Матео Сагаста

From Niva
Jump to: navigation, search
Испанскiй министр-президентъ Матео Сагаста

(Портр, на стр. 54).

Въ Мадридѣ 23-го декабря скончался знаменитый испанскій государственный дѣятель донъ-Прахедесъ Матео Сагаста. Занимая въ послѣдній разъ постъ министра-президента въ 1902 году, покойный настолько былъ слабъ здоровьемъ, что парламенту не разъ приходилось откладывать текущія дѣла, чтобы не слишкомъ утруждать больного главу кабинета продолжительными засѣданіями. По этому поводу въ печати припоминали тактику Сагасты держаться въ иныхъ случаяхъ системы промедленія и выжиданія удобнаго момента для состязаній съ оппозиціей; многіе органы печати высказывались, что болѣзнь министра-президента служить для него отсрочкой борьбы съ противниками. Но когда въ концѣ ноября Сагаста вышелъ въ отставку, всѣ сторонники и против-ники его не сомнѣвались болѣе, что бывшій министръ-президентъ не вернется къ политической дѣятельности. Почти полувѣковымъ служеніемъ родинѣ Сагаста занялъ въ новѣйщей исторіи Испаніи одно изъ почетныхъ мѣстъ среди выдающихся государственныхъ людей.

Сагаста родился въ 1827 году въ Тирресолла де-Камеросъ, въ провинціи Логроно; получилъ высшее техническое образованіе и былъ инженеромъ, но рано оставилъ свою профессію, увлекшись демократическими идеями въ половинѣ прошлаго вѣка. Въ ранней молодости Сагаста выступилъ на политическое поприще и въ 1856 году былъ избранъ въ депутаты. Этотъ успѣхъ Сагасты опредѣлилъ дальнѣйшую его карьеру, въ теченіе которой, несмотря на чрезвычайныя приключенія, онъ неизмѣнно оставался въ рядахъ либеральной партіи, рано пріобрѣлъ въ ней значительное вліяніе, неоднократно отражавшееся на политикѣ Испаніи. Въ годы возстаній и заговоровъ—въ 1856 и 1866 гг. Сагаста вынужденъ былъ покинуть родину и нашелъ убѣжище въ Парижѣ. Провозглашеніе испанской республики въ 1873 году вызвало въ Сагастѣ нѣкоторую политическую сдержанность и желаніе сблизиться съ парламентской правой партіей; на слѣдующій годъ Сагаста вошелъ въ составь министерства и, переходя отъ одного портфеля къ другому, сталъ во главѣ кабинета. Вскорѣ, однако, покинулъ свой постъ и вернулся къ власти лишь послѣ того, какъ далъ клятву королю Альфонсу XII оставаться вѣрнымъ королевскому дому. Проводя программу либеральной партіи, Сагаста занималъ постъ министра-президента каждый разъ, когда его партія брала верхъ надъ противниками. Особенно велико было значеніе Сагасты во время малолѣтства нынѣшняго короля: королева - регентша нашла въ Сагастѣ преданнѣйшаго слугу, сумѣвшаго поддержать престолъ Испаніи въ годы самыхъ тяжкихъ испытаній. Заслуги Сагасты высоко цѣнилъ и молодой король Альфонсъ XIII, принявшій въ прошломъ году монархическую власть изъ рукъ матери-регентши. Когда Альфонсъ XIII узналъ, что положеніе Сагасты безнадежно, молодой король, въ порывѣ сочувствія къ больному, пожелалъ навѣстить его, но при дворѣ обратили вниманіе короля на то, что подобный поступокъ короля нарушилъ бы строгій испанскій этикетъ. Глубоко огорченный этимъ король послалъ къ умирающему своего врача, чтобы выразить свои чувства вѣрному слугѣ престола.

По постановленію совѣта министровъ, похороны Сагасты приняты были на государственный счетъ. Церемонія похоронъ состоялась въ Мадридѣ 31-го декабря и обставлена была пышностью, дававшею всѣмъ понять, что Испанія хоронить выдающагося человѣка.

Чуть ли не на свѣжей могилѣ Сагасты въ кружкахъ либеральной партіи начались раздоры изъ-за выбора новаго вождя партіи. Претендентами выступили многіе депутаты, но особенно стремится занять мѣсто руководителя дѣлами ближайшій сотрудникъ Сагасты, замѣнявшій его въ кабинетѣ министровъ. Каждый претендентъ старается заручиться расположеніемъ возможно большаго числа сторонниковъ. Мнѣніе большинства либераловъ сводится къ желанію возстановить полное единство либеральной партіи, часть которой въ послѣднее время перешла въ другой лагерь. Если же либералы не выставятъ изъ своей среды достойнаго преемника Сагасты, то партіи угрожаетъ распаденіе: нѣкоторые депутаты неизбѣжно примкнутъ къ консервативнымъ элементамъ, иные же либералы могутъ сблизиться съ республиканцами и соціалистами. Усиленныя этимъ приливомъ свѣжихъ силъ, двѣ большія партіи должны будутъ начать упорную борьбу, такъ какъ между ними не окажется промежуточнаго сдерживающаго элемента. Такимъ образомъ Испаніи придется, по всей вѣроятности, испытать въ самомъ недалекомъ будущемъ, какого выдающагося политическаго дѣятеля она потеряла со смертью Сагасты.