Млечный путь 1911 №3

From Niva
Jump to: navigation, search

Млечный путь.

Очеркъ Н. С. Павловскаго.

(Съ 3 рис. на этой стр.).

Самый любопытный вопросъ изъ всей звѣздной астрономіи, это — вопросъ о формѣ и строеніи нашего Млечнаго пути, который тянется чрезъ все небо въ видѣ свѣтлой серебристой дорожки, или, какъ назвалъ его Овидій въ своихъ метаморфозахъ, „lactea via“ (молочная дорога).

Съ тѣхъ поръ, какъ хрустальныя сферы съ прикрѣпленными къ нимъ звѣздами древнихъ философовъ были разбиты ученіемъ Коперника и была построена Галилеемъ первая зрительная труба, пытливому уму человѣка открылись новые горизонты, а разрѣшить самъ собой возникшій вопросъ о строеніи Млечнаго пути пытался цѣлый рядъ великихъ ученыхъ — особенно на него обратили вниманіе астрономы въ послѣднее время, когда субъективному глазу человѣка пришелъ на помощь объективный глазъ свѣточувствительной пластинки.

При взглядѣ на небо мы видимъ, что Млечный путь широкой аркой опирается на горизонтъ. Но если бы нашъ земной шаръ былъ прозраченъ, и мы могли бы видѣть южную часть неба, то онъ представился бы намъ въ формѣ кольца, опоясывающаго все небо по малому кругу шаровой поверхности.


Заглядывая въ исторію астрономіи, мы встрѣчаемъ у нѣкоторыхъ древнихъ астрономовъ уже правдоподобныя мнѣнія о природѣ Млечнаго пути, которыя были впослѣдствіи подтверждены. Такъ, Демокритъ и Манилій говорили, что Млечный путь представляетъ скопленіе большого количества звѣздъ на маломъ пространствѣ. Птоломей въ своемъ „Альмагестѣ“ даетъ также хорошія описанія Млечнаго пути, но они все-таки неточны; поэтому, основываясь на нихъ, мы не можемъ съ увѣренностью говорить объ измѣненіяхъ въ Млечномъ пути. Но послѣ того, какъ наше солнце сдѣлалось центромъ планетной системы, и была построена труба, показавшая, что Млечный путь состоитъ изъ отдѣльныхъ, очень скученныхъ, звѣздъ, и что свѣтъ ихъ сливается въ общее мерцаніе только для невооруженнаго глаза,— появилось предположеніе, высказанное впервые Кеплеромъ, что этотъ блестящій поясъ составляетъ особую звѣздную систему, среди которой, теряясь, находится приблизительно въ центрѣ наше солнце. Около этого же времени выяснилось, что Млечный путь представляетъ изъ себя не правильную форму круга, а имѣетъ скорѣе чечевицеобразную, и что звѣздная система, какъ полагалъ Кантъ, въ пять разъ больше растянута по направленію Млечнаго пути, чѣмъ перпендикулярно къ нему, то-есть эта система Млечнаго пути представляется въ видѣ тонкаго, плоскаго слоя; а такъ какъ наше солнце, а потому и земля, находятся почти въ центрѣ этого слоя, то, когда мы смотримъ на этотъ чечевицеобразный слой въ ребро, встрѣчаемъ по лучу зрѣнія массы звѣздъ, которыя, налегая одна на другую, образуютъ свѣтящуюся полосу; между тѣмъ какъ въ перпендикулярномъ направленіи къ этому слою, около его полюсовъ, находится небольшое количество звѣздъ, что наглядно подтвердили впослѣдствіи изслѣдованія В. Гершеля и Аргеляндера надъ распредѣленіемъ звѣздъ на небѣ. Кромѣ того, изслѣдованія В. Гершеля и Аргеляндера показали, что въ самой плоскости Млечнаго пути преобладаютъ слабыя звѣзды (отъ 8 и меньше величинъ), тогда какъ около полюсовъ его, наоборотъ, почти отсутствуютъ послѣднія и встрѣчаются яркія (отъ 1-й до 6-й величинъ). Это уменьшеніе числа яркихъ звѣздъ и увеличенія слабыхъ происходитъ почти равномѣрно при приближеніи отъ полюсовъ Млечнаго пути къ главной его плоскости.

Однако дальнѣйшія наблюденія показали, что если мы и принимаемъ Млечный путь за плоскій чечевицеобразный слой, то необходимо оговориться, что онъ не сплошной, а состоитъ изъ цѣлаго ряда отдѣльныхъ колецъ, и по своей формѣ очень напоминаетъ красивое звѣздное скопленіе въ видѣ туманности въ созвѣздіи Андромеды (рис. 1). Обыкновенно принято этотъ объектъ въ Андромедѣ называть туманностью, но это не совсѣмъ правильно, потому что спектроскопическія изслѣдованія Шейнера въ Потсдамѣ (1897 г.) показали, что ея спектръ сплошной, т.-е. она состоитъ изъ скопленія отдѣльныхъ звѣздъ, а не изъ газообразнаго вещества, какъ полагали раньше. Такого же мнѣнія относительно строенія Млечнаго пути держался Гульдъ на основаніи наблюденій Гейса, произведенныхъ надъ сѣвернымъ небомъ.

Наряду съ этимъ предположеніемъ высказывалось также мнѣніе, что Млечный путь представляетъ изъ себя звѣздную систему, сгустившуюся изъ спиральной туманности и со временемъ разложившуюся на сложныя образованія, видимыя нами теперь. Но на рубежѣ XIX и XX столѣтій нѣкоторые астрономы, какъ, напримѣръ, Шейнеръ, Истонъ и др., предполагали, что Млечный путь и по настоящее время сохранилъ спиральное строеніе, но эти спирали, находясь почти въ одной плоскости, налегаютъ одна на другую, и потому мы ихъ въ отдѣльности не видимъ, хотя многія неправильности въ строеніи Млечнаго пути можно объяснить завитками спиралей, форму, число и положеніе которыхъ мы можемъ признать разнообразными и многочисленными. Что касается до ядра спирали, то оно, по мнѣнію Истона, лежитъ въ созвѣздіи Лебедя, гдѣ Млечный путь имѣетъ наибольшую яркость.

Новѣйшія фотографическія изысканія проф. Макса Вольфа въ Гейдельбергѣ показали, что ядро спирали можно съ такимъ же правомъ считать лежащимъ въ созвѣздіи Щита Собѣсскаго и Стрѣльца. Хотя Вольфъ теперь и не можетъ разбить гипотезу о спиральномъ строеніи Млечнаго пути, однако говорить о его геометрической формѣ онъ лично считаетъ еще преждевременнымъ, потому что новѣйшія фотографіи открыли въ строеніи Млечнаго пути массу деталей, о которыхъ прежде и не подозрѣвали. Прежде всего пустоты въ Млечномъ пути, которыя Гершель назвалъ „угольными мѣшками" и считалъ явленіями случайными, Вольфъ открылъ теперь на своихъ фотографіяхъ въ значительномъ числѣ, и на основаніи этого онъ предположилъ, что Млечный путь состоитъ изъ отдѣльныхъ звѣздныхъ скопленій и даже газообразныхъ туманностей, какъ ниже увидимъ, которыя, налегая другъ на друга, оставляютъ между собой просвѣты („угольные мѣшки“), наблюдаемые въ большомъ количествѣ на фотографіяхъ.

Точно такія же подробности были получены на фотографіяхъ Барнарда въ обсерваторіи Іеркса. Одну изъ фотографій Барнарда, изображающую клочокъ Млечнаго пути, мы здѣсь приводимъ (рис. 3). На снимкѣ черныя пространства—„угольные мѣшки“— видны ясно. Такихъ темныхъ мѣстъ въ Млечномъ пути теперь открыто много.

Далѣе, при наблюденіяхъ даже въ гигантскія трубы, бѣлесоватость Млечнаго пути разлагается на отдѣльныя звѣздочки, но мы находимъ на фотографіяхъ Вольфа и Барнарда за слоемъ звѣздъ, который доступенъ нашимъ телескопамъ, большія газообразныя области, испускающія ультрафіолетовые лучи, невидимые для глаза человѣка, но сильно дѣйствующіе на свѣточувствительную пластинку. Такихъ туманностей, испускающихъ почти исключительно ультрафіолетовые лучи, намъ извѣстно теперь много, не считая ихъ въ Млечномъ пути, гдѣ онѣ являются какъ бы подкладкой, надъ которой находятся звѣзды. Эти массы видны на приведенномъ выше снимкѣ Барнарда.

Наконецъ, на основаніи своихъ многочисленныхъ фотографій, Вольфъ указываетъ, что если туманную пелену хотя бы съ трудомъ можно подмѣтить на фотографіяхъ съ большой выдержкой почти на всемъ протяженіи Млечнаго пути, то у краевъ его она выступаетъ вездѣ рельефно.

Кромѣ этихъ подробностей, Вольфъ на своихъ послѣднихъ фотографіяхъ нашелъ, что малыя туманности, разбросанныя по небу, находятся въ нѣкоторомъ отношеніи къ Млечному пути—онѣ группируются около сѣвернаго полюса его, хотя на самомъ полюсѣ онѣ совершенно отсутствуютъ. Изучая свои снимки, Вольфъ замѣтилъ, что однѣ туманности располагаются въ видѣ оваловъ относительно Млечнаго пути, а другія, преимущественно большія, стоя обособленно, представляютъ, повидимому, изъ себя самостоятельныя системы „Млечныхъ путей“, отдѣленныхъ отъ насъ огромными разстояніями. Однако фотографическіе снимки какъ Вольфа, такъ и другихъ астрономовъ, еще окончательно не изучены, почему Вольфъ въ настоящее время и не рѣшается окончательно высказаться о строеніи и геометрической формѣ Млечнаго пути, но полагаетъ, что астро-фотографія (небесная фотографія) рѣшитъ этотъ вопросъ въ недалекомъ будущемъ.

Во всякомъ случаѣ, судя по тому интересу и той энергіи, съ которой Вольфъ и прочіе астрономы работаютъ надъ этимъ вопросомъ, можно надѣяться, что мы при помощи фотографической пластинки не только разрѣшимъ вопросъ о строеніи и геометрической формѣ Млечнаго пути, но и доставимъ драгоцѣнное наслѣдіе грядущимъ поколѣніямъ для выясненія вопроса объ измѣненіяхъ, могущихъ произойти въ немъ со временемъ.

Niva-1911-3-cover.png

Содержание №3 1911г.: ТЕКСТЪ. Выборъ. Повѣсть И. Потапенко. (Продолженіе). — Въ тихомъ уголкѣ. Стихотвореніе Петра Быкова. — Между небомъ и землей. Очеркъ И. Кипренскаго.—Родэнъ и Толстой. Очеркъ Л. М. Камышникова.—Млечный путь. Очеркъ Н. С. Павловскаго.—Насѣкомыя-разрушители. Очеркъ М. Орлова.—Эмиръ бухарскій.—А. М. Скабичевскій.—Къ рисункамъ.—Вздорожаніе продуктовъ (Вопросы внутренной жизни).—Черные дни Португаліи (Политическое обозрѣніе).—Объявленiя.

РИСУНКИ. Сумерки. — Осенняя выставка картинъ „Товарищества Художниковъ“ въ С.-Петербургѣ (12 рисунковъ). — Зарожденіе Марсельезы. Руже де Лиль сочиняетъ французскій національный гимнъ. — Млечный путь (3 рисунка). — „Насѣкомыя-разрушители“ (9 рисунковъ). Эмиръ бухарскій Сеидъ-Абдулъ-Уль-Ахадъ-ханъ. — Вступившій на престолъ эмиръ бухарскій его высочество Сеидъ-Миръ-Алимъ.—Критикъ А. М. Скабичевскій.—П. Н. Волковъ.

Къ этому № прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 19.

г. XLII. Выданъ: 15 января 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.