Безпомощность Турции и затруднения Италии 1911 №43

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Безпомощность Турции и затруднения Италии.

(Политическое обозрение).

Итальяно-турецкая война остановилась на точке замерзания и не двигается ни взад ни вперед. Мирное посредничество решительно отвергается, а военные действия не получают быстраго развития, которое заставило бы дипломатов почувствовать, что время для их мирной работы уже наступило. Открытие турецкаго парламента, как и следовало ожидать сопровождалось взрывом патриотических чувств. Негодующие депутаты выражали желание предать старое правительство суду за то, что оно не сумело защитить Триполи от захвата итальянцами, но и сами строгие судьи едва ли сумеют справиться с этой задачей, памятуя, что для защиты морской колонии нужен сильный флот, а его, как на зло, в наличности не имеется. За невозможностью сопротивления, приходится уступать и покоряться, но покориться младо-турки не хотят да, пожалуй, и не могут, так как народ скажет тогда, что вся их конституция привела только к утрате чуть ли не всех плохо лежащих правинций, и раздавит их стихийным натиском контръреволюции. Поневоле, значит, приходится быть непримиримыми и яростно показывать итальянцам кулаки без всякой возможности нанести им какой-нибудь удар и отстоять от них Триполи.

Вследствие неожиданно возникших внешних осложнений внутреннее положение Турции стало безконечно смутным и трудным. Старые партии распадаются, новые идут в разброд, все растеряны, и никто не знает, что надо предпринять. Предавая проклятиям старое министерство, младо-турецкий парламент в то же время не решается и вверить бразды правления Киямилю-паше, который пользуется репутацией сторонника и фаворита Англии, и с назначением котораго связывается перспектива мирнаго английскаго посредничества, которое одно только может развязать затянувшийся узел после того, как все мечты на поддержку и защиту со стороны любезной младо-туркам Германии оказались розовым миражем. Комбинация с назначением Киямиля-паши в интересах сближения с Англией еще только носится в воздухе, но уже вносит много тревог и сомнений в сердце германской дипломатии. Легким намеком выраженное в парламенте Садык-пашой сознание необходимости для Турции выйти из ее изолированнаго положения и найти хоть какую-нибудь настоящую опору в могущественной коалиции тройственнаго согласия послужило поводом к продолжительным визитам в Перу германскаго посланника. Чем кончились его беседы с турецкими государственными людьми, какой выход из безвыходнаго положения указал он им—остается неизвестным, и до сих пор никакого выхода для них, кажется, не открылось. Оставаться единой, значит для Турции—сознательно обрекать себя на безпомощность и безсилие, примкнуть к тройственному союзу— нет расчета, потому что одна из трех союзных держав отнимает у Турции ее колонию, а две остальные сочувственно молчат. Можно бы наконец присоединиться к тройственному согласию, да на беду, следуя в хвосте германской дипломатии, младо-турки заняли по отношению к России, Франции и Англии враждебную позицию и пришли с ними в большия разногласия. Для того, чтобы до чего-нибудь договориться, им нужно перевернуть вверх дном всю систему своей политики. Чувство недоверия, оставшееся от недавняго прошлаго, помешает новым союзникам принять в свою среду раскаявшагося врага, который очутился в положении беднаго волка, вынужденнаго искать приюта у обиженных им же соседей. Немудрено, что даже наиболее активная и безпредразсудочная английская дипломатия заметно уклоняется от дружеских бесед с младо-турками и считает возможными сколько-нибудь серьезные переговоры лишь с того момента, когда ставленники комитета „Единение и Прогресс“ уступят свое место во главе правительства внушающему больше доверия Киамилю-паше. При более смелом образе действий дипломаты тройственнаго согласия могли бы, разумеется, выступить посредниками между воюющими державами, урегулировав предварительно в частном соглашении с Турцией персидския, малоазиатския и балканския дела, но и такая комбинация едва ли бы спасла турок от чувствительных ударов их национальному самолюбию.

С другой стороны и положение Италии тоже едва ли может считаться завидным. Ни у кого не возникает сомнения, что она в конце концов овладеет всем Триполи, полонит ничтожные турецкие гарнизоны и приведет к покорности арабов. Это не так уже трудно, как кажется иным турецким друзьям в Европе, но вот в чем затруднение: пока Турция не согласится на аннексию Триполи, Италия вынуждена держать свой флот в полной боевой готовности, чтобы иметь возможность каждую минуту отразить высадку турецкаго дессанта, а содержание на военном положении обходится Италии не менее, чем по два миллиона флоринов в день. При таких расходах значительное продолжение хотя бы и безкровной войны грозит полным разорением итальянским финансам. Для того, чтобы довести итальянцев до государственнаго банкротства, туркам остается только одно—не давать своего согласия на аннексию, тихо сидеть с своим ничтожным флотом в Мраморном море за босфорскими пушками и угрожать нападением в первый же момент после удаления итальянских броненосцев. Чтобы доканать прячущагося врага, итальянцы будут вынуждены напасть на него уже не в его колонии, а в его собственном убежище— на Балканах, в Эгейском море, в Дарданеллах и т. д. Но они сами связали себя на этот счет категорическими обещаниями перед союзниками, и та же союзная Австрия в опасении, что данные обещания могут оказаться несдержанными, уже поспешно мобилизует на итальянской границе свои войска. Таким образом поиски хоть какой-нибудь решительной развязки безкровной войны могут сразу вызвать самые опасные осложнения и поставить на карту мир всей Европы.

Niva-1911-43-cover.png

Содержание №43 1911г.: ТЕКСТЪ: Заколдованный круг. Повесть В. Тихонова. (Окончание). — Франц Лист. Очерк А. Коптяева. (Окончание). — Стихотворение Л. Дудина.—У Троеручицы. Разсказ X. Таешемскаго. — Проекты памятника в память 300-летия Дома Романовых. — Столетие Императорскаго Александровскаго Лицея.—Конкурс по сооружению памятника первому русскому актеру Волкову. — Безпомощность Турции и затруднения Италии (Политическое обозрение).—С. Н. Худеков.—А. К. Гермониус.—П. В. Кузнецкий.—К рисункам.—Объявления.

РИСУНКИ: Испанские цыгане.—„Искони на Руси святой“.—Тристан и Изольда.—Петр в Голландии (Амстердам, верфь Ост-Индской компании).—Монастырь.— Конкурс проектов памятника в Костроме в ознаменование 300-летия Дома Романовых (3 рисунка). — Столетие Императорскаго Александровскаго Лицея (7 рисунков и 2 портрета). — Конкурс по сооружению памятника первому русскому актеру Волкову (3 рисунка).—С. Н. Худеков.—А. К. Гермониус.—П. В. Кузнецкий.

К этому № прилагается „Полнаго собрания сочинений А. Ф. Писемскаго" кн. 35.