Двухсотлетие Правительствующаго Сената 1911 №12

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Двухсотлетие Правительствующаго Сената

(С 3 портр. и 12 рис. на стр. 233, 231, 235, 236 и 237).

1911-12-234-0-senat.png
1911-12-235-0-senat.png
Первый генерал-прокурор Сената, гр. П. И. Ягужинский, и нынешний генерал-прокурор Сената, министр юстиции статс-секретарь И. Г. Щегловитов.—Медаль, выбитая в память юбилея с девизом Сената: „всуе законы писать, когда их не хранить“.


Начало нашего века ознаменовалось и ознаменовывается целым рядом юбилейных воспоминаний о Петре Великом и его деяниях. Основание Петербурга, военные успехи, преобразования, нововведения петровской эпохи и петровскаго гения—все это дает повод к торжественным двухсотлетним юбилейным празднованиям в наше время. Одним из позднейших и наиболее ярких таких празднований является недавнее юбилейное торжество в память двухсотлетия существования Сената, основаннаго Петром Великим в 1711 году.

Официальное бытие Правительствующаго Сената начинается с 22 февраля 1711 года: в этот знаменательный для русскаго правосудия день Петр Великий написал указ об учреждении Сената. Фактическое же бытие новаго высшаго правительственнаго учреждения ведет свое начало с 2 марта, когда, по появлении новаго царскаго указа о назначении и свойствах Сената, сенаторы торжественно приняли присягу в Успенском соборе в присутствии Царя, и Сенат начал фактически действовать. К этому дню, т.-е. к 2 марта, и было приурочено нынешнее юбилейное чествование Сената в Петербурге.

Значение Сената, как высшаго судебнаго (и отчасти административнаго) учреждения в империи, достаточно хорошо известно. В качестве высшей судебной инстанции, Сенат творит писанное право: он восполняет своими решениями неполноту, недостаточность и неясность существующаго законодательства. Кассационные решения Правительствующаго Сената, как известно, имеют силу закона и становятся обязательными нормами для решений низших судебных инстанций по аналогическим делам. В сфере суда Сенат таким образом имеет законотворческую силу. Кроме того, он имеет высший надзор над всем правосудием в стране за правильностью применения закона. В Сенате, как и в световом фокусе, сосредоточиваются все лучи, вся огненная мощь государственной борьбы с юридической неправдой и с неправосудием. Правительствующий Сенат является главою и увенчанием всей нашей судебной системы, обновленной Царем-Освободителем.

В качестве административной инстанции, Сенат является таким же „оком государевым“, как в деле высшаго судебнаго надзора. Сенатския ревизии, разоблачающия всяческую бытовую неправду, достаточно известны и пользуются большою популярностью в стране. На Сенат Высшая государственная Воля возлагает в таких случаях исключительные ревизионные полномочия, выражая ему этим свое особое доверие.

Как почти все начинания Петра Великаго, глубоко-целесообразные по своему существу и всегда проникнутые идеей истиннаго государственнаго служения, Сенат оказался учреждением вполне жизнеспособным. Сколько различных позднейших государственных учреждений исчезли безвозвратно: исчезли разные „тайные советы“, „кабинеты“, „верховные советы“, но Сенат непоколебимо стоял на страже судебноадминистративной власти, иногда почти выпуская ее из рук, но потом снова приобретая. Он ослабевал, падал, терял первенствующее значение, но никогда не прекращал своего бытия, как Верховнаго Судилища. И чрезвычайно характерно и знаменательно для Сената, что он, не в пример другим государственным высшим учреждениям, приобрел большую популярность в народе. О Сенате, о сенаторах народ наш еще в эпоху Петра сложил песни, сказания. И даже сам Царь-Преобразователь постоянно является в народной памяти окруженным „сенаторами-господами“. Народ памятует о том или о другом недаром: в его памяти отмечается только яркое и живое, способное так или иначе затронуть народную душу. Большинство петровских дел таковы и были. Таков был и созданный им Сенат, которому он поручил блюсти государственное правосудие и искоренять неправду в стране. Сенат сумел под петровской эгидой внушить народу мысль, что в стране существует истинное правосудие, и что закон охраняется и блюдется судом.

Сенат возник в силу необходимости заменить в стране царскую личную власть во время многочисленных отлучек Петра Великаго, мешавших ему заниматься текущими делами управления. Он возник из совершенно частнаго учреждения: в 1706—1710 годах Петр, уезжая из столицы, неоднократно вручал дела нескольким избранным лицам, от которых требовал, чтобы они, не обращаясь к нему ни за какими разъяснениями, вершали дела, „как им ответ дать в день судный“. Сначала такия полномочия носили характер временнаго личнаго поручения. Но потом Петр увидел неудобство неофициальных поручений в делах управления и решил создать высшее правительственное учреждение, заменявшее его царево око в делах управления. И вот 22 февраля 1711 года появился указ Петра Великаго, лично им написанный и лично напечатанный на собственном печатном станке, о бытии новаго учреждения: „Указ объявить последующей Определили быть для отлучек Наших Правительствующий Сенат для упъравъления“. В то же время был составлен царем и список первых девяти членов Сената с одним обер-секретарем.

2 марта того же года, как мы уже упоминали, Сенат начал свою работу. Работа эта на первых порах была многообразна и довольно безпорядочна, уже но тому одному, что Сенату приходилось вершить всякия дела, без разделения их на судебные, законодательные или административные. Царь Петр занимался всякими делами, должен был заниматься всякими делами и созданный им Сенат, учрежденный „вместо его царскаго величества собственной персоны...“ В указе, изданном вскоре после учреждения Сената, Петр даже указал, какими, примерно, делами должен заниматься на первое время Сенат: „Суд иметь нелицемерный, расходов напрасные отставить, денег как можно больше собрать, дворян собрать молодых, вексели исправить, а соли стараться отдать на откуп. Торг китайский и персидский умножить, армян приласкать, учинить фискалов...“ „Ныне уже все у вас в руках“,—писал царь позднее Сенату. Первыми должностными лицами в Сенате, кроме сенаторов, были рекстмейстер, заведывавший приемом жалоб, герольдмейстер, ведавший дела служилаго сословия, и фискалы, составлявшие связь Сената с провинцией и игравшие роль надсмотрщиков и тайных контролеров местных чинов.

При Петре Великом Сенат играл действительно выдающуюся роль в государственном управлении, в особенности после учреждения должности генерал-прокурора, которому, собственно, и было указано быть „оком царевым“ в Сенате, т.-е. наблюдать за законностью действий Сената и указывать ему царскую волю. „Чин сей яко око наше и стряпчий о делах государственных“,—так определил эту должность сам Петр Великий. Учреждение должности генерал-прокурора, сохранившейся и поныне (генерал-прокурором, как известно, почитается теперь министр юстиции) было вызвано необходимостью установления более близкой и непосредственной связи между Сенатом и Верховной Властью, а также и необходимостью надзора за деятельностью Сената, который нередко не оправдывал надежд царя. На генерал-прокурора была возложена обязанность наблюдать, „дабы Сенат хранил свою должность“. На первых порах деятельность генерал-прокурора во многом напоминала деятельность простого пристава: сенаторы нередко неприлично вели себя во время заседаний, бранились, вели лишния и не идущия к делу беседы, и генерал-прокурору (а до учреждения этой должности—специально командировавшимся в Сенат штаб-офицерам гвардии) приходилось призывать сенаторов к порядку и наблюдать за благочинием заседания. Следы этого своеобразнаго времени сохранились доныне в тех указах, которые помещаются в зерцале, составляющем необходимую принадлежность и атрибут государственной власти в заседаниях казенных учреждений. Зерцало с его своеобразными петровскими указами, налагающими штраф за нарушение порядка в заседании — живой памятник сенатской петровской старины.

Кроме взимания штрафа с бранившихся сенаторов, генерал-прокурор наблюдал и за законностью общаго хода дел в Сенате и лично докладывал обо всем государю. Он должен был также заботиться о пополнении недостатков и неполноты существующих законов путем издания „указов“. Таким образом уже в то время была установлена законотворческая деятельность Сената. На генерал-прокурора возлагалось, сверх того, и руководительство сенатскими прениями, т.-е. председательская деятельность. Первым генерал-прокурором был знаменитый сотрудник и любимец Петра, граф П. И. Ягужинский.

В последующия царствования Сенат был значительно ограничен в своей деятельности другими верховными учреждениями—Кабинетом и Верховным Тайным Советом. При Екатерине I титул „Правительствующий“ был признан неприличным для Сената и заменен титулом „Высокий“. Сенат попал под контроль упомянутых учреждений, состав его крайне уменьшился, и одно время в Сенате было только два сенатора — Новосильцев и Сукин, пользовавшиеся к тому же весьма нелестной личной репутацией. С воцарением императрицы Елисаветы Петровны началось снова возвышение Сената. Сенат снова стал именоваться, как при Петре, „Правительствующим“. И мало-по-малу возникло совершенно обратное явление: Сенат вошел в такую власть, что временами стал безконтрольно осуществлять функции Верховной Власти, принимая меры чисто законодательнаго характера и разрешая своею властью такия дела, которые по самому существу своему должны были восходить на разсмотрение государыни. Мало того, Сенат при Елисавете Петровне присвоил себе даже право самопополнения...

При Петре III свобода действий Сената была стеснена, и Сенат был ограничен „Советом“. Но при Екатерине II значение Сената, как высшаго судебнаго и административнаго учреждения, снова поднялось, хотя и не в такой степени, как при Елисавете Петровне. При Екатерине II последовало разделение Сената на 6 департаментов: четыре в Петербурге и два в Москве. Законодательная власть была значительно урезана императрицей у Сената, и формально Сенат стал разсматриваться, как высшая судебная инстанция.

В царствование императора Александра I Сенат приобрел приблизительно тот вид и то значение, которые ему свойственны в настоящее время. В 1801 году, по Высочайшему повелению, Сенат составил знаменитый доклад о своих правах и обязанностях. Это была своеобразная конституция Сената, довольно, впрочем, умеренная, так как император Александр I, утвердив в следующем году выработанное Сенатом его новое положение, в сущности, возстановил за Сенатом лишь его прежния права, утраченные им при Петре III и отчасти при Екатерине II, но и то с большими ограничениями Сената в сфере законодательной и законосовещательной власти.

В первое время своего существования Сенат не имел постояннаго помещения. Он учрежден был в Москве и сначала помещался в верхнем этаже казеннаго приказа за Благовещенским собором. Из Москвы Сенат выезжал по требованию царя в Петербург и Нарву и вообще вел походную, скитальческую жизнь. Окончательно переселился он в Петербург только в 1713 году и первое время помещался в крепости в скромном деревянном доме. В следующем, 1714 году Сенат был переведен на Троицкую площадь в мазанковые здания так называемой „коллегии“. Потом, уже после смерти Петра Великаго, Сенат перекочевал с Петербургской стороны на Васильевский Остров и поместился в доме Меншикова, конфискованном вслед за падением последняго. В 1732 году Сенат переехал опять на новую квартиру—в здание петровских Коллегий (нынешнее здание Университета). Потом местопребыванием Сената служили разные здания то на одной, то на другой стороне Невы - и во дворце и в палатах различных вельмож. И только в 1763 году Сенат наконец переселился на то место, где он находится ныне. В прежнее же время на этом месте находился так называемый постоялый двор князя Меншикова, где останавливались иностранцы...

Такова, в кратких чертах, „внутренняя и внешняя“ история нашего высшаго судебнаго учреждения. Много пертурбаций довелось вынести на своем двухсотлетнем веку нашему Сенату, но ни разу он не прерывал своего бытия и твердо держал завещанное ему Петром Великим знамя суда и законности.

В день своего двухсотлетняго юбилея Правительствующий Сенат удостоился Высочайшей грамоты. „В день празднования двухсотлетия Правительствующаго Сената, — сказано в ней: — объемля благодарным воспоминанием вековые заслуги Сената пред Нашим Престолом и Русскою Землею, Мы с душевною отрадою изъявляем Сенату признательность Нашу и Наше особое благоволение. Деятельность Сената принадлежит истории: нелицеприятный суд ее не возложит и малаго упрека на прошлое сего славнаго учреждения. Страж закона — Сенат во все дни свои для всего государства был примером служения долгу. Приемлем уверенность, что и в "грядущих веках та же верность и честь, та же мудрость и справедливость, то же усердие к труду и ревность к закону будут неизменным отличием Правительствующаго Сената".

Юбилейное торжество состоялось 2 марта в самом помещении Сената, в Высочайшем присутствии, и началось торжественным молебствием, а затем заседанием под председательством Государя Императора.

Заседание происходило в зале общих собраний, в которой хранятся ценные реликвии Сената: петровское зерцало, серебряный молоток, которым при Петре Великом пользовались вместо колокольчика во время заседаний, песочные часы, употреблявшиеся тогда же для показания времени заседаний, художественные ларцы с грамотами Государей и Государынь Сенату и т. п. Заседание было открыто Государем Императором. Его Величество поместился на особом императорском кресле. Сенаторы, стоя, выслушали Высочайшую грамоту Сенату и указ о назначении к присутствованию в Сенате Великих Князей Константина Константиновича, Андрея Владимировича и принца Александра Петровича Ольденбургскаго. Государь Император изволил произнести следующую речь:

„Искренно благодарю вас, господа сенаторы, за выраженные вами чувства. Я очень ценю вашу самоотверженную службу, вполне отвечающую значению Сената. Правительствующий Сенат двухвековою преданностью пользам государственным доказал необходимость своего существования в строе государства Российскаго. За протекшия двести лет Сенат пережил не мало изменений, но они нисколько не пошатнули его оснований, крепко заложенных мощною рукою Великаго Петра. Основания эти должны оставаться незыблемыми и впредь.

„Из славнаго прошлаго Сената в сегодняшний знаменательный для него день Мне отрадно вспомнить, что в дни тяжкой смуты Сенат был несокрушимым оплотом порядка и закона.

„В грядущем, но примеру прошлаго, сенаторы должны свято хранить завет Своего Великаго Учредителя: „честно, неленостно, но паки ревностно исполнять свое звание".

„Да поможет вам Господь Бог в дальнейшей вашей работе на благо дорогому Нам Отечеству и во славу Российской империи“.

По закрытии торжественнаго заседания, Его Величество и сенаторы перешли в залу уголовнаго департамента, где было подано шампанское. Старейший из сенаторов, В. А. Желеховский, провозгласил здравицу за Государя Императора и за Царскую Семью. Его Величеству было благоугодно поднять бокал за процветание Сената. 3 марта в Зимнем дворце состоялся в Высочайшем присутствии парадный обед, которым блестяще завершилось юбилейное торжество нашего высшаго судебнаго учреждения—хранителя законов, девиз котораго („всуе законы писать, когда их не хранить") начертан на юбилейной медали, выбитой ко дню юбилея Сената и исполненной известным медальером А. А. Грилихесом (рис. на стр. 236).


Niva-1911-12-cover.png

Содержание №12 1911г.: ТеКСТЪ. Сфинкс. Одна из легенд русской истории. П. П. Гнедича. (Продолжение).—Часы с будильником. Разсказ из духовнаго быта. И. Н. Потапенко. (Окончание).—Двухсотлетие Правительствующаго Сената.—А. А. Киселев.—Лауреаты Академии Художеств.—Герои долга.—К рисункам.—А. В. Вержбилович.—Заявление.—Объявления.

РИСУНКИ. Осеннее ненастье.—Суд над патриархом Никоном.—Аудиенция у венецианскаго дожа.—На взморье. — Двухсотлетие Правительствующаго Сената (3 портрета и 12 рисунков). — А. А. Киселев. — Лауреаты Императорской Академии Художеств (5 портретов). — Чума в Манчжурии. Сожжение зараженной фанзы.— Свалка трупов около чумной больницы.—Герои врачебнаго долга (2 портрета).—А. В. Вержбилович.

г. XLII. Выдан: 19 марта 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.