Черные дни Португаліи 1911 №3

From Niva
Jump to: navigation, search

Черные дни Португаліи.

(Политическое обозрѣніе).

Такъ называемая „желтая“ (сообщающая сенсаціонныя, мало провѣренныя извѣстія) пресса всего міра сдѣлала изъ португальской революціи сенсаціонный политическій романъ. Въ періодъ относительнаго затишья она, за неимѣніемъ интересныхъ, эффектныхъ событій, не стѣсняется сообщать своимъ читателямъ самыя невѣроятныя выдумки. Подъ рубрикой „контръ-революція въ Португаліи“ и въ русскихъ и въ иностранныхъ газетахъ ежедневно печатается множество поразительныхъ новостей. Сообщается о высадкѣ герцога Мигуэля Браганцкаго, принявшаго имя Альфонса III, въ рыбацкой деревушкѣ Эверте, на берегу Атлантическаго океана; о томъ, какъ онъ во главѣ преданныхъ войскъ, сидя на бѣломъ конѣ, повелъ рѣшительную атаку противъ Опорто; какъ одинъ видъ его войскъ смутилъ республиканцевъ; какъ толпа горожанъ, обративъ въ бѣгство республиканскихъ администраторовъ, вынесла ему ключи города; какъ въ его власти сразу оказался весь сѣверъ Португаліи съ большими городами Брага, Браганца и всѣми селеніями вплоть до рѣки Миньо. Вѣсть о блестящихъ побѣдахъ ставшаго кумиромъ толпы Альфонса совсѣмъ поразила республиканцевъ Лиссабона. Высланныя ими войска взбунтовались по выходѣ изъ столицы, перебили своихъ офицеровъ, а лиссабонскіе монархисты, окрыленные событіями на сѣверѣ, арестовали членовъ временнаго правительства и объявили королемъ Альфонса III. Въ то же время армія герцога Браганцкаго продолжала двигаться къ югу и дошла до Коимбры, жители которой бросили республиканскаго губернатора въ воду, а полицеймейстера приковали за взяточничество на цѣпь къ пороховому погребу... Но здѣсь фортуна или, вѣрнѣе, благосклонная фантазія публицистовъ „желтой“ прессы неожиданно измѣнила своему фавориту: оказывается, что послѣ легкой побѣды надъ слабымъ республиканскимъ заслономъ по пути къ Коимбрѣ, ожидавшей тріумфатора, его войска взбунтовались изъ-за неполученія жалованья и потребовали денегъ. За неимѣніемъ золота и за отказомъ іезуитовъ отъ дальнѣйшихъ субсидій, побѣдоносная кампанія кончилась неудачей. Герцогъ пытался бѣжать, но былъ задержанъ своими же офицерами, а забастовавшихъ солдатъ можно было уговорить итти въ Коимбру только слухомъ о предстоящей тамъ публичной казни привезеннаго въ цѣпяхъ президента Портутальской республики Теофила Брага. Однако по дорогѣ наступающую армію ожидала ужасная катастрофа: республиканцы на протяженіи цѣлой версты минировали шоссе, и, когда кавалерія герцога подходила къ рѣчкѣ Монхино, раздался страшный взрывъ, нѣсколько сотъ человѣкъ было убито на мѣстѣ, многіе сошли съ ума отъ небывалаго грохота и вида искалѣченныхъ труповъ, и напуганная армія въ страхѣ бѣжала обратно на сѣверъ...

Все это, конечно, ужасно, но для успокоенія читателя надо прибавить, что въ Опорто и въ Лиссабонѣ донынѣ распоряжается республиканское правительство, а герцогъ Мигуэль еще не выѣзжалъ изъ предѣловъ Австріи...

Кромѣ беззастѣнчивой чисто репортерской спекуляціи распространеніе ложныхъ свѣдѣній о Португаліи объясняется такъ же отчасти и тайнымъ содѣйствіемъ дипломатіи, враждебной къ новому режиму и располагающей услугами телеграфныхъ агентствъ. Нѣкоторые изъ сосѣдей не прочь поживиться португальскими колоніями и въ этихъ цѣляхъ пытаются использовать португальскую смуту, внушивъ всей Европѣ недовѣріе къ новорожденной республикѣ. Должно признаться, что тайнымъ видамъ враговъ и распространенію фантастическихъ слуховъ отчасти помогаетъ и само временное правительство, допустившее не мало элементарныхъ ошибокъ. Оно ввело, напримѣръ, цензуру иностранныхъ телеграммъ, стѣснило свободу печати и тѣмъ сразу же вооружило противъ себя опасную армію, поражающую врага не штыками, а перьями. Самые преданные друзья португальской свободы не оправдываютъ такихъ, напримѣръ, мѣръ временнаго правительства, какъ суровые декреты, грозящіе преданіемъ исключительнымъ судамъ за всякое порицаніе министровъ и президента республики, какъ отмѣну независимости судей, оттяжку созыва народныхъ представителей, массовые аресты противниковъ новаго строя, и т. д. Повидимому, республиканское правительство сразу очутилось, что называется, между двухъ огней и вынуждено вести борьбу на два фронта—и справа и слѣва. Съ одной стороны ему угрожаетъ контръ-революція, съ другой — анархія. Противъ послѣдней министры совершенно безсильны, такъ какъ во главѣ ея стоятъ ихъ ближайшіе союзники, помогавшіе имъ свергнуть монархію. По словамъ берлинскаго представителя Португаліи, бесѣдовавшаго съ кореспондентомъ „Газета::New York Herald“, правительство робѣетъ предъ толпой, потому что она до сихъ поръ остается вооруженной и чувствуетъ свою силу. Рабочіе являются къ министрамъ и открыто предъявляютъ имъ свои требованія. Министры мягко соглашаются, такъ какъ за каждымъ такимъ делегатомъ стоитъ вооруженная группа, его пославшая. Ходъ желѣзнодорожной забастовки, на нѣсколько дней совершенно прекратившей всякое движеніе въ странѣ и окончившейся уступкой желѣзнодорожныхъ обществъ рабочимъ подъ давленіемъ правительства,— какъ нельзя болѣе подтверждаетъ справедливость этихъ словъ. Въ усиленіи „лѣвой опасности“ для республики друзья послѣдней видятъ своего рода „болѣзнь роста“—неизбѣжное послѣдствіе политическаго переворота. Недовольныя массы всегда и вездѣ съ политическими переворотами соединяютъ и ожиданія соціальнаго обновленія и, не дождавшись никакихъ рѣзкихъ перемѣнъ въ своемъ экономическомъ отношеніи, начинаютъ чувствовать себя обманутыми.


Нѣчто подобное переживаютъ теперь и португальцы. Диктаторскія замашки временнаго правительства, проявившіяся въ видѣ ссылки несмѣняемыхъ судей въ колонію за неугодный правительству приговоръ, въ видѣ отмѣны свободы печати, собраній и пр.,—дѣлаютъ разочарованіе довольно всеобщимъ. Жители Лиссабона вспоминаютъ, что такихъ жестокихъ стѣсненій они не испытывали даже во времена диктатуры Франка. Благодаря отсрочкѣ выборовъ въ учредительное собраніе, страна живетъ безъ законовъ, которые замѣняются произвольными приказами и декретами случайныхъ людей, поставленныхъ во главѣ націи уличными волненіями. Демократическое правительство попросту боится демократическихъ выборовъ, которые могутъ принести петлю и тюрьму его заправиламъ, и стремится путемъ отсрочекъ выиграть время для подготовки своей избирательной побѣды. Но такъ какъ политическое развитіе избирателей достигается не мѣсяцами, а десятилѣтіями и вѣками, то подобная тактика уже сама по себѣ говоритъ скорѣе за грядущее пораженіе республиканскихъ министровъ нынѣшняго кабинета. Среди переживаемой соціальной смуты, сопровождаемой постоянными свалками съ забастовщиками, осадами центральнаго вокзала, занятаго забастовочнымъ комитетомъ, массовой забастовкой почтово-телеграфныхъ служащихъ, газовыхъ заводовъ, лодочниковъ, пароходныхъ командъ, портнихъ, ремесленниковъ и т. д.,—подняли голову и монархисты. Раньше они скрывались, и теперь телеграфъ приноситъ свѣдѣнія объ уличныхъ свалкахъ между монархистами и республиканцами. Дѣло дошло до того, что, несмотря на грозящія цензурныя кары, нѣкоторыя газеты печатаютъ даже манифесты претендентовъ на престолъ—сверженнаго Мануэля и мечтающаго сѣсть на его мѣсто Мигуэля. Опаснѣе всего, что растущее недовольство гражданъ распространилось и среди арміи и флота, на вѣрность которыхъ правительство уже перестало разсчитывать. Въ извѣстіяхъ, идущихъ изъ Лисабона, много смутнаго и противорѣчиваго,и безспорно и ясно только одно — что революція не принесла истерзанной странѣ желаннаго успокоенія и порядка; что соціальныя силы Португаліи выведены изъ состоянія устойчиваго равновѣсія, и что въ ближайшіе же дни мы можемъ услышать о самыхъ неожиданныхъ сюрпризахъ.

Niva-1911-3-cover.png

Содержание №3 1911г.: ТЕКСТЪ. Выборъ. Повѣсть И. Потапенко. (Продолженіе). — Въ тихомъ уголкѣ. Стихотвореніе Петра Быкова. — Между небомъ и землей. Очеркъ И. Кипренскаго.—Родэнъ и Толстой. Очеркъ Л. М. Камышникова.—Млечный путь. Очеркъ Н. С. Павловскаго.—Насѣкомыя-разрушители. Очеркъ М. Орлова.—Эмиръ бухарскій.—А. М. Скабичевскій.—Къ рисункамъ.—Вздорожаніе продуктовъ (Вопросы внутренной жизни).—Черные дни Португаліи (Политическое обозрѣніе).—Объявленiя.

РИСУНКИ. Сумерки. — Осенняя выставка картинъ „Товарищества Художниковъ“ въ С.-Петербургѣ (12 рисунковъ). — Зарожденіе Марсельезы. Руже де Лиль сочиняетъ французскій національный гимнъ. — Млечный путь (3 рисунка). — „Насѣкомыя-разрушители“ (9 рисунковъ). Эмиръ бухарскій Сеидъ-Абдулъ-Уль-Ахадъ-ханъ. — Вступившій на престолъ эмиръ бухарскій его высочество Сеидъ-Миръ-Алимъ.—Критикъ А. М. Скабичевскій.—П. Н. Волковъ.

Къ этому № прилагается „Полнаго собранія сочиненій А. Ѳ. Писемскаго“ кн. 19.

г. XLII. Выданъ: 15 января 1911 г. Редакторъ: В. Я. Светловъ. Редакторъ-Издат.: Л. Ф. Марксъ.