Первые иллюстрированные журналы в России

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

Первые иллюстрированные журналы в России.

(С 2 рис. на этой стр.).

Из пяти главных типов, которыми представлена периодическая печать в России к двухсотой годовщине своего существования, ежедневной газеты, ежемесячнаго журнала, еженедельной газеты - журнала, еженедельнаго иллюстрированнаго журнала и еженедельнаго юмористическаго журнала—старшим по времени является газета. Юбилей 2-го января 1903 г. был, строго говоря, ее юбилеем: как раз в этот день, 200 лет тому назад, вышел в Москве первый нумер первых в России печатных, так-называемых «Петровских» Ведомостей, основанных Петром Великим. Двухсотлетние юбилеи других видов периодическаго печатнаго слова, если б их отмечать отдельно, пришлись бы значительно позднее: ежемесячнаго журнала и еженедельной газеты— в половине текущаго столетия, а иллюстрированнаго и юмористическаго журналов —в начале будущаго столетия. Первым ежемесячником был журнал, основанный акедемиком Гергардтом Фридрихом Миллером в 1755 г. («Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащия»), первым еженедельником—«Праздное время, в пользу употребленное», выходившее 1759—1760 г. при Шляхетном кадетском корпусе, первым иллюстрированным журналом—«Пантеон российских авторов» 1801 г. и, наконец, первым юмористическим изданием— «Журнал Каррикатур» (художника Венецианова) 1808 г. [1]

Таким образом, иллюстрированный еженедельный журнал, которому посвящены настоящия строки, является четвертым, по старшинству лет, из братьев в семье русской периодической печати: он вдвое моложе газеты, так как два года тому назад ему исполнилось всего 100 лет, и в полтора раза моложе журнала — ежемесячнаго и еженедельнаго.

Иллюстрирование текста от руки, в России, как и за границей, древнее книгопечатания: в этом отношении известны замечательные образцы. Но несколько столетий прошло, пока успехи техники дали рисунку право гражданства в книге. Сперва это была гравюра исключительно духовнаго содержания. Затем, в царствования Петра, Елисаветы, Екатерины, гравюра приобрела светский характер, иллюстрируя военные события, придворные торжества, учебники прикладного знания и, наконец, литературные произведения.

Журналы, выходившие в России в течение XVIII ст., еле окупались, имея (за весьма немногими исключениями) ничтожное количество подписчиков: об иллюстрировании их, при тогдашней дороговизне этого дела, нечего было и думать. Гравюра оставалась таким образом роскошью, доступною немногим. В начале XIX ст. спрос на иллюстрированный журнал хотя уже вероятно и был, но, при несовершенстве печатной техники, не мог получить развития. Следует заметить, что и за границей, по тем же причинам, не было еще в то время иллюстрированных периодических изданий в настоящем значении слова. Возникли они лишь во второй четверти XIX ст., с успехами ксилографии (гравирования на дереве) и литографии (гравирования на камне). Первыми периодическими и вместе с тем общедоступными иллюстрированными изданиями на Западе были: в Англии — Penny Magazine (1832 г.), во Франции—Magazin pittoresque (1833 г.) и в Германии—Pfennig Magazin (1833 г.). К тому же времени относится возникновение перваго, в истинном смысле, иллюстрированнаго журнала в России —«Живописнаго обозрения», начавшаго выходить в Москве в 1835 г. под фирмою типографа Августа Семена, а на самом деле—по почину Н. Полевого. За год перед тем был закрыть его «Московский Телеграф», и неутомимый журнальный боец искал применения своих сил. Имя его на новом издании, однако, не могло быть выставлено.

Но если появление перваго, в истинном значении слова, иллюстрированнаго журнала в России относится к 1835 г., то что представляют собою предшественники его и в каком смысле они являются журналами?

Таких предшественников было всего два*), в том числе упомянутый уже выше иллюстрированный сборник «Пантеон российских авторов». Вторым был «Волшебный фонарь» 1817 г. К журналам оба эти издания причисляются потому, что выходили они периодически, отдельными тетрадями почти одинаковаго числа листов, с рисунками и распространенным пояснительным текстом. Разумеется, это были собственно первые намеки на журналы, а не журналы. Но так как они все-таки являются переходной ступенью от книжной иллюстрации к журнальной, то, в качестве родоначальников современнаго журнала с рисунками, заслуживают нашего внимания. Они, впрочем, любопытны и сами по себе**).

«Пантеон российских авторов» вышел в Москве в 1801 г. Первопрестольной, следовательно, принадлежит честь появления в ней как первой газеты, так и перваго иллюстрированная журнала. Из пометки видно, что это — издание Павла Бекетова, напечатанное «с одобрения ценсуры» в Сенатской типографии у Селивановскаго. Издание, форматом в лист, выходило выпусками по 5 портретов в каждом. Всего выпусков было четыре, портретов—20. Текст помещается на отделъном листе, и полагают, что текст этот составлялся Карамзиным. Портреты рисованы Ф. Кинелем и гравированы (пунктиром) Н. Соколовым, И. Розоновым и А. Осиповым. На обложке выставлен следующий эпиграф:

«Душа писателей в творениях видна;

«Но самый образ их бывает нам

приятен».

В предисловии эта мысль поясняется. Там говорится:

Желая изъявить наше усердие ко славе русских писателей, издаем собрание их портретов. Начинаем с древних, держась некотораго хронологическаго порядка. Мы собрали, что могли; кажется, что никто из достойных внимания не забыт нами. Ручаемся за сходство многих, но не всех; о работе художников пусть судит публика. В каждой тетради будет пять портретов; надеемся выдавать их скоро одна за другою. Числа не определяем».

Тут же поясняется, почему именно, «не определяем». Потому что «могут явиться новые авторы и заслужить себе место в Пантеоне».

Интересен рисунок (А. Клауда), предшествующий портретам и как бы дополняющий предисловие. Это—фронтиспис, под которым значится следующее «изъяснение»:

«Солнце освещает с одной стороны зимнюю сцену, а на другой быстрым действием лучей своих извлекает из земли мураву и цветы: эмблема просвещения в нашем отечестве».

Галлерею портретов открывает Баян,— разумеется, выдуманный, чего не скрывают и составители текста. Поясняют, что он слушает соловья и старается подражать ему на лире. Но зачем попал в собрание портретов, да еще претендующих на сходство, полумифический Баян? Издатели, как видно из текста, считали неудобным обойти в портретной галлерее писателей того, кто считается родоначальником устнаго творчества, хотя сведения о его физиономии приходилось черпать из области фантазии.

В такой же степени фантастичен и следующий портрет—летописца Нестора.

Но опять-таки,—как без него обойтись? В тексте, соответствующем портрету, составитель говорит: «Нестор жил во мраке перваго надесять века: итак, мог ли быть Тацитом?» Это как бы оправдание Нестора. Текст заканчивается так: «здесь представлен российский Геродот так, как мы воображаем его» (курсив подлинника). Это уже как бы оправдание художника.

Далее идут, уже в подлинных портретах, боярин Артамон Матвеев, царевна София Алексеевна (как автор пиес и других произведений), Феофан Прокопович, кн. Хилков, Симеон Полоцкий, Димитрий Туптало, кн. Кантемир, Татищев, Климовский, Буслаев, Тредиаковский, Сильвестр Кулябко, Гедеон, Дмитрий Сеченов, Крашенинников, Барков и, наконец, Ломоносову с приличной случаю стихотворной надписью, в которой фамилия «Ломоносов», конечно, рифмует со словом «Россов».

Переходим к следующему журналу. Полное его заглавие таково: «Волшебный фонарь, или зрелище с.-петербургских расхожих продавцев, мастеров и других простонародных промышленников, изображенных верною кистью в настоящем их наряде и представленных разговаривающими друг с другом, соответственно каждому лицу и званию. Ежемесячное издание на 1817 год. СПБ. Тип. В. Плавильщикова».

Текст, так же как и заголовок, на трех языках: русском, немецком и французском. Русский текст — кн. П. П. Вяземскаго (обозначен псевдонимом Павла Петрова), перевод Лангена. Фронтиспис изображает «русский народный праздник» (под Невским) и замечателен тем, что это — первая исполненная в России литография. Остальные рисунки представляют всевозможные петербургские типы: водовоза, господина и извозчика, гребенщика и девку, всего 40 нумеров, между прочим, разносчик книг, объясняющий покупателю, что он — торопецкий мещанин и занимается этими «дрязгами» (т. е. продает «всякую дрянь») поневоле. А господин оказывается сочинителем, и разносчик как раз торгует его товаром...

Предисловие к изданию начинается так: «Предлагаем почтеннейшей публике для приятнаго чтения и для услаждения любопытнаго взора журнал совершенно в новом роде...»

Издатели имели полное основание так говорить. Их журнал, действительно, в новом роде: он впервые приближает рисунок к повседневной жизни и в этом отношении является родоначальником жанра и предшественником типичных изображений Федотова, Неватовича, Степанова. Это и не мудрено, так как Художник, перу котораго принадлежать эти рисунки, — Венецианов. Вышедший в начале 40-х годов знаменитый альбом «Наши, списанные с натуры русскими» можно считать отчасти подражанием «Волшебному фонарю», который, впрочем, в свою очередь мог быт подражанием какому-нибудь иностранному.

Гравюры в «Волшебном фонаре» сделаны офортом на меди. Некоторые экземпляры раскрашены: к числу таких, чрезвычайно редких, экземпляров принадлежит и находящийся в нашей публичной библиотеке.

Таковы родоначальники наших иллюстрированных журналов. Первым иллюстрированным журналом в современном смысле слова, как уже выше сказано, должно считаться «Живописное обозрение» А. Семена, возникшее в 1835 г. и прекратившееся в 1844 г. Целью журнала издатель в своем введении объявляет «распространение полезных сведений между всеми званиями читателей». В план его не входит систематическое изложение знаний и он намерен держаться правила Горация: «тот угодит всем, кто будет мешать полезное с приятным». В этих словах мы сейчас же узнаем «энциклопедиста» Н. Полевого, как бы он ни скрывался.

В хронологическом порядке после «Живописнаго обозрения» Семена выходили, вплоть до возникновения Нивы, следующие иллюстрированные журналы: «Художественная газета» (1836— 1841), «Листок для светских людей» (1839—1844), «Иллюстрация» Баумана (1845—1848 и в новом виде 1858—1863 гг.) знаменитый «Русский художественный листок» Тима (1851—1862), «Живописная русская библиотека» К. Полевого (1856—1859), «Живописный сборник» Плюшара и Генкеля (1857—1859), «Светопись» (1858—1859), «Иллюстрированный (семейный) листок» (1859—1861 и 1862—1863), слившийся с «Иллюстрацией» сначала в «Иллюстрированную газету» (1863—1873), затем в «Иллюстрированную неделю» (1873—1878), «Живописный указатель» (1862 г.), «Северное сияние» (1862—1865), «Живописное обозрение», начавшееся в 1868 г. и прекратившееся в 1898 г., «Всемирная иллюстрация» (с 1869 г.), «Живописный сборник» Генкеля (1869 г.) и, наконец, Пива (с 1869 г.).

Ограничиваемся перечислением этих журналов. Описание их не входить в рамки настоящей статьи, целью которой было, по случаю исполнившагося 200-летия русской периодической печати, напомнить о первом зарождении у нас иллюстрированных журналов.

Д. М. Городецкий.

  1. Первой попыткой художественнаго периодическаго издания в России, собственно говоря, признается «Открываемая Россия или собрание одежд всех народов в Российской Империи обретающихся.» Этот сборник выходил в 1774 —1776 г. тетрадями из пяти листов одних только рисунков, изображавших народы, входящие в составь России, «их типы, одеяние, украшение и принадлежности по роду их занятий или профессии». Текст к этим рисункамь был составлен впоследствии (1777—1779), и тогда же рисунки перенумерованы. В виду этого «Открываемая Россия», по нашему мнению, ни в каком случае не может считаться первой попыткой художественнаго журнала, так как главным признаком таковой является прежде всего соединение текста с рисунками. Д. Г.