъ, чтобы не входить съ ними ни въ какое общеніе, то легко представить, какое замѣшательство царитъ теперь въ городѣ при недостаткѣ европейскихъ рабочихъ рукъ, и какъ вздорожали эти руки...

Всѣ, кто можетъ, уѣзжаютъ изъ Харбина. Правленіе Русско-Китайской дороги предоставило семьямъ своихъ служащихъ безплатный проѣздъ въ Россію. Съ другой стороны, въ Харбинъ бѣгутъ изъ китайскихъ мѣстностей китайцы, понявшіе, что въ европейски-санитарной обстановкѣ чума свирѣпствуетъ гораздо меньше, чѣмъ у нихъ...

Странную картину представляетъ теперь общественная жизнь въ этомъ полурусскомъ, полукитайскомъ городѣ, оказавшемся на своеобразномъ военномъ положеніи... Нѣкоторое понятіе объ этой жизни даютъ объявленія въ мѣстныхъ газетахъ, свидѣтельствующія о наличности грознаго врага въ городѣ. Невольно бросается въ глаза, напримѣръ, объявленіе о кончинѣ доктора Ж. Менье. гдѣ сказано: „Приглашаются присутствовать на панихидѣ лишь лица, принимающія участіе въ борьбѣ съ чумой“.

Еще характернѣе объявленіе театра „Иллюзіонъ“: „Китайцы въ театръ не допускаются“, и далѣе: „распространившійся слухъ о болѣзни кассирши невѣренъ“. Бросается въ глаза также и обиліе объявленій о дезинфекціонныхъ средствахъ... Однимъ словомъ, всюду видна и чувствуется боязнь предъ чумою, отравляющая всѣ проявленія мѣстной жизни, начиная отъ молитвенныхъ собраній и кончая увеселеніями.

Niva-1911-7-cover.png

Содержание №7 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинксъ. Одна изъ легендъ русской исторіи. П. П. Гнѣдича. —На „послушаніи“. Разсказъ Г. Т. Сѣверцева-Полилова (Окончаніе). — „Это было давно... “ Стихотвореніе Чернаго Бора. —Равенство. Разсказъ К. Мурра. —Съѣздъ дѣятелей льняного дѣла въ Москвѣ. — Чума на Дальнемъ Востокѣ. — Вооруженіе тройственнаго союза (Политическое обозрѣніе). — На пути къ всеобщему обученію (Вопросы внутренней жизни. ) — К. А. Варламовъ.Н. Е. Жуковскій.Къ рисункамъ. —Заявленіе. —Объявленія.

РИСУНКИ. Спящій Пьерро.—Пѣснь скомороховъ.—Балъ-маскарадъ.—На блины.—1-й Всероссійскій съѣздъ дѣятелей по льняному дѣлу въ Москвѣ 3—6 января 1911 г. (1 группа и 2 рисунка). —Чума въ Манчжуріи (3 рисунка).—Сравнительная таблица военнаго судостроенія въ Англіи, Франціи и Германіи съ 1900 по 1920 гг. —К. А. Варламовъ, заслуженный артистъ Императорскихъ театровъ.—Проф. Н. Е. Жуковскій.

Къ этому N° прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго" кн. 21.

г. XLII. Выданъ: 12 февраля 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.