Волшебный зонтикъ 1911 №9

From Niva
Jump to: navigation, search

Волшебный зонтикъ.

Восточная сказка. Н. В. Грушко.

Разъ въ году бываетъ зима. Однажды въ годъ покрываетъ она пушистымъ снѣгомъ землю и сковываетъ прозрачнымъ льдомъ озера и рѣки.

И только разъ въ годъ изъ той страны, гдѣ вѣчно свѣтитъ солнце, приходитъ весна и приноситъ съ собой тепло, свѣтъ, радость и любовь.

Но въ садахъ Будды царитъ вѣчная весна.

Въ садахъ Будды всегда цвѣтутъ розы и благоухаютъ стройныя, осыпанныя блѣдно-розовыми цвѣтами, яблони.

Только тамъ царитъ вѣчная любовь, трепетъ которой чувствуютъ цвѣты, растущіе въ заповѣдныхъ садахъ, когда ихъ цѣлуетъ вѣтеръ.

Смертные не знаютъ этого чувства.

А когда Будда хочетъ показать людямъ отблески этой любви, онъ бросаетъ одинъ изъ цвѣтовъ на землю.

Тогда рождается прекрасная чистая дѣвушка, которой никогда не коснется пыль земли.

Это происходитъ очень рѣдко.

Но когда-то давно-давно такъ случилось.

Это было осенью, когда подулъ суровый сѣверный вѣтеръ. Свинцовый туманъ повисъ въ воздухѣ, и небо заплакало тяжелыми тоскливыми слезами.

Холодно и непривѣтливо было вокругъ.

Маленькая Та, заброшенная въ большой приморскій городъ, удивленно посматривала на сердитыя, недовольныя лица пестрой толпы людей, быстро двигавшейся взадъ и впередъ.

Та была совсѣмъ бѣдна.

У нея не было ни денегъ, чтобы купить себѣ что-нибудь поѣсть, ни крова, гдѣ бы можно было приклонить голову.

Она была еще очень молода.

Проходя по улицамъ, она инстинктомъ чувствовала во взглядахъ мужчинъ, что можетъ получить и то и другое... Но ей не хотѣлось быть пѣвицей „изъ чайнаго домика“. Ей было такъ пріятно чувствовать себя независимой и чистой, что за всѣ блага міра она не поступилась бы этимъ чувствомъ.

А время шло и шло. Въ поискахъ труда Та потеряла много силъ. Но напрасно.

Ей предлагали все, кромѣ труда.

Та не понимала, что хотятъ отъ нея эти важные сановники. Съ улыбкой она качала головой, когда ей обѣщали много-много денегъ...

А деньги были очень нужны.

Вѣдь на землѣ все покупаютъ за деньги. За красивые глаза никто не даетъ хлѣба.

Тогда Та рѣшила умереть.

Недолго молилась она Буддѣ:

„О, великій Будда. Сдѣлай меня въ своемъ саду хризантемой или бѣлой яблоней, которой поклоняется народъ въ день веселаго праздника весны. Но еще лучше — дай мнѣ возможность жить. Дай мнѣ хранителя, который защитилъ бы меня отъ взоровъ злыхъ людей, отъ палящаго зноя и сердитаго вѣтра. Пошли мнѣ жизнь, о, великій Будда! “ Не успѣли еще замереть послѣднія слова этой молитвы, какъ послышался голосъ:

— Смотри!

И Та увидѣла себя въ прелестномъ саду. Здѣсь распускались самые разнообразные цвѣты. Межъ ними были прекрасные амарилисы, хризантемы, лиліи и скромные полевые цвѣточки. Почти надъ каждымъ изъ нихъ на мягкой блестящей зеленой травѣ былъ раскинутъ зонтикъ.

Они стояли цѣлыми группами и, казалось, ждали, что вотъ-вотъ придетъ кто-нибудь и возьметъ ихъ.

— Выбирай, дитя, —послышался тотъ же голосъ. —Выбирай волшебный зонтикъ. Онъ сохранитъ тебя отъ взоровъ злыхъ людей. Онъ защититъ тебя отъ зноя и дождя. Но, быть-можетъ, онъ же и причинитъ тебѣ первое горе. Онъ можетъ захлопнуться надъ твоей головкой—и тогда закроетъ отъ тебя весь міръ. Выбирай!

И Та начала выбирать. Много пересмотрѣла она прелестныхъ зонтиковъ.

Всѣ они были изъ легкой шелковой ткани, расшитой пестрыми узорами, съ красивыми причудливыми ручками и инкрустаціями.

Но они такъ были непрочны, что гнулись даже въ ея маленькихъ рукахъ. А красивые узоры отъ дождевыхъ капель могли бы превратиться въ линючія пятна.

Она пересмотрѣла болѣе темные зонтики.

Хотя они и были самыми красивыми изо всѣхъ, но, сотканныя гнилыми нитками, казалось, ждали случая, чтобы распасться.

Маленькая Та поникла головой.

— О, великій Будда, —крикнула она. —Сдѣлай меня маленькой былинкой. Мнѣ не нравятся твои волшебные зонтики.

Тихій смѣхъ послышался въ отвѣтъ.

И вдругъ почти у самыхъ своихъ ногъ Та замѣтила скромный черный зонтикъ. Онъ былъ сдѣланъ изъ прочной шелковой ткани, съ мраморной ручкой въ видѣ змѣйки. Казалось, что его много разъ мочили дожди и долго палило солнце.

Казалось, что онъ былъ покрытъ налетомъ какой-то тусклой сѣрой пыли. Но на ручкѣ змѣиной головки была надпись:

„А все-таки да здравствуетъ жизнь“.

И Та взяла этотъ зонтикъ.

— Что ты дѣлаешь, дитя? —послышался голосъ. —Твои маленькія ручки устанутъ нести такую тяжелую ношу! Посмотри, сколько на немъ пыли. Это—пыль отъ жизненной дороги. Эти пятна—отъ слезъ. Само небо плакало, глядя, какъ страдалъ тотъ, кто его несъ, и какъ заставлялъ онъ страдать другихъ. Брось его. Онъ будетъ для тебя слишкомъ тяжелъ.

— О, нѣтъ, — засмѣялась Та. —Я буду любить его, и онъ покажется мнѣ легкимъ. Я призову моего брата, южный вѣтеръ, онъ незамѣтно сдуетъ сѣрую свинцовую пыль съ моего зонтика. Я шепну моей сестрѣ, маленькой серебряной росинкѣ, она созовешь своихъ подругъ, и онѣ уничтожатъ предательскія пятна. Тогда у меня будетъ чудный и рѣдкій зонтикъ. Я беру его, о, великій Будда!

Niva-1911-9-cover.png

Содержание №9 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинксъ. Одна изъ легендъ русской исторіи. П. П. Гнѣдича. — Стихотвореніе Сергѣя Грустнаго. — Стѣна Плача (Изъ книги „Солнце жизни“). А. М. Ѳедорова. —Волшебный зонтикъ. Восточная сказка. Н. В. Грушко. — Въ странѣ песка и солнца. Очеркъ. — Т. Г. Шевченко. По поводу 50-лѣтія со дня кончины. — О. О. Палечекъ. — Интересы рабочихъ въ Гос. Думѣ (Вопросы внутренней жизни). — Къ рисункамъ. —Объявленія.

РИСУНКИ. Старая обитель. —Конкурсная выставка въ Императорской Академіи Художествъ. Классные этюды и лѣтнія работы (12 рисунковъ). —Святые праотцы ветхозавѣтные.Въ странѣ песка и солнца (10 рисунковъ). —Къ 50-лѣтію со дня кончины Т. Г. Шевченка. Портреты поэта, рисованные имъ самимъ (4 рисунка и 5 портретовъ). — О. О. Палечекъ. — Депутація буддійскаго духовенства Ставропольской губ., впервые прибывшая въ Россію и имѣвшая счастье представляться 27 января с. г. Его Величеству Государю Императору, въ Царскомъ Селѣ. — Къ 30-лѣтію дня кончины А. Ѳ. Писемскаго (2 рисунка). —Женщ.-вр. К. П. Улезко-Строгонова и женщ. -вр. О. Ю. Каминская (2 портрета). —Снѣжные заносы на Кавказѣ.

Къ этому N° прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 22.

г. XLII. Выданъ: 26 февраля 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.