Противочумный форт 1911 №13

Материал из Niva
Перейти к: навигация, поиск

„Противочумный форт“.

(С 20 рис. на стр. 254, 255 и 256).

В недалеком разстоянии от Кронштадта высится над морем темная громада стариннаго форта с широкими амбразурами в толстых стенах. Словно одинокое каменное чудовище стоит он над волнами на маленьком, почти незаметном островке. Это—знаменитый „противочумный форт"—форт „Император Александр I“. Здесь, в полной и строго соблюдаемой изоляции от всего остального мира, ведутся ученые изследования двух страшных азиатских болезней — чумы и холеры и вырабатываются спасительные меры против них.

Niva-1911-13-254-0-fort.png
Niva-1911-13-255-0-fort.png
Niva-1911-13-256-0-fort.png

Форт „Император Александр I“ уже давно перестал быть военным оплотом. Среди современных укреплений, окружающих Кронштадт, он представляется каким-то странным пережитком: громоздкий, высокий, с широчайшими окнами-амбразурами, он решительно ничем не походит на те низенькие, похожие на спины подводных чудовищ, островки, которые представляют собою настоящую военную защиту нашей столицы с моря. Неуклюжий старинный форт, заложенный в 1836 г. и оконченный постройкой в 1845 г., в настоящее время совершенно утратил свое боевое значение, но оказался как нельзя более подходящим местом для борьбы с чумой. И если за его могучими стенами уже не таится огненная смерть, выглядывающая на других фортах из пушечных жерл, то в нем зато скрывается не менее страшная черная смерть, для борьбы с которой здесь же изследуются и изготовляются орудия и средства. Форт „Император Александр I“—оплот науки для противодействия идущей на человечество чуме.

„Противочумный форт“ представляет собою филиальное отделение Императорскаго Института Экспериментальной Медицины и носит официальное наименование: „Лаборатория для заготовления противочумных препаратов".

Как это понятно всякому, работы над чумными бациллами и разводками требуют величайшей осторожности и должны производиться по возможности в наиболее полной изоляции от окружающаго мира. Форт „Император Александр I“ оказался необыкновенно подходящим местом для таких работ. Он стоит вдали от всякаго жилья, окруженный со всех сторон широким водным пространством. Внутри он имеет множество удобств для того, чтобы ядовитые элементы и отбросы не проскочили, куда не следует. Толстейшия стены, массивные, плотно примыкающия двери — все словно нарочно было приноровлено военными строителями форта для того, чтобы чума сидела здесь, как в крепкой тюрьме. Кроме того, позднее—уже после того, как форт всецело перешел в руки людей мирной науки здесь были устроены специальные приспособления для обезврежения форта в смысле уничтожения его заразности для окружающих: в нем устроены великолепная канализация, позволяющая следить за полнейшей исправностью отводных труб, а также крематорий для сжигания трупов зараженных животных и отбросов, огромная дезинфекционная камера и громадный бак для кипячения заразных вод, которые выливаются в волны Финскаго залива только после основательнаго кипячения и обезпложивания.

Это своеобразное учреждение напоминает настоящую крепость и по царящим в нем порядкам и в особенности по той строжайшей научной дисциплине, которая предписывает всем обитателям форта подчиняться целому ряду правил и предписаний, направленных к тому, чтобы не выпускать разводимую здесь чуму за пределы форта...

С перваго взгляда может показаться весьма странным, зачем и кому понадобилось разводить чуму, когда, наоборот, вся задача медицинской науки с ее самоотверженными усилиями должна сводиться к уничтожению этой страшной и почти неизлечимой болезни. Но дело в том, что для борьбы с чумой как и с другими заразными болезнями, требуется изготовление противочумной сыворотки, которая получается именно путем искусственнаго разведения чумы, то-есть прививки ее какому-либо животному. В форте „Император Александр I“ чума прививается с научными и практическими целями целому зверинцу, в котором главное место занимают лошади, а затем обезьяны и тарбаганы, а также кролики, крысы и морския свинки. В числе этих живых объектов науки здесь бывают еще и верблюды и северные олени.

Форт, снаружи двухъэтажный, имеет внутри три этажа. Все его громадное здание симметрично разделено на две половины. Одна часть (правая) — заразная, другая (левая)—незаразная. В эту последнюю входят помещения для врачей и приемная. Кроме того, в видах большей безопасности, устроено промежуточное— нейтральное—отделение, изолирующее заразную часть от незаразной. Нижний этаж отведен главным образом под животных, при чем под заразными отделениями второго этажа (лаборатории) помещаются животные уже зараженные, а под незаразными — нормальный (здоровый) комплект животных. Форт имеет свое собственное электрическое освещение, свой газ и отопление. В верхнем этаже находятся машинные отделения, помещения для служащих и некоторые вспомогательные лабораторные помещения.

Наибольший интерес представляет, конечно, заразное отделение форта, а именно его лаборатории, в которых производятся разводка чумной бациллы и изготовление сыворотки. Доступ в это „запретное“ отделение форта обставлен многообразными и хлопотливыми санитарными обрядностями: тщательной дезинфекцией, облачением в особое резиновое одеяние и т. п. В лаборатории, занимающей несколько помещений второго этажа, производятся в числе других многочисленных работ добывание крови у живого животнаго (для изготовления сыворотки), сеяние бацилл, заражение ими животных и целый ряд манипуляций с. уже полученной сывороткой: разливание ее, запаиванье пробирок и колбочек с нею и т. п. В эпохи чумных эпидемий в форте открывается целая фабрика сыворотки; так было во время известной эпидемии в Глазго (в 1900 г.), когда в форт поступало множество требований из Англии. Много поработал форт и во время эпидемии в Колобовке, Астраханской губернии. И еще усиленнее работает он теперь, в дни, когда свирепствует чума на Дальнем Востоке.

При лаборатории имеется особый музей, в котором находятся разные препараты больных чумою животных. В нем собраны редкие образчики чумной патологии, очень поучительные своей наглядностью даже и для профана.

История форта, как научнаго учреждения, омрачена двумя случаями геройской кончины врачей во имя науки: в 1904 г. здесь погиб, заразившись чумой во время своих научных работ, д-р В. И. Выжникевич-Турчинович, а в 1906 г. — д-р М. Ф. Шрейбер. Тела их были сожжены в крематории, а прах обоих героев науки покоится теперь в особых урнах, находящихся в библиотеке форта. Скромные сосуды, содержащие останки трагически погибших врачей, увенчаны надмогильными венками... И глядя на них, невольно думаешь о том риске, с которым сопряжены здесь работы врачей... Как и на войне, здесь приходится все время быть под угрозой непосредственной смертельной опасности. И тем ярче и своеобразнее вырисовывается совпадение грозной военной внешности „чумнаго форта“ с его современным значением и состоянием. Да, это тоже крепость, и в ней тоже умирают... Умирают в борьбе за жизнь против смерти. В борьбе, которая озарена вечным сиянием мирнаго научнаго знания, такого же безконечнаго и светлаго, как и окружающая форт „Император Александр I" водная поверхность...

Niva-1911-13-cover.png

Содержание №13 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинкс. Одна из легенд русской истории. П. П. Гнедича. (Продолжение). — Предназначение. Разсказ И. Н. Потапенко. — Белая ночь. Стихотворение К. Льдова.—„Противочумный форт“.—Законопроект о земстве в западных губерниях (Вопросы внутренней жизни).—Министерские кризисы (Политическое обозрение).—К рисункам.—Заявление.—Объявления.

РИСУНКИ. Христос в Вифании у Марфы и Марии. — Выставка Новаго Общества Художников (11 рисунков). — Видение Девы Марии. — Противочумная лаборатория на форте „Император Александр I“ у Кронштадта (20 рисунков). — К 90-летию дня рождения Принца-регента Луитпольда (группа). — Чума в Манчжурии (5 рисунков).

К этому № прилагается „Полнаго собрания сочинений Ант. П. Чехова“ кн. 3.

г. XLII. Выдан: 26 марта 1911 г. Редактор: В. Я. Светлов. Редактор-Издат.: Л. Ф. Маркс.