К рисункам 1911 №12

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

К рисункам.

Картина французскаго художника Ж. Сен-Жермье—„Аудиенция у венецианскаго дожа“— переносит нас в средние века, в эпоху величия и могущества Венецианской республики. Дожем, как известно, назывался высший правитель в республиках Генуэзской и Венецианской. Венецианский дож избирался гражданами и пользовался почти неограниченной властью. Позднее в избрании дожа стали принимать участие лишь представители высшей администрации („Большой Совет"), и власть дожа была значительно ограничена, однако и тогда звание дожа могущественной республики было окружено ореолом величия и обаяния. Картина Ж.Сен-Жермье изображает сцену приема у дожа, и от нея веет глубокой стариной итальянскаго средневековья, когда так много лилось золота и крови, и разукрашенная интрига змеею проползала в дворцы и палаты, действуя лестью, ханжеством, кинжалом и ядом...

В pendant этой картине—картина русскаго художника С. Милорадовича: „ Суд над патриархом Никоном“ — также вводит нас в область далеко отошедшей от нас истории.

Возвышение и падение патриарха Никона — одна из самых ярких страниц этой истории. Никон достиг почти царской власти: царь Алексей Михайлович называл себя его сыном и повелел ему именоваться наравне с собой „великим государем". Но Никон создал себе множество врагов своими „новизнами“, т.-е. исправлением церковных книг, и еще более того—своим возвышением и громадной властью. Придворные и церковные власти предъявили Никону целый ряд обвинений, возбудили против него царя, и в 1666 году был созван собор для суда над Никоном. В качестве судей были приглашены патриархи александрийский и антиохийский. Заседания собора открылись 7 ноября в столовой царской палаты, в присутствии царя Алексея Михайловича. Всех заседаний по делу Никона было восемь, при чем некоторые заседания были тайные.

Никон явился на суд торжественно, предшествуемый патриаршим крестом, с посохом в руках. Все, и даже царь, встали при его появлении. Ему предложили сесть на скамью вместе с епископами. Но гордый патриарх возразил:

„Места, где сесть, я здесь для себя не вижу, а с собою не принес.

Разве сесть мне, где стою“. И все время перваго заседания, продолжавшагося одиннадцать часов, он провел, стоя на ногах. Никон защищался с большой энергией и позволял себе большия резкости по адресу судей. Над иноземными“ патриархами он едко подсмеивался, обвиняя их, что они ездят по чужим землям за милостыней, не имея даже надлежащаго пристанища. „Знаешь ли ты, что антиохийский патриарх—судья вселенной“?—обратился к Никону антиохийский патриарх. „Там себе и суди,—возразил ему Никон:—широк ты здесь, а как-то дашь ответ перед константинопольским патриархом...“

Резкие ответы Никона дали повод для новых обвинений, что он безчестит и великаго государя и святейших патриархов. За все вины патриархи с одобрения собора объявили Никона лишенным кафедры и „низверженным священнаго чина".

Никона отправили в ссылку в Ферапонтов монастырь в Белозерском крае. В 1681 г. его вернули из ссылки, но Никон доехал только до Ярославля и скончался в пути на 77 году жизни.

Niva-1911-12-cover.png

Содержание №12 1911г.: ТеКСТЪ. Сфинкс. Одна из легенд русской истории. П. П. Гнедича. (Продолжение).—Часы с будильником. Разсказ из духовнаго быта. И. Н. Потапенко. (Окончание).—Двухсотлетие Правительствующаго Сената.—А. А. Киселев.—Лауреаты Академии Художеств.—Герои долга.—К рисункам.—А. В. Вержбилович.—Заявление.—Объявления.

РИСУНКИ. Осеннее ненастье.—Суд над патриархом Никоном.—Аудиенция у венецианскаго дожа.—На взморье. — Двухсотлетие Правительствующаго Сената (3 портрета и 12 рисунков). — А. А. Киселев. — Лауреаты Императорской Академии Художеств (5 портретов). — Чума в Манчжурии. Сожжение зараженной фанзы.— Свалка трупов около чумной больницы.—Герои врачебнаго долга (2 портрета).—А. В. Вержбилович.

г. XLII. Выдан: 19 марта 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.