Без названия (Урал)

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

[начало отсутствует] изрядным количеством свободнаго времени, некоторой долей физической выносливости и, непременно, проводником!». Иначе можно легко сбиться с пути, пробираясь по грудам «розсыпей» (целые поля каменных глыб), в которых лишь местные знатоки умеют, по их выражению, «разобрать тропу». «Тропу», обыкновенно, характеризуюсь камни несколько меньшаго калибра, через которые все же несколько удобнее пробираться. При экскурсии на Таганай приходится очень часто ночевать в шалаше, среди чрезвычайно дикой и эффектной обстановки: путникам невольно начинают приходить в голову романы Купера и Майн-Рида, когда затрещит пламя костра, озаряя стволы деревьев и стены шалаша, в то время как кругом раздается шум ручьев, шорох спящей дичи и зверья и тайные ночные звуки окрестной горной пустыни.

Таганай состоит из трех частей (Большой, Средний и Малый); его вершины (сопки) завалены огромными каменными глыбами, безпорядочно надвинутыми одна на другую в самых фантастических сочетаниях. Высота Таганай доходить до 562 сажен.

Чрезвычайный интерес для туриста и для ученаго представляют гребень «откликной», около котораго существует многоголосое эхо, «Круглица» или «Круглая сопка» и пр. Лазить по этим горам не вполне безопасно: так круты их изломы, и так неожиданно появляются под носом у туристов страшные отвесные скаты. Что касается до «Круглицы», то эта высочайшая точка Таганайскаго хребта представляет еще и другого сорта опасность: в очень жаркие летние дни здесь, говорят, часто происходят жестокие разряды атмосфернаго электричества. Сама по себе эта «сопка» является кратером потухшаго вулкана, и невольно возникает вопрос: не вздумает ли этот вулкан когда-нибудь опять действовать? Печальный пример Лысой горы на Мартинике показывает нам, насколько невинны эти «потухшие» вулканы!

Проезжая по линии самаро-златоустовской жел. дороги, от Златоуста до Уфы, мы ежеминутно поражаемся чудной красотою окрестнаго пейзажа. Как хороша, например, долина реки Юрюзани, открывающаяся по выходе из «Большого туннеля» близ Герасимова острова! Какой фантастический, совершенно швейцарский вид разстилается пред туристом в то время, когда поезд скользит по узенькому краю скалы, на высоте птичьяго полета над ярко-зеленой речной долиной! Самаро-златоустовская дорога прорезывает самое сердце южнаго Урала, то пробираясь чрез вековые леса, то прорезая горные кряжи, то цепляясь за узенькие карнизы скал и пересекая быстрые речки кружевными мостами. При проведении дороги пришлось встретиться с неимоверными трудностями и, то и дело, прибегать к динамиту. Динамитом!» прорвана, например целая скала над р. Юрюзанью, близ ст. Усть-Катав (выемка в Герасимовом притесе). Эту скалу хотели-было продолбить туннелем, но слоистый грунт ее не представлял достаточно прочнаго материала для свода туннеля, и поэтому инженеры предпочли прорыть в скале гигантскую канаву. Старожилы уверяют, что на скале, на месте выемки, была высечена на камне крупная надпись на неизвестном языке. Надпись эта исчезла при работах.

Железная дорога значительно оживила этот край, но, сказать по правде, южный Урал даже и нынче далеко еще не так заселен, как бы следовало. Богатые розсыпи полезных металлов, правда, привлекают сюда многочисленных предпринимателей; как и на среднем Урале, здесь нередко встречаются богатые заводы и прииски, но в общем страна эта все-таки еще в значительной степени нетронута и дика.

Из железоделательных заводов здесь достойны внимания Симские заводы гг. Балашевых. Один из рисунков, иллюстрирующих настоящий очерк (стр. 52). изображает любопытную местность, где добывается руда для этих заводов. Это так-называемый «Тяжелый железный рудник №2» находящийся на горе «Зиркустан» в западной части златоустовскаго уезда. Этот рудник представляет богатейшую, неистощимую сокровищницу, пользоваться которою почти не представляет никакого труда, обыкновенно связаннаго с добыванием руды. Здесь не нужны ни шахты, ни иные приспособления—и дорого стоящия, и не обходящияся без человеческих жертв. Руду берут здесь прямо с поверхности земли: вся довольно высокая гора, прорезанная уступами и террасами, состоит сплошь из руды, которую стоить только уложить в тачки и увезти обжигать. Рабочие, наполняющие этот оживленный пункт этим, именно, и занимаются! А затем обожженную руду увозят по специально построенной железнодорожной ветке на Симские заводы: Сим, Миньяр, Аша и др. Руды «Тяжелаго» рудника славятся богатым процентом содержания железа.

Другой металл, еще более соблазнительный, а именно—золото, также имеетт» болшия разработки на южном Урале (например, около «священной горы» Иремели). Разработка золота на Урале сосредоточена преимущественно в руках мелких искателей, тогда как железо добываюсь, наоборот, крупные предприниматели. Однако за последнее время и золотые прииски стали делаться добычею крупных компаний. Работы исполняются преимущественно башкирами, нанимающимися по контракту. Контракты с ними заключаются, обыкновенно, весной, в пору безкормицы и безработицы, когда башкиры соглашаются на какую угодно низкую плату, лишь бы достать работу.

Башкиры, к слову сказать, являются преобладающим!» элементом населения в южном Урале, тогда как северный Урал заселен остатками древних финнов, а средний почти исключительно русскими. Откуда произошли башкиры и к какой семье народов прежде они принадлежали, — вопрос темный. Может-быть, они угро-финны, может-быть, родоначальники мадьяр. Во всяком случае, эти азиаты близко напоминают татар. Их домашний быт и обстановка почти те же, что и у наших казанских и приволжских «князей»-халатников: те же костюмы (тюбетейки, бешметы, «зиленевые» халаты, туфли-«пчеги»), те же медные кувшины-кунчаны, составляющие необходимую принадлежность каждаго татарскаго хозяйства и служащие для омовений перед намазом, такие же они страстные любители чаепития, так же обвешиваются их жены и дочери монетами, представляя из себя ходячую нумизматическую коллекцию, так же башкиры и гостеприимны, как татары.

Страстные скотоводы, башкиры встречают своих гостей и приятелей следующей любимейшей формулой вежливости после первых приветствий:

— А лошадка твоя здорова?

— Ничего, здорова, спасибо!

— А коровка твоя здорова?

— Здорова!

— И овечка здорова? И т. д.

Перебрав всех животных, башкир лишь под самый конец спросить о близких родственниках:

— А жена твоя здорова?..

На пиршествах, усадив гостей в круг, хозяин берет мелко изрубленное жирное жареное баранье мясо прямо пальцами и затем, подойдя к самому почетному гостю, без всякаго с его стороны соизволения, неожиданнно запихивает ему мясо пальцами прямо в рот. Чаще всего средством для такого почетнаго угощения является бараний хвост, т. е. сплошное сало; европейские гости на таких пиршествах оказываются поэтому в довольно затруднительном!» положении.

Кочевники по своей природе, башкиры любят проводить лето в кибитках, на вольном воздухе. Для скотоводов такой способ летняго житья еще и тем удобен, что позволяет им находиться все время при стаде. В кибитках башкиры устраивают ту же обстановку, что и в избах: настилают нары, служащия для сиденья и для спанья, стелют ковры, кошмы, вешают полотенца и на почетном месте ставят кованые сундуки с хозяйственным добром. Башкиры охотно занимаются в летнее время приготовлением кумыса.

Другой преобладающий элемент населения южнаго Урала сосоставляют раскольники. Спасаясь от преследования «никонианцев», на Урал ушли самые живые силы раскола. Темные дебри, густые леса послужили для них верным убежищем. Схоронившись в своих скитах, они доныне оказывают сильное влияние на местное население. Они назидают мир, составляют для него правила веры (различные «цветники»), тщательно переписываемые потом и распространяемые в крестьянстве. Каких только сект нет здесь! Австрийцы, перекрещенцы — трудно перечислить все разветвления раскола, прячущияся, среди диких утесов и дебрей Урала!

Для борьбы с расколом здесь основан близ села Айлино (златоустовскаго уезда) в 1849 году Воскресенский единоверческий общежительный монастырь. Место для него выбрано было вполне подходящее в тех же дебрях, в центре тех же Уральских гор, в которых находятся скиты и раскольников. Борьба ведется, таким образом, на самом месте раскола. Основал монастырь игумен Іоанн, получив нужную землю по течению речки Уструти от правительства. В настоящее время в монастыре находится до 30 человек братии. Нынешний настоятель, архимандрит Іоанн, живет в обители уже 53 года, явившись в нее двенадцатилетним мальчиком. Церковь монастыря обладает ценными древностями: в ней находится антиминс, освященный в 1652 г., и евангелие 1637 года, принадлежавшее митрополиту Филарету.

Местность кругом монастыря необычайно красива. Тихое озеро отражает в своем зеркале лесистые девственные горы, в которых водятся дикия козы. Тишина здесь удивительная; человеческая обычная жизнь почти не чувствуется кругом этой «тихой обители», хотя железная дорога проходить всего в 10 -12 верстах от монастыря.

Когда поезд проносится вдоль причудливо-прекрасных и величественно-диких картин Урала, у путешественников невольно является сожаление, что эти картины слишком быстро исчезают. Дымок паровоза скоро закрывает своей белою фатою мелькающие вдали ярко-зеленые уступы долин, светлые ленты рек, изломы гор.

Урал проносится пред путником в течение каких нибудь суток, и впечатление остается неполное и спутанное. Для того, чтобы вполне оценить всю оригинальность и красоту этого богатейшаго уголка России, нельзя ограничиться железнодорожным путешествием: надо воспользоваться мелькнувшей тоской по природе, выйти из вагона и прожить хоть с недельку среди девственных красот Урала. Какое богатство новых впечатлений охватит тогда туриста! Мы любим искать новые ощущения, наблюдать неизвестные нравы, любоваться величественными картинами природы, и для этого ездим с большими затратами и неудобствами в Швейцарию, в Тироль, в Испанию. А между тем у нас под боком находится страна, не менее интересная, не изследованная и при том своя собственная; и проехаться на Урал стоит втрое—вчетверо дешевле и легче, чем хотя бы в пресловутую «настоящую» ПИвейцарию! Урал доступен для самых скромных туристов.