Дневник военных действий 1915 №2

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Дневник военных действий.

Н. Шумскаго,

Разгром Эрзерумской турецкой армии.

Германский крейсер „Фридрих-Карл“, потопленный нашими судами в Балтийском море.
Английский адмирал Фредерик Старди, командующий эскадрой, уничтожившей германскую эскадру в Атлантическом океане
1915-02-40-1-karta-voennyh-deistvij.png


К началу выступления Турции, в качестве активной участницы, на театр мировой войны, турецкая армия насчитывала в общем до 1/2 миллиона мобилизованных солдат. Неудовлетворительные качества турецкой армии были, конечно, отлично известны германскому генеральному штабу. Балканская война в достаточной степени обнаружила плохую подготовку главной массы корпуса офицеров, неважное снабжение, скороспелое обучение турецких солдат и пр. Тем не менее для немцев представлялось крайне желательным выступление Турции, при помощи котораго они надеялись нанести удар на нашей отдаленной кавказской границе и повести наступление против англичан в Египте.

Две войны, которые вела Турция,—Триполитанская и Балканская,—вызвали полное разстройство турецких вооруженных сил. После Балканской войны Энвер-паша, при помощи германской миссии генерала фон-Сандерса, наметил ряд реформ, благодаря которым турецкая армия должна была довести свою численность до 14 корпусов 3-дивизионнаго состава, получить достаточное количество надлежаще подготовленных офицеров и пополнить материальную часть, растраченную во время двух неудачных войн. Крайне разстроенное финансовое состояние Турции не дало возможности осуществить эти реформы даже в самой незначительной части, и новая война застала турецкую армию почти в том же хаотическом состоянии, в каком она была после Балканской войны. Офицеров было мало, и главная масса их состояла из произведенных из солдат, артиллерии было недостаточно, обозов почти не было, а солдатская масса нисколько не изменилась и не улучшилась за год немецкой муштровки.

Однако немецкий генеральный штаб не обратил внимания на разстроенное состояние турецкой армии, так как немцы главным образом стремились к тому, чтобы отвлечь часть наших войск на кавказский фронт и вынудить Англию держать часть сил в Египте. Немцы сами сомневались в успехе турок, и им только важно было облегчить свое положение на главном театре европейской войны, для чего турки своим выступлением на второстепенных театрах войны должны были привлечь на себя часть войск союзников.

Для ведения наступательных операций турецкия войска были распределены на три армии. Наиболее крупная армия, 3-я, была сосредоточена в раиони крепости Эрзерум для действий против кавказской границы. 2-я армия турок, в составе не более двух корпусов, сосредоточивалась против Египта. И наконец, 1-я армия, Константинопольская, в составе европейских корпусов, должна была оставаться в Европейской Турции, на случай осложнений на Балканском полуострове, а также и для того, чтобы удержать от выступления некоторые балканския государства.

Наиболее сильной и лучше других организованной из всех армий была 3-я турецкая армия, сосредоточенная у Эрзерума. Вследствие отдаленности этой армии от Европейской Турции и богатых провинций Малой Азии, важное значение имели сообщения Эрзерумской армии турок со своей базой—Европейской Турцией и Малой Азией. Сухопутные пути от Эрзерума к Босфору всегда находились в самом отвратительном состоянии, и движение по ним войск, артиллерии и обозов требовало целых месяцев. 900 верст пути, отделяющия Босфор от Эрзерума, войска могли пройти не ранее, чем в течение 5—6 месяцев, а обозы—еще более.

При таких условиях громадное значение имел морской путь по Черному морю, как наиболее быстрый и удобный.

Поэтому появление в составе турецкаго флота „Гебена“ означало, что немцы учли важность путей, по которым будет доставляться все снабжение Эрзерумской армии турок, и с этой целью передали им

один из лучших крейсеров-дредноутов, который должен был обезпечить турецкому флоту господство на Черном море. (Однако „Гебен“ получил серьезные повреждения в бою у Херсонесскаго маяка и укрылся для починки в Босфор. Затем, когда после починки, довольно скороспелой и недостаточной, „Гебен“ попытался выйти, он наскочил при входе в Босфор на минную банку, т.-е. на связку мин. Полученные при этом повреждения вывели его из строя на 2 1/2 месяца.

Таким образом морския сообщения турок по Черному морю, между Константинополем и Эрзерумской армией, уже подвергались явной опасности, и ни один турецкий пароход не мог благополучно проскочить к Трапезунду, где была устроена база для Эрзерумской армии. Это обстоятельство являлось

весьма важным, так как вынуждало турок подвозить все снабжения для Эрзерумской армии сухим путем, на что требовалось, как мы указывали выше, несколько месяцев.

Ни одна современная армия, истребляющая громадное количество снарядов и прочих боевых припасов, нуждающаяся в непрерывном подкреплении для пополнения потерь, не может существовать без постоянной тесной связи со своей главной базой-страною.Поэтому потеря турками безопасных сообщений но Черному морю являлась крайне тяжелым ударом для Турции и ставила Эрзерумскую армию турок в крайне критическое положение.

Начало войны на кавказском фронте ознаменовалось рядом боев у Кепри-Кея, приблизительно на полпути между Эрзерумом и кавказской границей. В этих боях турки понесли чувствительные потери и не добились никаких определенных результатов.

Затем турецкия войска стали предпринимать короткия наступательные движения, то по побережью Чернаго моря пытаясь угрожать Батуму, то в сторону персидской границы, но всюду одинаково были отбиваемы с потерями.

В таких неясных и безцельных боях прошло около двух месяцев войны. Очевидно, этот ход событий не могь удовлетворить немцев, которым необходимо было, чтобы турки произвели какое-нибудь большое энергичное наступление в пределы Кавказа и этим привлекли бы сюда возможно больше войск. Последнее было особенно необходимо в середине декабря, когда германския армии распластались равномерно между западным и восточным фронтами, застыв неподвижно с одной стороны на реке Изере, а с другой стороны—на реке Бзуре.

В виду этого германский генеральный штаб, совместно с Энвером-пашей выработал план большого наступления турецкой армии в пределы Кавказа, с обходом наших войск, стоявших впереди Кареа, и с движением далее на фронт Ахалкалаки—Тифлис. План этот в деталях заключается в том, что турецкая армия должна была двинуться тремя колоннами, в составе 11-го, 10-го и 9-го турецких корпусов. 11-й турецкий корпус должен был наступать от Эрзерума на Карс. Левее его должен был наступать 10-й корпус на Сарыкамыш и далее, в обход наших войск, находившихся впереди Карса. Наконец, еще левее, должен был наступать 9-й корпус, которому вменялось произвести наиболее глубокий обход через Ардаган и выйти на пути, связывающие нашу армию с Тифлисом.

Таким образом турки намечали фронтальное наступление на нашу армию 11-м корпусом и два обхода влево, один через Сарыкамыш, а другой, более глубокий, через Ардаган 10-м и 9-м корпусами.

Немцы, нарушающие в нынешней войне все, статьи Гаагской конвенцин, которую обязались соблюдать все государства, этим сами объявляют себя вне закона, и наступит момент, когда все державы мира заставят жестокосердых вандалов дорогою ценою заплатить за эти нарушения международнаго права. Одним из таких нарушений 1-й, 2-й и 6-й статей конвенции—«бомбардировка открытых городов» — было недавнее разбойничье нападение германских крейсеров на мирные английския поселения на морском берегу: Скарборо и Гартльпуль. Приводим здесь характерное описание (очевидца—г. Дионео в «Русск. Вед.») причиненных немцами разрушений:

«На первой же улице по всему ее протяжению вспахана глубокая борозда, кончающаяся кратером футов 8 диаметром. Это—след снаряда, пущеннаго с немецкаго корабля. Вот хорошая вилла, передняя стена которой снесена. Здесь граната убила мирового судью, одевавшагося перед зеркалом. В одном доме, в котором обрушилась стена, виден угол громадной кровати с ярко вычищенными медными шарами и громадное пятно засохшей крови. Здесь гранатой убиты женщина и двое детей. Всего в Скарборо убиты и ранены 144 человека—все мирные обыватели, большинство женщины и дети и среди них несколько младенцев. На стене разрушеннаго дома наклеена афиша: «Отомстите за Скарборо! Массовое избиение детей и женщин вопиет об отомщении. Англичане! Невинные жертвы германской жестокости взывают к вам. Докажите варварам-германцам, что беззащитные берега Англии нельзя бомбардировать безнаказанно». Я смотрю на разгромленную церковь и замечаю волнение на улице. Говорят, что шпиона поймали: стоит на крыше, машет белым флагом по направлению к морю. Дом окружили. Оказалось:—баба убирала белье». При этом предполагалось, что 11-й корпус, наступая фронтально на наши войска, завяжет с ними бой, а затем отступит, затягивая за собою наши войска к Эрзеруму. Таким путем турки надеялись как бы втянуть наши войска в мешок у Эрзерума и этим облегчить обход 9-му корпусу через Сарыкамыш, а 10-му корпусу через Ардаган.

Крепость Эрзерум должна была служить исходной точкой для маневра и обезпечить турецкую армию на случай неудачи,

Турецкая армия, двинувшись по этому плану, вначале прошла сравнительно большое разстояние. Далее всех забралась самая левая колонна—9-й турецкий корпус, который, двигаясь по долине реки Чороха, занял Ардаган, близ границы Батумской и Карской областей. 10-й корпус дошел до Сарыкамыша и завязал здесь бой с нашими войсками; 11-й корпус, наступая фронтально в Карском направлении, был остановлен нашим Ольтинским отрядом, который завязал с турками упорное сражение.

Таким образом через несколько дней после начала турецкаго наступления, корпус, наступавший фронтально, и корпус, обходивший слева у Сарыкамыша, были остановлены нашими войсками, и лишь 9-й корпус, обходивший наиболее далеко, втянулся в наши пределы и занял Ардаган, как бы стремясь выйти на пути, соединявшие наши войска, бывшия впереди Карса, с Тифлисом.

Это положение всех трех турецких корпусов, казавшееся на первый взгляд как будто угрожающим, на самом деле послужило причиной разгрома турецкой армии. Дело в том, что действия в горах, в особенности в столь дикой местности, какой представляется приграничная территория у Кавказа, требуют большой стойкости и выносливости войск. В горах обыкновенно имеются только дороги в определенном направлении, в данном случае, ведущия от Эрзерума на территорию Кавказа. Но поперечные дороги, связывающия эти продольные пути, в горах попадаются редко.

Таким образом три колонны турок вытянулись по трем параллельным дорогам, но не могли сообщаться друг с другом, так как между этими дорогами не имеется поперечных связующих путей. Вполне понятно, что при таких условиях каждая колонна предоставлена самой себе и в случае боя не может разсчитывать на поддержку соседних колонн. Поэтому тактика рекомендует избегать таких движений, так как виолне естественно, что каждая колонна может быть разбита в отдельности, т.-е. армия может быть разбита по частям, ни одна колонна не сможет оказать поддержку другой и должна будет покорно вслушиваться в грохот орудийных выстрелов, обнаруживающий, что в этот момент подвергается разгрому другая соседняя колонна.

Однако на войне приходится иногда совершать и невыгодные движения, раз они ведут к нужной и важной цели. Поэтому тактика рекомендует в тех случаях, когда нельзя избежать разрозненнаго движения по таким отдельным дорогам, придавать каждой колонне самую полную организацию. В этих случаях требуется, чтобы каждая колонна имела все, что нужно для боя, т.-е. и пехоту, и артиллерию, и кавалерию, и саперов, и достаточное количество обозов, и санитарные повозки, и достаточное количество продовольствия, и возможно большее количество боевых припасов, одним словом, чтобы ни в чем не нуждалась.

Вполне понятно, что турецкая армия, у которой снабжение боевыми припасами и всяким другим имуществом всегда составляло больное место, менее всего годилась для таких операций, где каждую колонну нужно организовать так полно и подробно, как целые отдельные армии. У турок для одной армии не хватало весьма многаго и существеннаго, а для трех самостоятельных колонн, разумеется, не хватило самаго необходимаго. При таких условиях последовал разгром 3-й турецкой армии. Три турецкия колонны были разбиты поочередно, каждая в отдельности, даже в строгом порядке, начиная справа налево. Сначала была разбита Ардаганская колонна, забравшаяся дальше всех. Соседния колонны не могли оказать ей помощи, и в результате 9-й турецкий корпус был уничтожен, командир корпуса Исхан-паша, все начальники дивизий, свыше 300 офицеров и более 7.000 нижних чинов были взяты в плен.

Затем наши войска обрушились на следующий 10-й корпус у Сарыкамыша и нанесли ему полное поражение. Наконец 11-й корпус получил также основательный удар и был отброшен на пути к Эрзеруму, где его поддержали свежия войска турок и завязали с нашими войсками упорное, но безнадежное сражение у Кара-Ургана, на путях от Эрзерума к нашей границе.

Так плачевно для турок кончилась новая затея германскаго генеральнаго штаба, в результате которой туркам вместо наступления нужно думать лишь о спасении Эрзерума. Турецкая армия разгромлена, сообщение по Черному морю прервано, а ближайшия подкрепления могут прибыть: 12-й корпус, из Мосула, через месяц; 13-й, из Багдада, через 2 месяца; 6-й и 8-й, из Сирии, через 3 месяца; 4-й и 5-й, из Малой Азии—через 4 месяца, а европейские корпуса—через 5 месяцев.

Niva-1915-2-cover.png

Содержание №2 1915г.: ТЕКСТЪ: Тяжкия времена. Разсказ Л. Авиловой. — Люди, как боги. Разсказ И. Островного. — Месть, Разсказ Б. Никонова. — Две императрицы. Очерк П. П. Гнедича. — Дневник военных действий. К. Шумскаго.—Заявление.—Объявления.—Отклики войны.

РИСУНКИ: На качелях. — Березовая роща.—Из действующей армии (3 рис.).— Английский полевой телеграф в походе. — Английский полевой Телеграф в действии.—Бельгийский наблюдательный пункт.—Бельгийский полевой телефон.—Эрзерум (3 рис.).—Армянский монастырь „Кизыл Банк“, в 15-ти верстах от Эрзерума.—В разоренной Польше. Беженцы поляки из окрестностей Ченстохова в приюте польскаго обывательскаго комитета.—Владелица местечка „Белая-Церковь“ (Киевской губ.) графиня Мария Браницкая.-Королева Ванда.—Полевая почта. Посылки—Письмо пленнаго врага на родину.—Вести от родных.- Германский крейсер „Фридрих-Карл“, потопленный нашими судами в Балтийском море. Английский адмирал Фредерик Старди.—Набег германских крейсеров на мирные жилища прибрежных местностей графства Іорк в Англии (3 рис.).

К этому № прилагается „Полнаго собрания сочинений Д. Мамина-Сибиряка" кн. 1 и первый полулист карты театра военных действий