Новые звезды 1911 №10

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Новые звезды.

Очерк Н. С. Павловскаго (С 5 рис. на стр. 196 и 197).

От времени до времени на нашем звездном небе нежданно, негаданно вспыхивают новые звезды, которые иногда достигают такого сильнаго блеска, что свободно наблюдаются днем при полном солнечном блеске невооруженным глазом.

В настоящее время на нашем звездном небе в созвездии Ящерицы горит новая звезда (см. рис. на стр. 197). Звезда эта хотя сравнительно и слаба—восьмой величины, но тем не менее вызывает всеобщий интерес у астрономов, так как даже слабые новые звезды появляются очень редко и открываются только благодаря тому, что современная астрономия обладает подробными каталогами и картами (за последние годы фотографическими) звезд всего неба. Любопытно то, что первый каталог звезд, составленный Гиппархом и относящийся приблизительно к 128 году до Р. X., возник, как передает Плиний, благодаря появившейся перед тем новой звезде. Действительно, если мы обратимся к китайским летописям, которые являются сокровищницей для астрономов, желающих что-либо разузнать об астрономических явлениях древних времен, то у китайцев, очень интересовавшихся и усердно изучавших астрономию, найдем, по сравнении с прочими народами, очень подробные сведения. У китайскаго историка Ма-Туан-Лина астроном Био нашел указание на единственную новую звезду до Р. X., появившуюся в 134 году, т.-е. лет за 6 приблизительно до составления Гиппархом каталога звезд. Таким образом, с одной стороны, разсказ Плиния находит подтверждение, а с другой — появление новой звезды в 134 году до Р. X. весьма вероятно.

Прежде, чем ответить на вопрос, что такое новые звезды и некоторые другия, необходимо установить самый характер возгорания и потухания новых звезд.

Первое более или менее определенное и правдоподобное описание новых звезд древних времен, хотя весьма неполное, мы встречаем у китайскаго же историка Ма-Туан-Лина относительно „новой“ звезды, вспыхнувшей в 173 году после Р. X. в созвездии Центавра. Ма-Туан-Лин пишет: „Эта звезда исчезла через восемь месяцев, приняв один за другим пять цветов“, которые по тогдашним определениям китайцев следующие: белый, синий, желтый, красный и черный.

Заметим, что о подобном изменении цвета новыми звездами при потухании мы находим указания и у других астрономов последних столетий, начиная с описания Тихо-де-Браге новой звезды 1572 года, которая вспыхнула неожиданно в созвездии Кассиопеи и по своей яркости превзошла яркость планеты Венеры, которая получила название богини красоты только благодаря своему сильному, великолепному блеску.

Относительно новой звезды 1572 года Тихо-де-Браге в ІІІ-м томе „Космоса“ пишет: „Возвращаясь из Германии на датские острова, я остановился на время в древнем Херрицвальдском монастыре, находящемся в прелестном местоположении и принадлежащем моему дяде Стенону Вилле; там я обыкновенно оставался в своей лаборатории до наступления ночи. Однажды вечером, созерцая небесный свод, вид котораго мне был так знаком, я с неописанным удивлением увидел близ зенита в Кассиопее лучезарную звезду необыкновенной величины. Я был так изумлен, что не смел верить собственным глазам, и, чтобы не поддаться обману чувств и услышать свидетельство других лиц, вызвал людей, работавших в моей лаборатории, и спрашивал у них, равно как и у всех прохожих, видели ли они, подобно мне, внезапно появившуюся звезду?

Впоследствии я узнал, что в Германии извозчики и другие простолюдины сообщили астрономам о великом событии, случившемся на небе.

У новой звезды не было хвоста; ее не окружала никакая туманность, и она во всем была подобна прочим звездам. Она превосходила блеском Сириуса, Юпитера, и ее можно было сравнить только с Венерою в эпоху наибольшей ее яркости. Люди, одаренные хорошим зрением, могли видеть эту звезду днем, когда небо было ясно“.

Далее идет перечень фотометрических (световых) сравнений со звездами различной яркости. В феврале и марте 1573 года она уже равнялась по блеску звездам первой величины, а к марту 1574 года совершенно исчезла для невооруженнаго глаза (телескоп построен позже, в конце 1909 года), просуществовав 17 месяцев. Что касается до изменения ею цвета, то Тихо-де-Браге дальше пишет: „В первое время появления этой звезды, когда она равнялась блеском Венере и Юпитеру, она оставалась белой в течение двух месяцев, потом сделалась желтой и наконец красной“.

В позднейшее время астрономы пытались при помощи фотографической пластинки отыскать какие-либо следы этой новой звезды, но эти попытки не увенчались и вряд ли увенчаются успехом, так как Тихо-де-Браге мог определить положение звезды на небе только с точностью до 1 минуты дуги, а ме-жду тем в этой области неба на пространстве одной минуты фотографическая пластинка указала присутствие нескольких звезд 11-й величины, не говоря уже о более мелких. Поэтому установить, является ли одна из них „новой 1572 года“, и если да, то которая из них,—совершенно невозможно.

Что касается остальных новых звезд, то до XVI столетия мы имеем указания о 12—13 звездах; в ХVІ столетии появились две новых звезды, об одной из них 1572 года только-что упоминалось; в XVII—4, из них „новая“ 1604 года была очень ярка. Она наблюдалась и была подробно описана Кеплером; в XVIII столетии не появлялось новых звезд; в XIX— 7 и в XX—за первое десятилетие вспыхнули две: первая, в 1901 году, была очень ярка, и вторая открыта в конце 1910 года Эспином в Ящерицах. Новая звезда Ящерицы (Nova Lacertae), как недавно выяснилось, существовала на небе еще раньше, как слабая звезда 14-й величины. Она найдена на фотографических снимках Вольфа за 1904 год и Бар-норда за 1907 и 1909 года. Что вызвало увеличение ее яркости до 8-й величины, в настоящее время интересует астрономов, для чего при помощи спектроскопа они усердно изучают те процессы, которые произошли и происходят на этой звезде. Пока найдено, что, как и все новые звезды, она светится благодаря вспышке главным образом водорода.

Описывать остальные новые звезды не будем, так как характер появления и исчезновения их почти для всех одинаков: они быстро вспыхивают, чтобы затем медленно угасать, хотя у некоторых звезд во время медленнаго угасания наблюдаются слабые вспышки.

Переходя к причинам возникновения новых звезд, нельзя обойти молчанием те попытки, которые делались прежде для объяснения их происхождения. Правда, эти объяснения в большинстве случаев не имеют теперь реальнаго значения, а представляют только метрический интерес.

Заметим, что при составлении гипотез прежняго времени большую роль играли различные предубеждения, как-то: о неизменяемости звезднаго неба, о чистоте небесных светил и т. п. Поэтому многие астрономы, верившие в вечное совершенство небес и увлекаемые ложными схоластическими понятиями, отвергали возможность появления новых звезд и говорили, что так называемые новые звезды существовали и раньше, но не были видны благодаря тому, что находились от нас на очень большом разстоянии, теперь же одна из звезд приблизилась к нам и потому увеличилась в блеске, а затем по мере удаления опять ослабевает. Возможно, что вследствие этого же предубеждения у многих астрономов XVI и последующих столетий появилась страсть к сопоставлениям различных появлений новых звезд прежняго, времени для того, чтобы, подметив какой-нибудь период, признать их не новыми звездами, а периодически изменяющими свой блеск, и тем самым сохранить постоянство и неизменяемость небес. Так, блестящую звезду Тихо-де-Браге 1572 года пытались принять за периодическую с периодом наступления максимума блеска через 308-320 лет и отожествить ее с новыми звездами 1264 и 945 годов.

Откладывая назад период по 315 лет, мы увидим, что она должна была появиться в год рождения Спасителя; основываясь на этом, Вифлеемскую звезду, которая привела с Востока мудрецов на поклонение Богомладенцу, отожествляли с новой звездой 1572 года. Если же прибавить 308—320 лет к 1572 году, то в конце XIX века должна была бы блестеть яркая новая звезда в созвездии Кассиопеи, но в действительности таковой звезды не оказалось.

Современная астрономическая наука, благодаря новейшим методам, главным образом спектральному анализу, который в начале 60-х годов XIX столетия был применен к изучению небесных светил, сумела проследить те таинственные процессы, которые вызывают появление новых звезд.

Фогель пытался объяснить происхождение новых звезд столкновением двух темных, потухших звезд (такова участь всех звезд и нашего солнца), которые встретились, двигаясь в пространстве прямолинейно, со страшной скоростью. Вследствие удара движение превратилос в теплоту, звезды страшно накалились и начали светиться.

Эта теория прекрасно объясняет моментальное появление новых звезд, но, несмотря на свою простоту, она по новейшим данным должна уступить место теории Зелигера и некоторым другим, среди которых обращает на себя внимание теория, принимающая, что новые звезды образуются, когда на звезде, уже достаточно остывшей и успевшей покрыться твердой корой, вследствие возмущений, вызванных внутренними или внешними причинами (здесь их не будем касаться), твердая кора разрывается, и раскаленные газы, вырвавшись из внутренних, еще сильно раскаленных областей звезды в ее атмосферу, начинают светиться, при чем возможно, что вместе с раскаленными газами, главным образом водородом, на твердую поверхность звезды из внутренних областей выливается раскаленная магма, подобно тому, как с паром земных вулканов вытекает раскаленная лава.

Зелигер полагал, что новые звезды образуются вследствие прохождения звезды — солнца — чрез газообразную туманность, безчисленное количество которых разбросано в пространстве вселенной, как это недавно показал своими фотографическими снимками Макс Вольф в Гейдельберге.

Напомним, что все звезды, которые кажутся нам на небе неподвижными, на самом деле обладают быстрым прямолинейным движением. Поэтому, передвигаясь в мировом пространстве со страшной быстротой, они попадают в туманность, где встречают сопротивление своему движению, что развивает сильную теплоту, которая и вызывает увеличение яркости звезды. Выйдя из туманности, звезда начинает постепенно остывать и уменьшаться в своем блеске.

Две последния теории наиболее правдоподобны и подтверждаются вспыхнувшей в созвездии Возничаго в 1892 году новой звездой, которую Бернард в большой (36-дюймовый) рефрактор Ликской обсерватории видел окруженной туманным веществом. Это туманное вещество могло появиться около новой звезды либо вследствие извержения раскаленных газов из самой звезды, либо туманным веществом, погрузившись в которое, звезда, как полагал Зелигер, удерживает около себя после выхода из туманности. Особенно хорошо были видны туманные образования около новой звезды Персея, вспыхнувшей в 1901 году, когда небесная фотография уже достигла полнаго развития. Здесь мы приводим фотографии этой туманности, как они были получены Ритчи на обсерватории Іеркса 20 сентября 1901 г. и 13 ноября (см. рис. на стр. 196). Теория Зелигера подтверждается еще тем, что почти все новые звезды появляются около Млечнаго пути, особенно богатаго туманными массами (см. рис. на стр. 196).

Во всяком случае, какую бы мы ни взяли из современных теорий новых звезд, последния, как выразился Мейер, представляют собою „погребальные факелы какого-либо гибнущаго мира“. Что действительно каждое возгорание новой звезды влечет за собою гибель целаго мира, т.-е. свиты темных, окружающих звезды, тел—планет—с находящейся на них жизнью, это ясно, если даже предположить, что вспышка новых звезд происходит не от встречи их с туманностями, потому что,

как бы мы ни объясняли происхождение новых звезд,—увеличение света и тепла центральнаго тела— звезды — должно уничтожить всякую жизнь на окружающих его планетах. Иной вопрос, существуют ли около звезд темные тела. Здесь мы только скажем, что предположение о темных телах, обращающихся около звезд, оправдывается новейшими наблюдениями, не говоря уже о рационалистических соображениях.

Что касается нашего солнца и обитаемой нами планеты, то „если мы и избежали катастрофы,—говорит Мейер, — в собственном смысле этого слова, то причина этого может заключаться в том, что внутренния пространства большой звездной кучи Млечнаго пути, повидимому, гораздо более освободились от не сгустившаго ее вещества, чем во внешних областях млечной звездной полосы, где плотнее скучены не только звезды, но и истинные газовые туманности. К нашей выгоде, вещество вокруг нас распределено гораздо беднее; солнца отделены более значительными разстояниями друг от друга, и потому в их системах может безпрепятственно устанавливаться более совершенный порядок. Иначе обстоит дело во внешних областях и в отдаленных звездных кучах. Там между мирами кипит пока стихийная борьба за существование, которую они ведут не менее, если не более безпощадно, чем живые существа между собою, пока они не создадут для себя достаточнаго простора“.

Но кто из нас может поручиться за благополучие нашей планетной системы? Кто может утверждать, что в своем стремительном полете к той области мирового пространства, где блестит великолепное созвездие Геркулеса, наше солнце на своем пути не встретит роковой туманности, которая заставит заблестеть его еще сильнее и обратит в пепел земную поверхность?



Niva-1911-10-cover.png

Содержание №10 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинкс. Одна из легенд русской истории. П. П. Гнедича.—Стихотворение Сергея Касаткина. — Наташа. Этюд Виктора Гофмана.—Цезарина. Разсказ С. Марсьен.—Н. H. Дубовской.—„Певец загадочных натур“.—Новые звезды. Очерк Н. С. Павловскаго.— 19 февраля в Государственной Думе (Вопросы внутренней жизни).—Е. Н. Чириков —Пятидесятилетие Императорскаго С.-Петербургскаго Общества Поощрения Рысистаго Коннозаводства.—Годовщина скорби.—К рисункам.—Заявление.—Объявления.

РИСУНКИ. Зима.—Ранняя весна.—Иматра.—Выбор приданаго.—Идиллия (Полуверцы Псковской г.). — Притихло. — Н. Дубовской.—Фридрих Шпильгаген.— Памяти Императора Александра II (1881—1911) (8 рисунков).—Новые звезды (5 рисунков).—Годовщина скорби (2 рисунка).—Е. Н. Чириков.—К 50-летию Императорскаго Спб. Общества Поощрения Рысистаго Коннозаводства.

К этому № прилагается: 1) „Ежемес. литерат. и популярно-научные приложения“ за Март 1911 г., 2) „ПАРИЖСКИЯ МОДЫ“ за Март 1911 г. с 39 рис. и отдельн. лист. с 27 черт. выкр. в натур. величину и 29 рис. для выпилки по дереву.

г. XLII. Выдан: 5 марта 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.