Г. Дума о принудительном оздоровлении Петербурга 1911 №5

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Государственная Дума о принудительном оздоровлении Петербурга.

(Вопросы внутренней жизни).



Тревожные вести о гигантском развитии чумной эпидемии на Дальнем Востоке, воспоминание о пережитой холерной эпидемии и ожидание ее почти неизбежных новых вспышек в ближайшем будущем—все придает особую остроту обсуждавшемуся на первом после рождественских каникул собрании Гос. Думы вопросу о принудительном оздоровлении Петербурга. Он предстал перед членами Думы в виде законопроекта, выработаннаго Министерством Внутренних Дел. Память о десяти тысячах человек, погибших от холеры, до такой степени вооружило общество против „отцов города“, что при малейшей надежде на улучшение санитарнаго состояния столицы под каким бы то ни было иным руководством оно горячо приветствовало бы всякую реформу, всякую перемену. Для спасения десятков тысяч человеческих жизней, угасающих по нерадивости нынешних представителей городского самоуправления, было бы не грех пожертвовать даже некоторыми полномочиями последняго, поступиться кое-какими его правами, так как и самый убежденный поклонник общественной самодеятельностя наверное не осудит своих ближних погибать от холеры, чумы, сыпного тифа и прочих эпидемий во славу ничего не делающаго самоуправления. Вот почему, когда в разгар холерной эпидемии заговорили о принудительном оздоровлении Петербурга, первое впечатление было несомненно на стороне задуманнаго проекта.

Заглавие законопроекта звучит для наших городских гласных очень оскорбительно. но сущность предлагаемых мер вовсе не направлена против принципов самоуправления. Прежде всего речь идет только о канализации и улучшении водопровода, т.-е. только о двух определенных городских предприятиях. Но и относительно этих предприятий принцип принудительности устанавливается только условно, в таком виде, что если город в течение 15-ти лет не соберется устроить канализацию, то правительство получает право приступить к ее устройству уже по собственной инициативе. Городское самоунравление при такой постановке лишается одного только права права ничего не делать для удовлетворения насущных санитарно-гигиенических потребностей столичнаго населения. Но о сокращении таких прав, кажется, нет резона особенно горевать. Если же город захотел бы заняться постройкою канализационной и водопроводной сети, то законопроект не только не умаляет его прав на эту работу, но даже значительно расширяет их в смысле привлечения к обязательному участию всех владельцев городских недвижимых имуществ и облегчения всяких операций по отчуждению необходимых участков земли.

Уже из краткаго изложения законопроекта видно, что он не представляет собою широкой и смелой меры и по существу не дает никаких поводов к узкопартийной критике. В Г. Думе обсуждение его действительно прошло до такой степени безпартийно, что крайний правый Гулькин ратоборствовал вместе с трудовиком Булатом. Мысль о том, что если городское самоуправление отказывается строить необходимые для санитарнаго благополучия населения учреждения, то право постройки последних должно перейти к правительству,—до такой степени безспорна, что принятие законопроекта могло считаться обезпеченным заранее. На устройство канализации Г. Дума дала петербургской городской думе 15 лет, на устройство хорошаго водоснабжения—6 лет, при чем вся программа работ должна быть заранее одобрена правительственным контролем. Мелкия, чисто техническия, статьи не представляют общественнаго интереса. Но в прениях возникли в высшей степени интересные и важные принципиальные вопросы, без разрешения которых едва ли население столицы дождется когда-нибудь сносной канализации и хорошаго водопровода: ведь право правительства, взять через 15 лет постройку этих учреждений в свои руки еще может до некоторой степени подгонять по пути благоустройства городскую думу, но ни в коем случае не в силах гарантировать Петербургу хороший водопровод и канализацию. Сенаторския ревизии освободили нас от всяких иллюзий насчет казеннаго хозяйства и научили очень скептически относиться к казенному строительству. При таких условиях трудно успокоиться на принятии законопроекта, который в лучшем случае может лишь возбудить думскую энергию и не выходит из разряда полумер. Если партийная узость может находить удовлетворение в злобной пикировке на тему: кто хуже?—то интересы санитарнаго благоустройства, интересы здоровья и безопасности двух миллионов людей заставляют желать широких и прочных улучшений в самой постановке общественнаго хозяйства, искать принципиальных решений.

Основная идея общественнаго самоуправления сводится к передаче местных дел в руки местных людей, которых они непосредственно касаются: если дела ведутся плохо, местное население убедится в этом на своей шкуре и на своем кармане и, забаллотировав своих уполномоченных, выберет на их место новых деятелей, способных оправдать доверие. Таким образом личная заинтересованность населения служит главной и наиболее верной гарантией добросовестнаго и умелаго ведения общественнаго хозяйства. Но именно этой-то гарантии и не имеется в деятелъности нашего столичнаго городского самоуправления в области общественной санитарии да и во многих других областях, потому что ни гласные перваго ни второго разряда ни их избиратели непосредственно и лично совершенно не заинтересованы ни в устройстве холерных бараков ни в устройстве больниц для чернорабочих, куда они никогда не попадают, Петербургская дума ежегодно взимает с беднейшаго трудящагося населения свыше миллиона руб. больничнаго сбора, в платеже котораго ни гласные ни их избиратели не принимают никакого участия. Поставленное в такия рамки самоуправление утрачивает первоначальный смысл и перерождается в какую-то классовую бюрократию. В объяснительной записке к законопроекту о принудительном оздоровлении само правительство высказывает предположение, что именно классовый состав петербургской думы заставлял ее так долго тормозить дело канализации. Раз правительство сознает и понимает гибельные для населения и для идеи самоуправления последствия существующаго избирательнаго закона, оно, казалось бы, должно высказаться вместе с левыми и правыми группами Гос. Думы за необходимость реформы действующаго избирательнаго закона на демократических началах, но представители его не сделали подобнаго заявления, а думский центр отверг настоятельность реформы. Почему? Оратор центра—Лерхе—заявил, что „изменение избирательнаго закона не есть задача даннаго момента: пока солнце взойдет, роса очи выест“. Другими словами, он не хочет останавливать спешные дела канализации и водоснабжения более сложными органическими преобразованиями самого городского самоуправления. Однако же из постановления самой Гос. Думы мы видим, что для коренного санитарнаго мероприятия назначается очень долгий срок—15 лет. При таких сроках трудно говорить о спешке. За это время можно не один, а десять раз переделать избирательный закон. Проведенный партией центра законопроект вполне основателен, но он явно недостаточен для решения вопроса о санитарном благоустройстве столицы. Вместо обновы нельзя отделаться заплатой на проношенном кафтане. Отвергнув необходимость коренных реформ, Гос. Дума оставила все городское хозяйство в тех же слабых и недеятельных руках. Может-быть, под угрозою новаго закона петербургская дума и поторопится с устройством канализации и водоснабжения, может-быть, эти учреждения и попадут в руки хозяйственнаго департамента Министерства Внутренних Дел, но во всяком случае и после принятия законопроекта о принудительном оздоровлении Петербурга столица России, вероятно, не скоро еще сделается действительно здоровым, благоустроенным в санитарном отношении городом, где, как в европейских столицах, можно будет пить сырую воду без мысли о холерных запятых и обходиться без экстренных мер против оспы, тифа, дифтерита, скарлатины, чумы и прочих оседлых и кочующих эпидемий.


Niva-1911-5-cover.png

Содержание №5 1911г.: ТЕКСТЪ. Выбор. Повесть И. Потапенко. (Продолжение). — На „послушании“. Разсказ Г. Т. Северцева-Полилова. —Гуси. Стихотворение Сергея Касаткина— Игрушки. Разсказ М. М. Миклашевскаго.—Землетрясение в Семиреченской области.—К рисункам.—Г. Дума о принудительном оздоровлении Петербурга (Вопросы внутренней жизни.)—Возстание Аравии (Политическое обозрение).—Заявление.—Объявления.

РИСУНКИ. На охоту.—Конкурсная выставка в Академии Художеств (4 рисунка).—V Осенняя выставка картин в Петербурге (9 рисунков).—Семиреченская область. К землетрясению 22 декабря 1910 г. (18 рисунков). — К IV съезду русских зодчих, открывшемуся в Петербурге 4 января с. г. в Императорской Академии Художеств. — Вновь избранные члены Государственной Думы (5 портретов).

К этому № прилагается „Полнаго собрания сочинений А. Ф. Писемскаго“ кн. 20.

г. XLII. Выдан: 29 января 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.