Дневникъ военныхъ дѣйствій 1915 №2

From Niva
Jump to: navigation, search

Дневникъ военныхъ дѣйствій.

Н. Шумскаго,

Разгромъ Эрзерумской турецкой арміи.

Германскій крейсеръ „Фридрихъ-Карлъ“, потопленный нашими судами въ Балтійскомъ морѣ.
Англійскій адмиралъ Фредерикъ Старди, командующій эскадрой, уничтожившей германскую эскадру въ Атлантическомъ океанѣ
1915-02-40-1-karta-voennyh-deistvij.png


Къ началу выступленія Турціи, въ качествѣ активной участницы, на театръ міровой войны, турецкая армія насчитывала въ общемъ до 1/2 милліона мобилизованныхъ солдатъ. Неудовлетворительныя качества турецкой арміи были, конечно, отлично извѣстны германскому генеральному штабу. Балканская война въ достаточной степени обнаружила плохую подготовку главной массы корпуса офицеровъ, неважное снабженіе, скороспѣлое обученіе турецкихъ солдатъ и пр. Тѣмъ не менѣе для нѣмцевъ представлялось крайне желательнымъ выступленіе Турціи, при помощи котораго они надѣялись нанести ударъ на нашей отдаленной кавказской границѣ и повести наступленіе противъ англичанъ въ Египтѣ.

Двѣ войны, которыя вела Турція,—Триполитанская и Балканская,—вызвали полное разстройство турецкихъ вооруженныхъ силъ. Послѣ Балканской войны Энверъ-паша, при помощи германской миссіи генерала фонъ-Сандерса, намѣтилъ рядъ реформъ, благодаря которымъ турецкая армія должна была довести свою численность до 14 корпусовъ 3-дивизіоннаго состава, получить достаточное количество надлежаще подготовленныхъ офицеровъ и пополнить матеріальную часть, растраченную во время двухъ неудачныхъ войнъ. Крайне разстроенное финансовое состояніе Турціи не дало возможности осуществить эти реформы даже въ самой незначительной части, и новая война застала турецкую армію почти въ томъ же хаотическомъ состояніи, въ какомъ она была послѣ Балканской войны. Офицеровъ было мало, и главная масса ихъ состояла изъ произведенныхъ изъ солдатъ, артиллеріи было недостаточно, обозовъ почти не было, а солдатская масса нисколько не измѣнилась и не улучшилась за годъ нѣмецкой муштровки.

Однако нѣмецкій генеральный штабъ не обратилъ вниманія на разстроенное состояніе турецкой арміи, такъ какъ нѣмцы главнымъ образомъ стремились къ тому, чтобы отвлечь часть нашихъ войскъ на кавказскій фронтъ и вынудить Англію держать часть силъ въ Египтѣ. Нѣмцы сами сомнѣвались въ успѣхѣ турокъ, и имъ только важно было облегчить свое положеніе на главномъ театрѣ европейской войны, для чего турки своимъ выступленіемъ на второстепенныхъ театрахъ войны должны были привлечь на себя часть войскъ союзниковъ.

Для веденія наступательныхъ операцій турецкія войска были распредѣлены на три арміи. Наиболѣе крупная армія, 3-я, была сосредоточена въ раіонѣ крѣпости Эрзерумъ для дѣйствій противъ кавказской границы. 2-я армія турокъ, въ составѣ не болѣе двухъ корпусовъ, сосредоточивалась противъ Египта. И наконецъ, 1-я армія, Константинопольская, въ составѣ европейскихъ корпусовъ, должна была оставаться въ Европейской Турціи, на случай осложненій на Балканскомъ полуостровѣ, а также и для того, чтобы удержать отъ выступленія нѣкоторыя балканскія государства.

Наиболѣе сильной и лучше другихъ организованной изъ всѣхъ армій была 3-я турецкая армія, сосредоточенная у Эрзерума. Вслѣдствіе отдаленности этой арміи отъ Европейской Турціи и богатыхъ провинцій Малой Азіи, важное значеніе имѣли сообщенія Эрзерумской арміи турокъ со своей базой—Европейской Турціей и Малой Азіей. Сухопутные пути отъ Эрзерума къ Босфору всегда находились въ самомъ отвратительномъ состояніи, и движеніе по нимъ войскъ, артиллеріи и обозовъ требовало цѣлыхъ мѣсяцевъ. 900 верстъ пути, отдѣляющія Босфоръ отъ Эрзерума, войска могли пройти не ранѣе, чѣмъ въ теченіе 5—6 мѣсяцевъ, а обозы—еще болѣе.

При такихъ условіяхъ громадное значеніе имѣлъ морской путь по Черному морю, какъ наиболѣе быстрый и удобный.

Поэтому появленіе въ составѣ турецкаго флота „Гебена“ означало, что нѣмцы учли важность путей, по которымъ будетъ доставляться все снабженіе Эрзерумской арміи турокъ, и съ этой цѣлью передали имъ

одинъ изъ лучшихъ крейсеровъ-дредноутовъ, который долженъ былъ обезпечить турецкому флоту господство на Черномъ морѣ. (Однако „Гебенъ“ получилъ серьезныя поврежденія въ бою у Херсонесскаго маяка и укрылся для починки въ Босфоръ. Затѣмъ, когда послѣ починки, довольно скороспѣлой и недостаточной, „Гебенъ“ попытался выйти, онъ наскочилъ при входѣ въ Босфоръ на минную банку, т.-е. на связку минъ. Полученныя при этомъ поврежденія вывели его изъ строя на 2 1/2 мѣсяца.

Такимъ образомъ морскія сообщенія турокъ по Черному морю, между Константинополемъ и Эрзерумской арміей, уже подвергались явной опасности, и ни одинъ турецкій пароходъ не могъ благополучно проскочить къ Трапезунду, гдѣ была устроена база для Эрзерумской арміи. Это обстоятельство являлось

весьма важнымъ, такъ какъ вынуждало турокъ подвозить всѣ снабженія для Эрзерумской арміи сухимъ путемъ, на что требовалось, какъ мы указывали выше, нѣсколько мѣсяцевъ.

Ни одна современная армія, истребляющая громадное количество снарядовъ и прочихъ боевыхъ припасовъ, нуждающаяся въ непрерывномъ подкрѣпленіи для пополненія потерь, не можетъ существовать безъ постоянной тѣсной связи со своей главной базой-страною.Поэтому потеря турками безопасныхъ сообщеній но Черному морю являлась крайне тяжелымъ ударомъ для Турціи и ставила Эрзерумскую армію турокъ въ крайне критическое положеніе.

Начало войны на кавказскомъ фронтѣ ознаменовалось рядомъ боевъ у Кепри-Кея, приблизительно на полпути между Эрзерумомъ и кавказской границей. Въ этихъ бояхъ турки понесли чувствительныя потери и не добились никакихъ опредѣленныхъ результатовъ.

Затѣмъ турецкія войска стали предпринимать короткія наступательныя движенія, то по побережью Чернаго моря пытаясь угрожать Батуму, то въ сторону персидской границы, но всюду одинаково были отбиваемы съ потерями.

Въ такихъ неясныхъ и безцѣльныхъ бояхъ прошло около двухъ мѣсяцевъ войны. Очевидно, этотъ ходъ событій не могь удовлетворить нѣмцевъ, которымъ необходимо было, чтобы турки произвели какое-нибудь большое энергичное наступленіе въ предѣлы Кавказа и этимъ привлекли бы сюда возможно больше войскъ. Послѣднее было особенно необходимо въ серединѣ декабря, когда германскія арміи распластались равномѣрно между западнымъ и восточнымъ фронтами, застывъ неподвижно съ одной стороны на рѣкѣ Изерѣ, а съ другой стороны—на рѣкѣ Бзурѣ.

Въ виду этого германскій генеральный штабъ, совмѣстно съ Энверомъ-пашей выработалъ планъ большого наступленія турецкой арміи въ предѣлы Кавказа, съ обходомъ нашихъ войскъ, стоявшихъ впереди Кареа, и съ движеніемъ далѣе на фронтъ Ахалкалаки—Тифлисъ. Планъ этотъ въ деталяхъ заключается въ томъ, что турецкая армія должна была двинуться тремя колоннами, въ составѣ 11-го, 10-го и 9-го турецкихъ корпусовъ. 11-й турецкій корпусъ долженъ былъ наступать отъ Эрзерума на Карсъ. Лѣвѣе его долженъ былъ наступать 10-й корпусъ на Сарыкамышъ и далѣе, въ обходъ нашихъ войскъ, находившихся впереди Карса. Наконецъ, еще лѣвѣе, долженъ былъ наступать 9-й корпусъ, которому вмѣнялось произвести наиболѣе глубокій обходъ черезъ Ардаганъ и выйти на пути, связывающіе нашу армію съ Тифлисомъ.

Такимъ образомъ турки намѣчали фронтальное наступленіе на нашу армію 11-мъ корпусомъ и два обхода влѣво, одинъ черезъ Сарыкамышъ, а другой, болѣе глубокій, черезъ Ардаганъ 10-мъ и 9-мъ корпусами.

Нѣмцы, нарушающіе въ нынѣшней войнѣ всѣ, статьи Гаагской конвенцін, которую обязались соблюдать всѣ государства, этимъ сами объявляютъ себя внѣ закона, и наступитъ моментъ, когда всѣ державы міра заставятъ жестокосердыхъ вандаловъ дорогою цѣною заплатить за эти нарушенія международнаго права. Однимъ изъ такихъ нарушеній 1-й, 2-й и 6-й статей конвенціи—«бомбардировка открытыхъ городовъ» — было недавнее разбойничье нападеніе германскихъ крейсеровъ на мирныя англійскія поселенія на морскомъ берегу: Скарборо и Гартльпуль. Приводимъ здѣсь характерное описаніе (очевидца—г. Діонео въ «Русск. Вѣд.») причиненныхъ нѣмцами разрушеній:

«На первой же улицѣ по всему ея протяженію вспахана глубокая борозда, кончающаяся кратеромъ футовъ 8 діаметромъ. Это—слѣдъ снаряда, пущеннаго съ нѣмецкаго корабля. Вотъ хорошая вилла, передняя стѣна которой снесена. Здѣсь граната убила мирового судью, одѣвавшагося передъ зеркаломъ. Въ одномъ домѣ, въ которомъ обрушилась стѣна, виденъ уголъ громадной кровати съ ярко вычищенными мѣдными шарами и громадное пятно засохшей крови. Здѣсь гранатой убиты женщина и двое дѣтей. Всего въ Скарборо убиты и ранены 144 человѣка—все мирные обыватели, большинство женщины и дѣти и среди нихъ нѣсколько младенцевъ. На стѣнѣ разрушеннаго дома наклеена афиша: «Отомстите за Скарборо! Массовое избіеніе дѣтей и женщинъ вопіетъ объ отомщеніи. Англичане! Невинныя жертвы германской жестокости взываютъ къ вамъ. Докажите варварамъ-германцамъ, что беззащитные берега Англіи нельзя бомбардировать безнаказанно». Я смотрю на разгромленную церковь и замѣчаю волненіе на улицѣ. Говорятъ, что шпiона поймали: стоитъ на крышѣ, машетъ бѣлымъ флагомъ по направленію къ морю. Домъ окружили. Оказалось:—баба убирала бѣлье». При этомъ предполагалось, что 11-й корпусъ, наступая фронтально на наши войска, завяжетъ съ ними бой, а затѣмъ отступитъ, затягивая за собою наши войска къ Эрзеруму. Такимъ путемъ турки надѣялись какъ бы втянуть наши войска въ мѣшокъ у Эрзерума и этимъ облегчить обходъ 9-му корпусу черезъ Сарыкамышъ, а 10-му корпусу черезъ Ардаганъ.

Крѣпость Эрзерумъ должна была служить исходной точкой для маневра и обезпечить турецкую армію на случай неудачи,

Турецкая армія, двинувшись по этому плану, вначалѣ прошла сравнительно большое разстояніе. Далѣе всѣхъ забралась самая лѣвая колонна—9-й турецкій корпусъ, который, двигаясь по долинѣ рѣки Чороха, занялъ Ардаганъ, близъ границы Батумской и Карской областей. 10-й корпусъ дошелъ до Сарыкамыша и завязалъ здѣсь бой съ нашими войсками; 11-й корпусъ, наступая фронтально въ Карскомъ направленіи, былъ остановленъ нашимъ Ольтинскимъ отрядомъ, который завязалъ съ турками упорное сраженіе.

Такимъ образомъ черезъ нѣсколько дней послѣ начала турецкаго наступленія, корпусъ, наступавшій фронтально, и корпусъ, обходившій слѣва у Сарыкамыша, были остановлены нашими войсками, и лишь 9-й корпусъ, обходившій наиболѣе далеко, втянулся въ наши предѣлы и занялъ Ардаганъ, какъ бы стремясь выйти на пути, соединявшіе наши войска, бывшія впереди Карса, съ Тифлисомъ.

Это положеніе всѣхъ трехъ турецкихъ корпусовъ, казавшееся на первый взглядъ какъ будто угрожающимъ, на самомъ дѣлѣ послужило причиной разгрома турецкой арміи. Дѣло въ томъ, что дѣйствія въ горахъ, въ особенности въ столь дикой мѣстности, какой представляется приграничная территорія у Кавказа, требуютъ большой стойкости и выносливости войскъ. Въ горахъ обыкновенно имѣются только дороги въ опредѣленномъ направленіи, въ данномъ случаѣ, ведущія отъ Эрзерума на территорію Кавказа. Но поперечныя дороги, связывающія эти продольные пути, въ горахъ попадаются рѣдко.

Такимъ образомъ три колонны турокъ вытянулись по тремъ параллельнымъ дорогамъ, но не могли сообщаться другъ съ другомъ, такъ какъ между этими дорогами не имѣется поперечныхъ связующихъ путей. Вполнѣ понятно, что при такихъ условіяхъ каждая колонна предоставлена самой себѣ и въ случаѣ боя не можетъ разсчитывать на поддержку сосѣднихъ колоннъ. Поэтому тактика рекомендуетъ избѣгать такихъ движеній, такъ какъ виолнѣ естественно, что каждая колонна можетъ быть разбита въ отдѣльности, т.-е. армія можетъ быть разбита по частямъ, ни одна колонна не сможетъ оказать поддержку другой и должна будетъ покорно вслушиваться въ грохотъ орудійныхъ выстрѣловъ, обнаруживающій, что въ этотъ моментъ подвергается разгрому другая сосѣдняя колонна.

Однако на войнѣ приходится иногда совершать и невыгодныя движенія, разъ они ведутъ къ нужной и важной цѣли. Поэтому тактика рекомендуетъ въ тѣхъ случаяхъ, когда нельзя избѣжать разрозненнаго движенія по такимъ отдѣльнымъ дорогамъ, придавать каждой колоннѣ самую полную организацію. Въ этихъ случаяхъ требуется, чтобы каждая колонна имѣла все, что нужно для боя, т.-е. и пѣхоту, и артиллерію, и кавалерію, и саперовъ, и достаточное количество обозовъ, и санитарныя повозки, и достаточное количество продовольствія, и возможно большее количество боевыхъ припасовъ, однимъ словомъ, чтобы ни въ чемъ не нуждалась.

Вполнѣ понятно, что турецкая армія, у которой снабженіе боевыми припасами и всякимъ другимъ имуществомъ всегда составляло больное мѣсто, менѣе всего годилась для такихъ операцій, гдѣ каждую колонну нужно организовать такъ полно и подробно, какъ цѣлыя отдѣльныя арміи. У турокъ для одной арміи не хватало весьма многаго и существеннаго, а для трехъ самостоятельныхъ колоннъ, разумѣется, не хватило самаго необходимаго. При такихъ условіяхъ послѣдовалъ разгромъ 3-й турецкой арміи. Три турецкія колонны были разбиты поочередно, каждая въ отдѣльности, даже въ строгомъ порядкѣ, начиная справа налѣво. Сначала была разбита Ардаганская колонна, забравшаяся дальше всѣхъ. Сосѣднія колонны не могли оказать ей помощи, и въ результатѣ 9-й турецкій корпусъ былъ уничтоженъ, командиръ корпуса Исханъ-паша, всѣ начальники дивизій, свыше 300 офицеровъ и болѣе 7.000 нижнихъ чиновъ были взяты въ плѣнъ.

Затѣмъ наши войска обрушились на слѣдующій 10-й корпусъ у Сарыкамыша и нанесли ему полное пораженіе. Наконецъ 11-й корпусъ получилъ также основательный ударъ и былъ отброшенъ на пути къ Эрзеруму, гдѣ его поддержали свѣжія войска турокъ и завязали съ нашими войсками упорное, но безнадежное сраженіе у Кара-Ургана, на путяхъ отъ Эрзерума къ нашей границѣ.

Такъ плачевно для турокъ кончилась новая затѣя германскаго генеральнаго штаба, въ результатѣ которой туркамъ вмѣсто наступленія нужно думать лишь о спасеніи Эрзерума. Турецкая армія разгромлена, сообщеніе по Черному морю прервано, а ближайшія подкрѣпленія могутъ прибыть: 12-й корпусъ, изъ Мосула, черезъ мѣсяцъ; 13-й, изъ Багдада, черезъ 2 мѣсяца; 6-й и 8-й, изъ Сиріи, черезъ 3 мѣсяца; 4-й и 5-й, изъ Малой Азіи—черезъ 4 мѣсяца, а европейскіе корпуса—черезъ 5 мѣсяцевъ.

Niva-1915-2-cover.png

Содержание №2 1915г.: ТЕКСТЪ: Тяжкiя времена. Разсказъ Л. Авиловой. — Люди, какъ боги. Разсказъ И. Островного. — Месть, Разсказъ Б. Никонова. — Двѣ императрицы. Очеркъ П. П. Гнѣдича. — Дневникъ военныхъ дѣйствій. К. Шумскаго.—Заявленіе.—Объявленія.—Отклики войны.

РИСУНКИ: На качеляхъ. — Березовая роща.—Изъ дѣйствующей арміи (3 рис.).— Англійскій полевой телеграфъ въ походѣ. — Англійскій полевой Телеграфъ въ дѣйствіи.—Бельгійскій наблюдательный пунктъ.—Бельгійскій полевой телефонъ.—Эрзерумъ (3 рис.).—Армянскій монастырь „Кизылъ Банкъ“, въ 15-ти верстахъ отъ Эрзерума.—Въ разоренной Польшѣ. Бѣженцы поляки изъ окрестностей Ченстохова въ пріютѣ польскаго обывательскаго комитета.—Владѣлица мѣстечка „Бѣлая-Церковь“ (Кіевской губ.) графиня Марія Браницкая.-Королева Ванда.—Полевая почта. Посылки—Письмо плѣннаго врага на родину.—Вѣсти отъ родныхъ.- Германскій крейсеръ „Фридрихъ-Карлъ“, потопленный нашими судами въ Балтійскомъ морѣ. Англійскій адмиралъ Фредерикъ Старди.—Набѣгъ германскихъ крейсеровъ на мирныя жилища прибрежныхъ мѣстностей графства Іоркъ въ Англіи (3 рис.).

Къ этому № прилагается „Полнаго собранія сочиненій Д. Мамина-Сибиряка" кн. 1 и первый полулистъ карты театра военныхъ дѣйствій