И. Ѳ. Богдановичъ

From Niva
Jump to: navigation, search
Могила И. Ѳ. Богдановича въ Курскѣ
И. Ѳ. Богданович. По гравюрѣ А. Неймана
Памятник Богдановичу въ Курскѣ.
(Съ портр. и 2 рис. на стр. 34).

6-го января текущаго года исполнилось сто лѣтъ со дня смерти Ипполита Ѳедоровича Богдановича, знаменитаго автора. «Душеньки»—поэмы, пользовавшейся въ свое время огромнымъ успѣхомъ.

Литературная дѣятельность Богдановича всецѣло относится къ «временамъ очаковскимъ и покоренія Крыма», къ эпохѣ блестящаго царствованія Екатерины II, и онъ является однимъ изъ ближайшихъ предшественниковъ того колоссальнаго переворота въ русской литературѣ, который произвелъ въ началѣ XIX вѣка А. С. Пушкинъ.

И. Ѳ. Богдановичъ родился 23-го декабря 1743 г. въ м. Переволочнѣ (полтавской губ.). Въ 1754 году онъ былъ отправленъ родителями въ Москву и записанъ тамъ «юнкеромъ юстицъ - коллегіи», а одновременно съ этимъ онъ сталъ обучаться въ «математическомъ училищѣ» при сенатской конторѣ. Случай свелъ его съ знаменитымъ Херасковымъ, бывшимъ въ то время директоромъ театра въ Москвѣ. Богдановичъ, имѣя всего 15 лѣтъ отъ роду, вздумалъ поступить на сцену и пришелъ къ Хераскову съ этою просьбой. Послѣдній отговорилъ юношу отъ этой затѣи, поставивъ ему на видъ «неприличность актерскаго званія для благороднаго человѣка», но знакомство свое съ Богдановичемъ на этомъ не прекратилъ и вскорѣ сталъ поддерживать литературный стремленія Богдановича, уже успѣвшаго къ этой порѣ обнаружить ихъ. Херасковъ записалъ своего протежэ въ университетъ и сталъ печатать первые стихи Богдановича въ своихъ двухъ журналахъ, издававшихся при московскомъ университетѣ: «Полезное увеселеніе» и «Свободные часы».

Занимаясь все усерднѣе и усерднѣе литературой, Богдановичъ, по оконча-ніи образованія, сталъ не менѣе усердньмъ чиновникомъ. Сначала онъ занималъ должность надзирателя надъ университетскими классами, затѣмъ былъ членомъ «комиссіи торжественныхъ приготовленій», занимаясь, главнымъ образомъ, сочи-неніемъ надписей на тріумфальныхъ воротахъ. Позднѣе эти невинные труды смѣнились другими, болѣе серьезными. Богдановичъ сталъ членомъ вольно-экономическаго общества, секретаремъ русскаго посольства при саксонскомъ дворѣ, и, наконецъ, въ 1775 г. на него было возложено «главное смотрѣніе за изданіемъ «С.-Петербургскихъ Вѣдомостей». Въ 1788 году онъ вышелъ въ отставку и уѣхалъ въ свою родную Малороссію. Умеръ онъ, какъ мы уже сказали, 6-го января 1803 года въ г. Курскѣ, гдѣ и похороненъ.

Литературная дѣятельность Богдановича прежде всего обращаетъ на себя вниманіе своимъ разнообразіемъ. Онъ писалъ стихи, драматическія произведенія, переводилъ спеціальныя сочиненія для «Трудовъ Вольнаго Экономическаго Общества», перекладывалъ въ стихи русскія народныя пословицы и, наконецъ, занимался журнальнымъ дѣломъ. Кромѣ «смотрѣнія» за «С.-Петербургскими Ведомостями», онъ издавалъ и редактировалъ при участіи кн. Дашковой журналъ «Невинное упражненіе».

Большинство литературныхъ трудовъ Богдановича, а въ особенности его драматическіе опыты («Радость Душеньки» и «Славяне»), представляютъ собою весьма слабыя, даже для того нетребовательнаго времени, произведенія. Свою извѣстность онъ стяжалъ исключительно одною «Душенькой». Поэму читали съ величайшимъ упоеніемъ и затверживали ее наизусть. Сама императрица Екатерина II не разъ выражала ея автору свое благоволеніе за эту поэму.

«Душенька» является, въ сущности, волънымъ пересказомъ въ стихахъ извѣстной новеллы Лафонтэна «Les amours de Psyché», почерпнутой этимъ писателемъ у Апулея, изъ его извѣстнаго «Золотого осла». Апулей, въ свою очередь, позаимствовался у греческаго поэта II вѣка по Р. X. Лукіана, и, такимъ образомъ, сюжетъ «Душеньки» имѣетъ весьма почтенную генеалогію, восходя къ самой сѣдой древности. Лафонтэнъ для своей повѣсти взялъ тотъ эпизодъ изь «Золотого осла», въ которомъ разсказывается исторія Амура и Психеи, изображающая въ аллегорическихъ образахъ судьбу души человѣка, очищаемой различными испытанiями. Лафонтэнъ отнесся къ своему сюжету весьма легкомысленно и создалъ забавную и игривую новеллу, не совсѣмъ скромную и имѣющую своею цѣлью, просто, позабавить читателя. Такое же намѣреніе имѣлъ и Богдановичъ, перелагая прозаическій разсказъ Лафонтэна въ «вольные стихи». Выпущенная имъ въ свѣтъ «Душенька» произвела впечатлѣніе шумной и блестящей ракеты среди тогдашнихъ надутыхъ и витіеватыхъ псевдо-классическихъ одъ и трагедій. Тонъ легкой шутки, «вольные», т. е. не стѣсненные опредѣленнымъ количествомъ слоговъ, стихи, простонародныя выраженія, игривый сюжетъ—все это ошеломляло читателей, давало имъ нѣчто совсѣмъ новое, непривычное. Не мало хвалебныхъ строкъ посвятилъ «Душенькѣ» даже самъ Н. М. Карамзинъ. Онъ находилъ въ ней «счастливые стихи», а автора ея называлъ «стихотворцемъ нѣжнымъ, пріятнымъ, часто остроумнымъ и замысловатымъ».

Знаменитая поэма Богдановича раздѣлена на три книги и изображаетъ похожденія «Душеньки», дочери короля, столь прекрасной, что ей позавидовала сама Венера. Лафонтэновскую француженку «Psyché» Богдановичъ превратилъ въ русскую дѣву и ввелъ въ разсказъ нѣкоторую долю народнаго сказочнаго элемента: въ поэмѣ фигурируютъ Чудо-юдо, Змѣй Горынычъ, Царь-Дѣвица, мертвая и живая вода и пр. Такимъ образомъ, за Богдановичемъ остается слава перваго русскаго писателя, дерзнувшаго обратить свой взоръ на эти «низкіе предметы». Въ этомъ отношеніи онъ прямой предшественникъ Пушкина.

Съ современной точки зрѣнія стихи Богдановича представляются тяжеловѣсными дѣланными. Не забудемъ однако, что въ то время не только русскій стихъ, но и русскій языкъ были еще мало разработаны. Богдановичъ, по сравненіи со своими современниками, является куда болѣе легкимъ. Недаромъ Карамзинъ находилъ у него «счастливые стихи».

И если слова Карамзина являются мало убѣдительными для насъ, то въ защиту Богдановича встаетъ другой авторитетъ—вѣчно яркiй и мощный: Пушкинъ. Онъ признавался, что ему были «милы Богдановича стихи». А легкій тонъ, игривость и живая легкомысленность «Руслана и Людмилы», несомнѣнно, навѣяны «Душенькой». Мало того: даже сама Людмила—эта кокетливая, бойкая и склонная къ нарядамъ кіевская княжна имѣетъочень явственныя родственныя черты съ веселой и легкомысленной героиней поэмы Богдановича!

Кромѣ портрета И. Ѳ. Богдановича, помѣщаемъ здѣсь видъ его могилы и памятникъ поэту въ Курскѣ. И. Ѳ. Богдановичъ похороненъ на херсонскомъ кладбищѣ (въ Курскѣ). Могильный памятникъ состоитъ изъ камня съ чугуннымъ крестомъ. На камнѣ нандпись: «Здѣсь покоится прахъ поэта Ипполита Ѳедоровича Богдановича род. 23 дек. 1743 г., умеръ 6 янв. 1803 г.».

Могила окружена желѣзной рѣшеткой, которая лѣтомъ положительно утопаетъ въ крапивѣ и бурьянѣ, такъ что безъ сторожа трудно отыскать могилу.

Памятникъ Богдановичу поставленъ въ скверѣ противъ зданія присутственныхъ мѣстъ.

На лицевой сторонѣ пьедестала надпись:

Поэту Ипполиту Ѳедоровичу Богдановичу

род. 23 дек. 1743 г. ɫ 6 янв. 1803 г.

У основанія высѣчена помѣтка: «Возобновленъ и перенесенъ 1893 г. дек. 23-го кіевскимъ художникомъ П. И. Островскимъ».

На двухъ другихъ сторонахъ пьедестала красуются выдержки изъ твореній поэта:

«Законъ временъ творитъ прекрасный видъ худымъ,

«Наружный блескъ въ очахъ проходитъ такъ, какъ дымъ.

«Но красоту души ничто не измѣняетъ,

«Она единая всегда и всѣхъ плѣняетъ».

«Богатство мало веселитъ,

«Когда о томъ никто не знаетъ,

«И радость только тотъ вкушаетъ,

«Съ другими кто ее дѣлитъ»