Въ странѣ песка и солнца 1911 №9

From Niva
Jump to: navigation, search

Въ странѣ песка и солнца.

(Очеркъ съ 10 рис. на стр. 174 и 175).

Новая Бухара. Дворецъ эмира.
Старая Бухара. Дворецъ эмира.
Новая Бухара. Отдѣленіе Государственнаго банка.
Старая Бухара. Тюрьма (клоповникъ).
Новая Бухара. Русская церковь.
Старая Бухара. На базарѣ.
Старая Бухара. Чай-хане (чайная).
Старая Бухара. Гадальщикъ.
Старая Бухара. Станція Каганъ.
Старая Бухара. Бухарское войско.

Кончина эмира бухарскаго, Сеидъ-Абдулъ-Уль-Ахадъ-Хана, и вступленіе на престолъ новаго эмира, Сеидъ-Миръ-Алима, вызвали у насъ новый интересъ къ оригинальной и самобытной „странѣ песка и солнца“—ханству Бухарскому.

Бухарское ханство или, какъ его обыкновенно зовутъ, просто Бухара, лежишь бокъ-о-бокъ съ нашими закаспійскими владѣніями. Оно граничишь съ южной частью нашего Туркестана и восточной частью Закаспійской области. Въ общемъ, это довольно ограниченный участокъ земли, равняющійся по своей величинѣ одной изъ нашихъ центральныхъ губерній.

Несмотря на такую незначительную величину, Бухара раздѣляется на двѣ, рѣзко различающаяся одна отъ другой, части: восточную и западную. Восточная часть (Бухарскій Памиръ) съ величественной скалой Акъ-Ташъ гориста и изобилуетъ прекрасной растительностью, особенно въ періодъ дождей (весной). По склонамъ горъ, гдѣ расположены немноголюдные кишлаки (селенія), растутъ абрикосы, фисташки, яблони, миндаль, гранаты. Еще гуще и разнообразнѣе растительность по берегамъ протекающей здѣсь рѣки Аму-Дарьи съ ея пятью притоками. Въ весеннее время въ восточную Бухару тянутся отовсюду караваны кочевниковъ и находятъ здѣсь обильный подножный кормъ.

Западная часть Бухарскаго ханства, наоборотъ, представляетъ пустынную равнину съ солончаками и сыпучими песками. Пески составляютъ характерную черту этой главнѣйшей части ханства. Пески пронизываютъ все ея протяженіе и разъѣдаютъ населенныя мѣста, какъ гангрена. Подъ напоромъ сѣверныхъ вѣтровъ эти летучіе пески двигаются съ сѣверо-востока на юго-западъ и постепенно засыпаютъ обработанныя и населенныя пространства, превращая ихъ въ пустыню. Истребленіе лѣсовъ еще болѣе способствовало побѣдѣ песка. Въ 1868 году округъ Ромишанъ былъ засыпанъ пескомъ, и свыше 16. 000 семействъ принуждены были покинуть свои очаги и переселиться на чужбину. Питательная артерія этого края, рѣка Зеравшанъ, теряется въ пескахъ, не доходя ста верстъ до Аму-Дарьи, въ которую ей слѣдовало бы вливаться. „Песчаная бѣда“ угрожаетъ даже самой столицѣ ханства, городу Бухарѣ.

Въ этой песчаной пустынѣ, опаляемой лучами солнца въ течете всего года, не могло бы возникнуть никакой жизни и культуры, если бы не исскуственныя водяныя сооруженія, доставляющая этой части Бухарскаго ханства необходимую влагу. Съ незапамятныхъ временъ вся западная Бухара пронизана сѣтью такъ называемыхъ „арыковъ“, т. -е. искусственныхъ каналовъ, питающихся водою изъ р. Зеравшана. Берега арыковъ представляютъ собой настоящіе оазисы въ песчаной пустынѣ: тутовыя деревья, роскошные тополи, зеленыя бахчи представляютъ странный контрастъ съ выжженной палящимъ солнцемъ остальной равниной. Этимъ безчисленнымъ арыкамъ Бухара обязана всѣмъ своимъ матеріальнымъ благосостояніемъ, своимъ садоводствомъ, скотоводствомъ и иными хозяйственными отраслями.

Эту страну жгучаго солнца, сыпучихъ песковъ и мутныхъ арыковъ населяютъ темнолицые люди, одѣтые въ пестрые халаты и чалмы. Одни изъ нихъ походятъ на персовъ: у нихъ тонкія черты лица, темная борода, стройный станъ. Другіе имѣютъ типичныя монгольскія физіономіи. Это—таджики и узбеки. Таджики—коренное населеніе ханства, узбеки — пришлые азіаты, завоеватели таджиковъ. Кромѣ этихъ основныхъ племенъ, Бухару населяютъ еще сарты—смѣшанное племя, происшедшее, повидимому, изъ помѣси аборигеновъ съ завоевателями. Въ настоящее время сарты и таджики представляютъ собою все осѣдлое гражданское населеніе Бухары, тогда какъ узбеки преимущественно кочуютъ. Немало встрѣчается въ Бухарѣ также персовъ, индусовъ и, разумѣется, завоевателей края—русскихъ.

Селенія бухарцевъ имѣютъ своеобразный видъ, особенно весною: такъ какъ мазанки мѣстныхъ жителей, похожія по своей конструкціи и способу изготовленія на гнѣзда ласточекъ, посыпаются сверху землей, то въ періодъ весеннихъ дождей въ этой землѣ прорастаетъ трава, и всѣ мазанки кажутся тогда покрытыми яркозелеными коврами. Большинство „домовъ“ не имѣетъ оконъ на улицу, и почти въ каждомъ домѣ строго соблюдается раздѣленіе мужской половины отъ женской, при чемъ послѣдняя всегда выходитъ во дворъ, обнесенный со всѣхъ сторонъ жилыми помѣщеніями. Посреди двора обыкновенно течетъ арыкъ, а на берегу его расположенъ очагъ. Внутреннее устройство и убранство комнатъ весьма примитивно и напоминаетъ собою извѣстныя кибитки башкировъ и киргизовъ. Столовъ и стульевъ нѣтъ и въ поминѣ. Ѣдятъ и пьютъ прямо на полу, на коврахъ и кошмахъ. Спятъ тоже на полу, на тѣхъ же коврахъ, пользуясь многочисленными, разбросанными тамъ и тутъ, подушками. Характерною особенностью каждаго бухарскаго жилья является комнатный очагъ—„сандалъ“. Это—небольшая квадратная яма въ полу, выложенная кирпичомъ. Туда кладутъ горящіе уголья, а сверху надъ ямой ставятъ табуретъ и покрываютъ его одѣяломъ. Желающіе погрѣться подсаживаются къ табурету и просовываютъ ноги подъ одѣяло. Зимою „сандалъ“ играетъ особенно важную роль въ семейномъ обиходѣ и еще болѣе видную роль въ развитіи разныхъ болѣзней. Ложась въ зимнее время спать, всѣ члены бухарской семьи закутываются съ головой въ то самое одѣяло, которое покрываешь сандалъ, а въ сандалъ на ночь всегда кладутся пылающіе уголья. Въ результатѣ спящіе бываютъ принуждены дышать угольнымъ чадомъ и получаютъ тяжелыя заболѣванія глазъ и дыхательныхъ путей, не говоря уже объ обычномъ угарѣ...

Туземцы—большіе любители покушать и любятъ принимать и угощать гостей. Для европейски воспитаннаго человѣка ихъ хлѣбосольства однако далеко не всегда пріятно, тѣмъ болѣе, что хотя пища, согласно заповѣди Магомета, приготовляется довольно чисто, самое потребленіе ея пирующими нарушаетъ примитивнѣйшія требованія гигіены и наши общепринятым привычки.

Европейскому вкусу прежде всего кажется страннымъ самый порядокъ бухарскаго меню. Прежде всего гостямъ предлагаются сласти: фрукты, миндаль, конфеты и зеленый чай. Однимъ словомъ, начинаютъ съ того, чѣмъ мы обыкновенно кончаемъ. Затѣмъ „малайка“ („мальчикъ“), т. -е. мужская прислуга (женской прислуги въ Бухарѣ не знаютъ), приноситъ съ женской половины громадный тазъ съ жирнымъ пилавомъ. Ни тарелокъ, ни ножей, ни вилокъ не полагается, и гости должны слѣдовать примѣру хозяевъ, т. -е. брать кушанье съ блюда пальцами. Любезный хозяинъ нерѣдко простираетъ свою внимательность къ гостю до того, что захватываетъ въ свою пятерню наиболѣе жирные куски, напримѣръ, бараній хвостъ, и собственноручно запихиваетъ ихъ гостю въ ротъ. Во время обѣда хозяинъ и гости то и дѣло затягиваются кальяннымъ дымомъ изъ одной общей трубки.

Типичная азіатская нечистоплотность и завѣщанная Магометомъ обязательная, вошедшая въ религіозный ритуалъ, чистота самымъ страннымъ и курьезнымъ образомъ перемѣшиваются въ обиходѣ бухарцевъ. Съ одной стороны, бухарцы моютъ руки передъ принятіемъ пищи и каждую недѣлю ходятъ париться въ баню, а съ другой стороны—не знаютъ употребленія полотенецъ и салфетокъ и употребляютъ вмѣсто нихъ полы своего халата и чрезвычайно неохотно мѣняютъ рубахи. Простой народъ обыкновенно обновляешь ихъ только тогда, когда онѣ уже окончательно истлѣютъ на тѣлѣ. Въ результатѣ бухарцы часто болѣютъ накожными болѣзнями, изъ которыхъ особенно свирѣпствуютъ экзема, проказа и такъ называемая „сартовская болѣзнь“, надолго лишающая человѣка трудоспособности.

Главными занятіями бухарцевъ являются сельское хозяйство, нѣкоторыя ремесла и производства мануфактурное, ковровое, кожевенное, маслобойное и торговля. Система арыковъ съ ихъ постоянно доставляемой влагой позволяетъ разводить въ странѣ рѣдкіе сорта плодовыхъ деревьевъ и хлопокъ. Хорошо родятся здѣсь также арбузы и дивныя бухарскія дыни. Охотно культивируется и „кокъ-чай“ — зеленый чай, до котораго бухарцы такіе охотники. Въ каждомъ кишлакѣ, въ каждомъ мало-мальски населенномъ мѣстечкѣ непремѣнно имѣется „чай-хане“, т. -е. чайное заведеніе, обыкновенно устраиваемое въ стѣнѣ сада съ крытой терраской на улицу. Около терраски ставятся одна или двѣ широкихъ деревянныхъ кровати, покрываются войлокомъ—и внутреннее убранство чай-хане готово. Обстановку его дополняютъ большой тульскій самоваръ, огромный глиняный кувшинъ, врытый въ землю, въ которомъ отстаивается мутная вода арыка, и одинъ или два сандала. Такія чай-хане охотно посещаются туземцами, которые также, какъ и мы, русскіе, любятъ побаловаться чайкомъ въ хорошемъ обществѣ...

„Фабричное“ производство въ Бухарѣ стоитъ на низкой ступени развитія. Шелковыя матеріи (иногда очень красивыя по рисунку), хлопчато-бумажныя ткани (аладжи), кожи и т. п. приготовляются въ жалкой обстановкѣ, въ мрачныхъ и маленькихъ сараяхъ и лачугахъ и при помощи самыхъ первобытныхъ орудій производства. Устройство „шелковой фабрики“ въ Бухарѣ такъ просто, что ее можно оборудовать съ самыми незначительными матеріальными и физическими усиліями въ какіе-нибудь два-три дня. Еще проще „оборудованіе“ гончарной „фабрики“. Въ Бухарѣ не имѣютъ понятія даже о тѣхъ примитивныхъ вертушкахъ, съ которыми управляются наши кустари-горшечники. Бухарецъ попросту надѣваетъ на руку комъ вымѣшанной глины, какъ рукавицу, и придаетъ другой рукой этому кому желаемую форму того или иного сосуда.

Любопытно, что бухарцы сумѣли выработать такую обстановку для своего труда, которая гармонируетъ съ климатомъ и иными мѣстными условіями. Такъ, напримѣръ, плотники обтесываютъ бревна особымъ, похожимъ на кирку, топоромъ, настолько длиннымъ, что при работѣ имъ не приходится наклоняться. Это очень цѣлесообразно, если вспомнить, что въ знойномъ климатѣ, подъ немеркнущими палящими лучами солнца, было бы небезопасно работать въ согнутомъ положеніи, когда неизбѣжны приливы крови къ головѣ. Лопаты землекоповъ также достаточно длинны, чтобы работающій постоянно оставался въ прямомъ положеніи.

Но самымъ любимымъ занятіемъ населенія является торговля. Бухарцы усердно торгуютъ съ Россіей, Персіей, Индіей и Афганистаномъ. Торгуютъ хлопкомъ, шелкомъ, сушеными фруктами, кое-какими металлами въ рудѣ. Много способствовалъ развитію внѣшней и внутренней торговли покойный эмиръ.

Главнымъ городомъ бухарскаго ханства является, какъ уже сказано, городъ Бухара. Это—типичный азіатскій городъ съ узкими и грязноватыми улицами, съ своеобразными постройками, плоскія крыши которыхъ и лишенныя оконъ стѣны производятъ странное впечатлѣніе. Ни тротуаровъ ни мостовыхъ нѣтъ и въ поминѣ. Улицы по большей части крыты для защиты отъ нестерпимыхъ солнечныхъ лучей и поэтому довольно мрачны. Но нимъ снуютъ разноязычные пестро-одѣтые люди: сарты, узбеки, индусы, персы, русскіе, проходятъ важные верблюды, скрипятъ несмазанными колесами грязныя арбы. По обѣимъ сторонамъ улицы всевозможные „магазины“, т. -е. попросту навѣсы съ прилавками. Торговля производится почти прямо на улицѣ, и только на ночь каждый такой магазинъ закрывается деревянной рамой. Хозяинъ лавки сидитъ на полу, на войлокѣ. Такъ же „прозрачны“ и доступны для всеобщаго лицезрѣнія мастерскія мѣдниковъ, шорниковъ, кузнецовъ и т. п. Передней стѣны и у нихъ нѣтъ, словно на театральной сценѣ, и ремесленники работаютъ прямо на виду у прохожихъ.

Въ столицѣ Бухары насчитывается около 80 тысячъ жителей, 360 улицъ и 360 мечетей. Бухара считается центромъ образования: въ ней имѣется свыше ста медрессе, т. -е. мусульманскихъ школъ. Одно изъ медрессе, Иръ-Казаръ, построено въ прошломъ вѣкѣ на средства императрицы Екатерины II, которая хотѣла этимъ привлечь въ союзники бухарскаго эмира.

На видномъ мѣстѣ въ бухарской столицѣ возвышается каменный дворецъ эмира. Впрочемъ, настоящая резиденція эмировъ не здѣсь, а въ г. Кермине, въ 80 верстахъ отъ Бухары. Въ Кермине имѣется нѣсколько дворцовъ, прекрасный паркъ; здѣсь и проживалъ со своими женами и царедворцами покойный эмиръ, устроившій свой обиходъ на европейскій ладъ.

Съ 1868 года Бухарское ханство, какъ извѣстно, стало вассальнымъ государствомъ, подчиненнымъ Россіи, но сохранившимъ свой внутренній укладъ и порядокъ. Россія выговорила въ мирномъ трактатѣ 23 іюня 1868 года полноправіе въ Бухарѣ всѣхъ русскихъ и предложила эмиру воспретить торговлю невольниками, которая до этого времени была сильно распространена въ Бухарѣ. Въ 1872 году былъ построенъ въ предѣлахъ Бухарскаго ханства русскій фортъ Георгіевскій, а въ 1885 году, со вступленіемъ на бухарскій престолъ покойнаго эмира Сеидъ-Абдулъ-Хана, въ Бухарѣ было учреждено русское политическое агентство.

Русское вліяніе въ Бухарѣ сказывается на каждомъ шагу, начиная съ мелочей, напримѣръ, съ того, что всякаго русскаго въ Бухарѣ зовутъ „хозяинъ“, и кончая несомнѣннымъ культивирующимъ вліяніемъ Россіи на государственный и общественный бытъ бухарцевъ. По русскому образцу (по крайней мѣрѣ, съ внѣшней стороны) организована и немногочисленная бухарская армія. Военная команда производится во многихъ случаяхъ на русскомъ языкѣ. Серьезнаго значенія эта армія, конечно, не имѣетъ, и главная ея задача — несеніе караульной службы при дворцахъ, казенныхъ зданіяхъ и тюрьмахъ. Трудно въ самомъ дѣлѣ представить себѣ, чтобы маленькому вассальному государству пришлось серьезно воевать съ кѣмъ-либо...

Типичная мѣшковатая фигура бухарскаго воина въ неуклюжей „формѣ“, изъ-подъ которой нескромно выглядываешь синій халатъ, и со стариннымъ — нерѣдко фитильнымъ—ружьемъ производитъ довольно комическое впечатлѣніе. Но совершенно противоположное впечатлѣніе получается отъ того учрежденія, около котораго чаще всего можно встрѣтить бухарскаго вояку... Мы говоримъ о пресловутомъ „клоповникѣ“ — о бухарской тюрьмѣ, которая по справедливости считается одною изъ самыхъ главныхъ мѣстныхъ достопримѣчательностей.

Бухарскій клоповникъ напоминаетъ по своему устройству каменный мѣшокъ съ рѣшетчатою дверью и такимъ же окномъ вверху. Арестанты, закованные въ кандалы и иногда въ колодки, отбываютъ свое заключеніе въ невѣроятной грязи, сырости и духотѣ. Прогулокъ не полагается. Не полагается и прокормленія, такъ что арестованные всецѣло зависятъ отъ общественнаго милосердія. Подслѣдственные арестанты подвергаются совершенно одинаковому режиму съ осужденными преступниками и сидятъ въ клоповникѣ цѣлыми годами. Легко представить весь ужасъ такого сидѣнья, если вспомнить, что никакого выхода изъ тюрьмы до поры, до времени нѣтъ, и что арестанты иной разъ не могутъ ни встать ни сѣсть — до такой степени переполняется людьми каменный зловонный мѣшокъ. Разсказываютъ ужасы о людяхъ, просидѣвшихъ на цѣпи въ такомъ мѣшкѣ по 20 лѣтъ и болѣе и потомъ казненныхъ для того, чтобы опростать мѣсто новымъ сидѣльцамъ... Вліяніе Россіи всего сильнѣе сказалось на смягченіи этихъ административныхъ нравовъ. И можно надѣяться, что новый бухарскій эмиръ, получившій образованіе въ Россіи и свыкшійся съ нашей культурой, положитъ конецъ самымъ воспоминаніямъ о подобныхъ ужасахъ.

Такова въ общихъ чертахъ эта своеобразная, красочная и дикая страна, прорѣзанная, словно кровеносными сосудами, мутными журчащими арыками... Страна, въ которой такъ много солнца, голубого неба, яркихъ красокъ. Мы, „хозяева“ этой страны, почти ничего не знаемъ о ней, а между тѣмъ знакомство съ нею не лишено большого интереса и поучительности и не сопряжено ни съ какими особенными неудобствами и лишеніями. Благодаря Средне-Азіатской желѣзной дорогѣ, въ Бухару можно попасть изъ центра Россіи въ какую-нибудь недѣлю.

Niva-1911-9-cover.png

Содержание №9 1911г.: ТЕКСТЪ. Сфинксъ. Одна изъ легендъ русской исторіи. П. П. Гнѣдича. — Стихотвореніе Сергѣя Грустнаго. — Стѣна Плача (Изъ книги „Солнце жизни“). А. М. Ѳедорова. —Волшебный зонтикъ. Восточная сказка. Н. В. Грушко. — Въ странѣ песка и солнца. Очеркъ. — Т. Г. Шевченко. По поводу 50-лѣтія со дня кончины. — О. О. Палечекъ. — Интересы рабочихъ въ Гос. Думѣ (Вопросы внутренней жизни). — Къ рисункамъ. —Объявленія.

РИСУНКИ. Старая обитель. —Конкурсная выставка въ Императорской Академіи Художествъ. Классные этюды и лѣтнія работы (12 рисунковъ). —Святые праотцы ветхозавѣтные.Въ странѣ песка и солнца (10 рисунковъ). —Къ 50-лѣтію со дня кончины Т. Г. Шевченка. Портреты поэта, рисованные имъ самимъ (4 рисунка и 5 портретовъ). — О. О. Палечекъ. — Депутація буддійскаго духовенства Ставропольской губ., впервые прибывшая въ Россію и имѣвшая счастье представляться 27 января с. г. Его Величеству Государю Императору, въ Царскомъ Селѣ. — Къ 30-лѣтію дня кончины А. Ѳ. Писемскаго (2 рисунка). —Женщ.-вр. К. П. Улезко-Строгонова и женщ. -вр. О. Ю. Каминская (2 портрета). —Снѣжные заносы на Кавказѣ.

Къ этому N° прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 22.

г. XLII. Выданъ: 26 февраля 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.