Экзотическія революціи №2 1911

From Niva
Jump to: navigation, search

Экзотическія революціи.

(Политическое обозрѣніе).

Есть на земномъ шарѣ мѣстности, особенно часто подверженныя землетрясеніямъ. Онѣ расположены около какого-то таинственнаго вулканическаго кольца, обручающаго жителей съ разрушеніемъ и смертью. У подошвы и по склонамъ погасшихъ вулкановъ цвѣтетъ жизнь, вырастаютъ города, множатся въ тысячахъ сердецъ радость и счастье, но въ одинъ моментъ разрушительный толчок таинственныхъ подземныхъ силъ обращаетъ города въ развалины, заливаетъ людское жилье толстымъ слоемъ огненной лавы, смѣняетъ счастье и радость ужасомъ и отчаяніемъ. Такія же неожиданныя катастрофы, такія же грозныя и непонятныя потрясенія наблюдаются и въ политикѣ. Есть государства, создавшіяся на крайне зыбкой и неустойчивой почвѣ и подверженный почти постояннымъ революціямъ и переворотамъ. Они образуютъ собою тоже своего рода "вулканическое кольцо“, не дающее никакихъ гарантій вѣрности, никакой увѣренности въ завтрашнемъ днѣ и даже въ сегодняшней ночи. По странному и даже обидному совпаденію, наибольшую степень политической неустойчивости обнаруживаютъ именно республиканскія страны Южной Америки. Это— цѣлый материк болѣе или менѣе постоянныхъ революцій и граждане к ихъ междоусобій.

Здѣсь всегда кто-нибудь кого-нибудь свергаетъ; кто-нибудь овладѣваетъ властью; кто-нибудь изъ утратившихъ власть спасается на иностранный пароходъ; кого-нибудь убиваютъ, вѣшаютъ, сажаютъ въ тюрьму.

Суетное человѣческое властолюбіе здѣсь никогда не прекращаетъ своей разрушительной работы, и никогда не перестаетъ литься святая человѣческая кровь. При поверхностномъ взглядѣ на вещи, вѣчная кровоточивость южно-американскихъ республикъ кажется совершенно непонятной. Казалось бы, чего людямъ недостаетъ: полные хозяева своей личной жизни и жизни своей страны, они, какъ республиканцы, не испытываютъ надъ собою никакого внѣшняго гнета, не подчиняются ничьей волѣ, кромѣ своей собственной, избираютъ правителей по своему вкусу, и должны бы бытъ совершенно довольны своей судьбой! Однако же въ дѣйствительности получается нѣчто совершенно обратное: вмѣсто ненарушимо прочнаго порядка царитъ безпрерывная анархія междоусобій; вмѣсто мира идетъ кровавая гражданская война; вмѣсто свободы и права господствуютъ наглое насиліе, партійный деспотизмъ и разбойничій произволъ. Почти одновременно четыре американскихъ республики — Мексика, Бразилія, Перу и Гондурасъ — выступили поставщицами кровавой политической хроники для европейской печати.

Въ Бразиліи, нѣсколько лѣтъ назадъ свергнувшей очень популярнаго императора и преобразовавшейся въ республику, взбунтовавшійся гарнизонъ фортовъ, охраняющихъ входъ въ портъ Ріо-де-Жанейро, совмѣстно съ принявшимъ его сторону экипажемъ военныхъ судовъ сталъ безпощадно бомбардировать столицу. Въ Мексикѣ еще со временъ несчастнаго императора Максимиліана считалось какъ бы закономъ природы, что въ три года смѣняется среднимъ числомъ по два правителя, но за послѣднія двадцать лѣтъ нынѣшній президентъ сумѣлъ утвердиться, освободилъ страну от анархіи, упорядочилъ ея финансы, далъ просторъ пышному экономическому развитію и открылъ эру сравнительнаго благоденствія. Однако, повидимому, столь долговременное управленіе одного лица оказалось не по климату въ южно-американской республикѣ, и въ сѣверныхъ провинціяхъ ея, примыкающихъ къ Штатамъ, вспыхнула революція, образовались отряды инсургентовъ—и завязалась ожесточенная кровавая борьба за власть, которую при нормальномъ порядкѣ въ республиканскихъ странахъ даетъ не сила оружія, а довѣріе гражданъ.

По американскимъ свѣдѣніямъ, побѣду одерживаютъ инсургенты, по офиціальнымъ мексиканскимъ реляціямъ, напротивъ, инсургенты уничтожены и разсѣяны, — но истинное положеніе вещей за дальностью разстоянія остается чрезвычайно неяснымъ и спорнымъ. Изъ главнаго города Перуанской республики телеграфируютъ, что послѣ горячаго боя въ Абонкаѣ инсургенты пошли на Айя-Кучо, и навстрѣчу имъ выступили Правительственныя войска. Бывшій президентъ республики Гондурасъ Бонилья тайно снарядилъ въ одномъ изъ портовъ С.-Американскихъ Штатовъ военное судно, высадился съ вооруженною командою близъ Пуэрто-Кортесъ и объявилъ себя властителемъ республики. Послѣ овладѣнія островомъ Роатономъ, представлявшимъ собою стратегическій ключъ для бомбардировки столицы, Бонилья подъ угрозой обстрѣла провозглашенъ президентомъ.

Такимъ кровавымъ темпомъ идетъ вся политическая жизнь Южной Америки. Быть-можетъ, въ устройствѣ междоусобій дѣло не обходится безъ участія Соед. Штатовъ, которые хотятъ изъ Сѣверныхъ превратиться въ Обще-Американскія и захватить подъ звѣздное знамя обѣ половины материка. Но взваливать всю вину на коварнаго сосѣда было бы несправедливо: если бы внутреннее политическое бытіе южныхъ республикъ было болѣе устойчивымъ, то и внѣшняя интрига оказалась бы совершенно безсильной. Главная причина вѣчныхъ смутъ коренится въ психологіи самихъ гражданъ. Бѣда въ томъ, что южно-американскіе жители совершенно лишены какого бы то ни было политическаго культа.

Потомки монархическихъ испанцевъ, смѣшавшихся съ туземцами, не сохранили религіозно-политическихъ вѣрованій своихъ предковъ и въ то же время не усвоили и новыхъ гражданскихъ идеаловъ. Англо-саксонская раса, завладѣвшая сѣверомъ материка, создала культъ изъ свободы, за которую сражалась во времена Кромвеля и Вашингтона, а латинская раса, овладевшая югомъ, утративъ старый культъ, не сумѣла духовно пріобщиться къ новому. Политическая жизнь безъ вѣры и безъ идеала превращается во что-то безконечно низменное. Южно-американскія республики не создали ни одного Цицерона и Катона, ни одного Вашингтона и Роланда, но зато дали множество маленькихъ Катилинъ. По ихъ примѣру мы можемъ видѣть, что политика, не озаренная религіей и высшей идеологіей, неизбѣжно ведетъ къ политическому разложенію и распаду. И понятно: объединять милліоны людей въ грандіозные политическіе союзы можетъ только что-нибудь высокое и священное, преступная же демагогія и хищный групповый эгоизмъ ведутъ лишь къ безконечному раздѣленію, междоусобію и братоубійству.

Лишенныя идеологической основы своего бытія, южно-американскія республики осуждены или на исчезновеніе въ мукахъ кровавой внутренней анархіи, или на неизбѣжное поглощеніе идейно сильнѣйшимъ сѣвернымъ сосѣдомъ.

Niva-1911-2-cover.png

Содержание №2 1911г.: ТЕКСТЪ. Выборъ. Повѣсть И. Потапенко. (Продолженіе).— Стихотворение Пимена Карпова.—Талантъ, разсказъ Скитальца (С. Петрова).- Цвѣты крови и лазури. Вечерняя сказка М. Пожаровой.—I. I. Ясинскій. Очеркъ П. Быкова.— К. Е. Маковскiй. Очеркъ Г. Аркатова.—Экзотическія революціи.(Политическое обозрѣніе).—Въ Государственной Думѣ.—Смѣсь.—Объявленія.

РИСУНКИ. Къ 50-лѣтнему юбилею К. Е. Маковскаго (10 рисунковъ и 3 портрета).—Къ 75-лѣтію Полоцкаго кадетскаго корпуса (1 портретъ и 5 рисунковъ).— Вновь назначенный начальникъ Императорской Военно-Медицинской Академіи, лейбъ-хирургъ, т. с. Н. А. Вельяминовъ.—Домъ, пожертвованный А. Е. Бузовой городу Петербургу.

Къ этому прилагается „Полнаго собранія сочиненій Ант. П. Чехова“ кн. I.