Рожковое дерево №15 1903

From Niva
Jump to: navigation, search

Рожковое дерево

(Съ 2 рис. на стр. 296).

Рожковое дерево. (Ceratonia Siliqua). Вѣтвь, плодъ и части его.
Рожковое дерево.

Сладкіе стручки или рожки вмѣстѣ съ финиками и винными ягодами представляютъ собою тѣ южные плоды, къ которымъ дѣти чувствуетъ особое пристрастіе, и когда на урокѣ Закона Божія они узнаютъ, что блудный сынъ и Іоаннъ Креститель, живя въ пустынѣ, питались, какъ полагаютъ, одними сладкими стручками, то, по всей вѣроятности, думаютъ, что не такъ ужъ плохо жилось имъ, если такія лакомыя вещи находились въ ихъ распоряженіи. Родиной рожковаго дерева считается Палестина, гдѣ оно встрѣчается въ дикомъ состояніи. Это дерево лучше всего произрастаетъ на сухой каменистой почвѣ, пуская многочисленные крѣпкіе корни въ трещины и расщелины. Стволъ его, покрытый темно-сѣрой или бурой корой, не великъ—онъ имѣетъ въ вышину не болѣе 7—10 метровъ, но зато онъ чрезвычайно крѣпокъ и долговѣченъ: рожковое дерево можетъ жить нѣсколько столѣтій. Отъ могучаго ствола его во всѣ стороны расходится множество искривленныхъ сучьевъ и вѣтвей, покрытыхъ овальными, твердыми, какъ кожа, парноперистыми (2—3-парными) листьями; эти листья никогда не желтѣютъ—они остаются вѣчно-зелеными.

Періодъ цвѣтенія начинается въ концѣ февраля. Мелкіе пурпурно-красные цвѣточки, располагающіеся въ формѣ виноградной кисти, раздѣльнополые, двудомные, и только въ рѣдкихъ случаяхъ бываютъ обоеполые. Мужскіе цвѣточки представляютъ собою блюдцевидную чашечку, которая имѣетъ пять тычинокъ, но лишена лепестковъ; въ женскихъ цвѣточкахъ, также не имѣющихъ лепестковъ, находится завязь съ большимъ числомъ сѣмяпочекъ и толстымъ двураздѣльнымъ рыльцемъ.

Часто случается, что на одномъ деревѣ красуются исключительно мужскіе, а на другомъ исключительно женскіе цвѣточки. Съ этимъ обстоятельствомъ приходится считаться при культурѣ Ceratonia Siliqua; посадка дѣлается всегда такимъ образомъ, чтобы въ группѣ деревьевъ женскаго типа находилось, по крайней мѣрѣ, одно дерево мужского типа, вырабатывающее оплодотворяющую цвѣточную пыль. Плоды, имѣющіе въ длину 15—20 сантим., а въ ширину 2—3 сантим., созрѣваютъ въ маѣ; они представляютъ собою не растрескивающіеся бобы съ мясистыми жесткими стѣнками, въ которыхъ заключены твердыя блестящія чечевицеобразныя сѣмена.

Свѣжіе плоды обладаютъ острымъ вяжущимъ вкусомъ и поэтому для ѣды не годятся; ихъ собираютъ незрѣлыми и раскладываютъ на землѣ—подъ дѣйствіемъ палящихъ лучей знойнаго южнаго солнца плоды скоро созрѣваютъ, дѣлаются сладкими и съѣдобными.

Древніе греки, получавшіе сладкіе стручки изъ Малой Азіи, дали имъ кличку египетскихъ винныхъ ягодъ, по всей вѣроятности потому, что стручки, какъ и винныя ягоды, растутъ на очень старыхъ корявыхъ деревьяхъ. Въ греческой литературѣ рожки называются Keronia или Keratia, а въ римской—Siliqua (стручекъ). Въ классификаціи Линнея оба названія соединены вмѣстѣ: тутъ дерево фигурируете подъ именемъ Ceratonia Siliqua, и это имя сохранилось за нимъ въ ботаникѣ и до настоящаго времени.

Сѣмена сладкихъ стручковъ имѣютъ приблизительно одинаковый вѣсъ, поэтому греческие и римскіе ювелиры употребляли ихъ въ качествѣ единицъ вѣса—каратовъ. Караты до сихъ поръ не вышли изъ употребленія, ими и теперь еще опредѣляютъ вѣсъ драгоцѣнныхъ вещей (золота и брилліантовъ). Въ Феццанѣ, по свидѣтельству извѣстнаго путешественника Нахтигаля, сѣмена стручковъ употребляются какъ разновѣски туземными аптекарями и дрогистами. Рожковое дерево встрѣчается въ настоящее время по всему побережью Средиземнаго моря—оно культивируется въ Египтѣ, Тунисѣ, Алжирѣ, Греціи, Италіи, южной Франціи, Испаніи и Португаліи. Предполагаютъ, что съ культурой этого дерева европейцы познакомились благодаря арабамъ, которые въ продолженіе шести вѣковъ были господами Испаніи. Это предположеніе основано на соображеніяхъ лингвистическаго характера: стручечное дерево называется по-итальянски—Carrobo, Carruba, по-испански—Garrobo, Algarobbo, по-французски—Caroube, Caroubier, Carouge. Всѣ эти названія представляютъ, повидимому, видоизмѣненія древняго арабско-сирійскаго слова Charoub, Charoûbo, что значитъ сладкій стручекъ.

Рожковое дерево, однако, было извѣстно въ Европѣ еще задолго до появленія арабовъ, но оно культивировалось, какъ экзотическое растеніе, частью для декоративныхъ, частью для религіозныхъ цѣлей.

Рожковое дерево, даже очень старое, обнаруживаетъ признаки довольно дѣятельной жизни: оно цвѣтетъ и даете плоды, несмотря на свой весьма преклонный возрасте. Далѣе, рожковое дерево отличается замѣчательной чистотой—ни на стволѣ его, ни на вѣтвяхъ, ни на листьяхъ нѣтъ никакихъ паразитовъ; благодаря этимъ свойствамъ, рожковое дерево у многихъ народовъ считалось священнымъ. Даже атеистическій Римъ признавалъ его святость: это дерево играло извѣстную роль при нѣкоторыхъ религіозныхъ обрядахъ, между прочимъ верховный жрецъ Юпитера, Flamen Dialis, по словамъ историка Фабія Пиктора свои срѣзанные волосы и ногти прятала въ землѣ подъ тѣнью рожковаго дерева. Верховному жрецу, согласно древнимъ установленіямъ, вменялось въ обязанность соблюдать строжайшимъ образомъ чистоту—ему нельзя было прикасаться руками ни къ мертвому, ни къ завѣдомо нечистому растенію, т.е. такому, которое даете пріютъ паразитамъ.

Въ Римѣ, какъ и въ Палестинѣ, бѣдные классы населенія часто принуждены были питаться плодами рожковаго дерева; объ этомъ очень опредѣленно говоритъ Горацій, у котораго нерѣдко встрѣчается выраженіе: vivunt siliquis, т.е. ихъ пищу составляютъ сладкіе стручки.

Въ Южную Америку рожковое дерево было завезено испанцами; тутъ оно нашло отличную почву для своего развитія и быстро акклиматизировалось. Абипоны, аборигены Парагвая, желая узнать возрасте человѣка, спрашиваютъ: «сколько разъ ты видѣлъ рожковое дерево (Algarova) въ цвѣту?»

Съ этимъ деревомъ, которое въ Германіи называется деревомъ Іоанна Крестителя, имѣетъ большое сходство по своей природѣ, но рѣзко разнится отъ него по связаннымъ съ нимъ религіознымъ представленіямъ — Іудино или багряное дерево (Cercis Siliquastrum). Это растеніе также имѣетъ свойство цвѣсти даже тогда, когда сильно состарится; его маленькіе ярко-красные цвѣточки, по своей формѣ напоминающіе бабочекъ съ распущенными крыльями, мало гармонируютъ съ побурѣвшими полусгнившими сучьями, на темномъ фонѣ которыхъ они выдѣляются, точно капли свѣжей алой крови.

Рожковое дерево, какъ мы упоминали уже, растете на сухой каменистой почвѣ; въ горахъ Сіерра-Невада оно встрѣчается на высотѣ 600 метровъ посреди пустынныхъ, выжженныхъ солнцемъ, скалъ. Предполагаютъ, что, подобно другимъ бобовымъ, рожковое дерево утилизируете съ помощью бактерій азотъ изъ почвеннаго воздуха для своего питанія и поэтому легко переносите отсутствіе другихъ питательныхъ матеріаловъ.

Это дерево весьма непритязательно, — оно не требуете почти никакого ухода за собою, отлично переносите засуху, живете очень долго, и вмѣстѣ съ тѣмъ очень полезно — даетъ прекрасную тѣнь и, начиная съ извѣстнаго возраста, приносите массу съѣдобныхъ плодовъ. Превосходныя качества рожковаго дерева давно уже были оцѣнены наукой; ученые агрономы, спеціально изучавшіе жизнь Ceratonia Siliqua, —Оливье де-Серресъ, Сивадье, Флерн, Бонзомъ и др. настоятельно совѣтовали сельскимъ хозяевамъ заняться въ широкихъ размѣрахъ культурой этого скромнаго, но весьма полезнаго растенія. Пропаганда ученыхъ агрономовъ имѣла успѣхъ: въ сѣверо-африканскихъ колоніяхъ, принадлежащихъ Франціи, были сдѣланы обширныя посадки рожковаго дерева. Въ настоящее время департаменте Бужи въ Алжирѣ вывозитъ ежегодно 20. 000 центнеровъ сладкихъ стручковъ на сумму 180. 000 франковъ. На улицахъ Алжира рядомъ съ традиціонными платанами и акаціями встрѣчаются цѣлыя аллеи развѣсистыхъ рожковыхъ деревьевъ, нѣсколько умѣряющихъ своей прохладной тѣнью невыносимый африканскій зной.

Сѣмена, посаженныя въ хорошую землю, даютъ весною небольшіе зеленые ростки; когда эти послѣдніе достигли извѣстной высоты, садовники пересаживаютъ ихъ въ спеціальное отдѣленіе питомника — въ такъ-называемую «школу», гдѣ молодыя растенія пользуются заботливымъ уходомъ. По истеченіи 4 лѣтъ деревцо уже настолько окрѣпло, что не боится ни засухи, ни дурной почвы; его осторожно откапываютъ такъ, чтобы не повредить корней, и отправляютъ на «постоянное местожительство», куда потребуется. На восьмомъ году дерево начинаете давать плоды, и затѣмъ продолжаете ихъ приносить въ теченіе долгаго ряда лѣтъ. Деревья, которыя изъ году въ годъ даютъ сборъ плодовъ вѣсомъ въ 300 килограм. (около 19 пудовъ), встрѣчаются очень часто.

При хорошей культурѣ увеличивается не только количество плодовъ, но и ихъ качество: мякоть становится мясистѣе и сочнѣе. Сладкіе стручки содержатъ меньше бѣлковыхъ веществъ, чѣмъ хлѣбныя зерна, но зато они очень богаты углеводами, среди которыхъ очень видное мѣсто занимаютъ сахаристыя вещества — глюкоза и сахароза. Согласно анализамъ, произведеннымъ директоромъ сельско-хозяйственной лабораторіи въ Алжирѣ, Дюгастомъ, мякоть сладкаго стручка содержитъ: азотистыхъ веществъ 3, 75%, сахарозы 23%, глюкозы 11, 20%, бѣлковыхъ веществъ (пектина) 3, 28°/о, клѣтчатки 22, 3%, масла О, 57%, золы 2, 47%, воды 20, 40%, экстрактивныхъ веществъ 18%.

Сладкіе стручки имѣютъ разнообразное примѣненіе: изъ нихъ добываютъ сахаръ, дѣлаютъ сиропы, гонятъ спиртъ: изъ предварительно высушенныхъ и измельченныхъ въ порошокъ плодовъ, смѣшанныхъ съ пшеничной мукою, изготовляются различныя кондитерскія печенія.

Но то, что потребляете человѣкъ, представляетъ собою ничтожную величину по сравненію съ тѣмъ, что истребляется домашними животными, для которыхъ стручки служатъ превосходнымъ кормомъ. Въ Гибралтарѣ и на о. Мальтѣ полковыя кавалерійскія лошади получаютъ ежедневно опредѣленную порцію сладкихъ стручковъ: лошади трамвайной службы въ Сент-Эженѣ въ Алжирѣ и въ Неаполѣ съѣдаютъ каждая ежедневно по 5—6 килогр. стручковъ. Въ тѣ годы, когда урожай хлѣбовъ очень плохъ, люди также должны, за неимѣніемъ ничего лучшаго, питаться этими плодами, и тогда потребленіе ихъ естественно сильно возрастаетъ. Когда Италія голодаетъ, а это случается нерѣдко, вывозъ сладкихъ стручковъ изъ Алжира и Египта увеличивается больше, чѣмъ втрое.

Древесина рожковаго дерева, очень твердая и красивая, имѣетъ большое примѣненіе въ столярномъ дѣлѣ; изъ коры его арабы дѣлаютъ отваръ, который употребляется, какъ лѣкарство, при различныхъ заболѣваніяхъ, листья идутъ на приготовленіе дубильнаго экстракта, а изъ сѣмянъ добываютъ прочную коричневую краску.

Въ Россіи, а также во многихъ другихъ государствахъ Европы, сладкіе стручки являются излюбленнымъ народнымъ лакомствомъ, которое можно найти въ каждой деревенской лавкѣ.